«К сожалению, у нас всего две женщины»

Состоялось первое в истории заседание научно-координационного совета при ФАНО

Владимир Корягин 15.12.2014, 22:53
Здание Российской академии наук (РАН) на Ленинском проспекте Игорь Кубединов/ТАСС
Здание Российской академии наук (РАН) на Ленинском проспекте

Ученые начали помогать чиновникам управлять РАН: в понедельник состоялось первое в истории заседание научно-координационного совета (НКС) ФАНО России. Само агентство было создано в ходе реформы РАН, и одна из его функций — управление имуществом РАН. Корреспондент «Газеты.Ru» побывал на этом заседании и стал свидетелем того, что диалог между учеными РАН и чиновниками ФАНО все же складывается.

В зале «Ротонда» президиума РАН (в здании, в простонародье называемом «Золотыми мозгами») состоялось первое заседание научно-координационного совета Федерального агентства научных организаций (ФАНО) России. Его открыл глава агентства Михаил Котюков. «Мы встречаемся впервые, чтобы познакомиться и начать работу. Создание НКС – залог налаживания координации работы ФАНО и РАН по самым важным вопросам», — заявил он в своем приветственном слове.

Вслед за Михаилом Котюковым выступил президент РАН Владимир Фортов. Услышать его и главу ФАНО было довольно сложно из-за того, что у многих участников НКС микрофоны отсутствовали, а имеющиеся мощности не позволяли обеспечить должный уровень громкости. Впрочем, как позднее выяснила «Газета.Ru», дефицит микрофонов был вызван тем, что почти все они уже были доставлены в Большой зал, где во вторник пройдет общее собрание РАН.

«Создание НКС – это очень важный этап реформы.

Уже настала пора разрешить вопрос компетенций и их разделения. А решать надо не единолично, а вместе», — начал свою речь Фортов.

Он особо отметил необходимость того, чтобы РАН и ФАНО выполнили все установки, озвученные Владимиром Путиным в ходе заседания президентского совета по науке.

«Мы делаем общее дело, никто, кроме нас, его не сделает», — резюмировал Фортов и улыбнулся сидевшему рядом Михаилу Котюкову, после чего оба засмеялись.

Затем к своим прямым обязанностям – ведению заседания НКС — приступил его председатель, директор специальной астрофизической обсерватории РАН Юрий Балега. Он решил начать с формальностей и перешел к статистике. Он сообщил, что НКС составили 45 членов, средний возраст которых — 63 года. 42 человека подведомственны ФАНО. 32 человека — директора институтов.

«К сожалению, у нас всего две женщины. Первые три года нам придется работать так», — свел в шутку статистические подсчеты Балега, не преминув отметить, что 90% членов НКС – представители РАН.

В это время зал покинул Владимир Фортов.

Затем началось обсуждение повестки дня — в частности, вопроса секций. Сначала речь пошла о руководителях входящих в состав НКС секций. Тут возражений не последовало – теперь эти кандидатуры должен будет утвердить Михаил Котюков.

Юрий Балега поблагодарил тех, кто успел представить предложения по направлению деятельности НКС, и отметил, что многие из них повторяются, а некоторые не были приняты из-за расплывчатости формулировок. Предваряя возникшие по итогам озвучивания некоторых предложений вопросы, слово взял Михаил Котюков.

Он рассказал о том, одной из важнейших функций НКС является как раз необходимость вырабатывать планы по научным исследованиям в рамках программы РАН по фундаментальным исследованиям.

Юрий Балега продолжил озвучивать предложения, отметив, что особо важен вопрос пропаганды научных знаний и научных достижений.

«Традиционно очень мало ему внимания уделяли. Десятилетиями! На десятилетия позади многих», — с сожалением отметил он, не преминув озвучить и несколько более классических проблем, например вопрос утечки мозгов и цитируемости.

Кроме того, Юрий Балега, будучи астрофизиком, поднял еще один вопрос, актуальный для всех ученых: «Важный вопрос для РАН и ФАНО: не знаю, как в других сферах, но в астрофизике миллиарды рублей проходят без настоящего обсуждения в научной среде. Неплохо, если бы НКС помог провести и формальную, и неформальную дискуссию по реализации дорогостоящих проектов».

Очевидно, здесь директор САО РАН имел в виду ситуацию, сложившуюся вокруг вступления России в Европейскую Южную обсерваторию: решение об этом поддержано учеными-астрономами, но до реальных действий дело не доходит из-за постоянной дискуссии с чиновниками.

Развернувшуюся дискуссию осложняла акустика зала: присутствующие едва могли услышать выступления друг друга.

Отвечая на вопрос про отчетность за государственные деньги, Михаил Котюков заявил, что в феврале 2015 года предстоит это сделать впервые и что от этого опыта и надо отталкиваться. «Вопрос в регламентах по отчету. Рабочая группа регламенты утвердила, сейчас они у Фортова, поэтому подробно все расписывать не хочу», — резюмировал он.

Юрий Балега, в свою очередь, призвал выслать свои предложения до 26 декабря: ведь повестку НКС на 2015 год утвердят уже 29 декабря. Кроме того, предполагается, что первое заседание НКС состоится в марте 2015 года.

В составе НКС будут формироваться и функционировать рабочие группы по различным проблемам.

«Есть задача — зовутся профессионалы для обсуждения в рабочих группах. Они готовят анализ и предложения и выносят на обсуждение в НКС», — отметил Балега.

Его поддержал Михаил Котюков: «Хотелось, чтобы мы скорректировали сегодня точки зрения по базовым вопросам и дальше уже отталкивались от этого на уровне секций».

Проректор МГУ Алексей Хохлов выступил за активную связь между возглавляемым им советом по науке при Минобрнауки и НКС ФАНО: «Мы заседаем так же — примерно раз в квартал, но предложения вносим гораздо чаще. Необходимо обсуждать это все в электронном режиме».

Академик Валерий Рубаков предложил сделать заседания открытыми и рассказывать об их повестке, чтобы была дискуссия и можно было их освещать.