Кого слушает президент

«Устав — не священное писание»

Устав реформированной Российской академии наук подписан спустя год после начала реформ

Владимир Корягин, Тимур Мухаматулин, Николай Подорванюк 27.06.2014, 14:58
Президент РАН Владимир Фортов ИТАР-ТАСС
Президент РАН Владимир Фортов

Спустя ровно год после объявления о реформе Академии наук Дмитрий Медведев подписал устав новой РАН. Кроме того, началось создание органа, который будет заниматься взаимодействием между учеными из РАН и отвечающими за финансы и имущество РАН чиновниками из ФАНО: утверждается, что этот орган будет состоять преимущественно из деятелей науки.

«Академия действовала и будет действовать»

Во время встречи с президентом Российской академии наук Владимиром Фортовым премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал устав реформированной РАН. Символично, что это произошло спустя ровно год после объявления о реформе Академии наук.

«Мы, как и договаривались, двигаемся, развивая нормативную основу деятельности РАН, я только что подписал устав Российской академии наук», — радостно сообщил Медведев журналистам во время встречи с Фортовым.

По словам премьера, устав — это важнейший внутренний документ, на основе которого академия действовала и будет действовать. Медведев напомнил, что новый устав, за который члены общего собрания Российской академии наук проголосовали еще 27 марта, довольно долго находился на согласовании правительства России. Однако ранее заместитель министра образования и науки Людмила Огородова в интервью «Газете.Ru» рассказала, что существует риск того, что устав утвержден правительством не будет.

«Окончательный вариант в полной мере учитывает предложения как академии наук, так и правительственных структур», — отметил он.

Премьер-министр уверен, что «создана новая основа работы, при сохранении академических свобод». В то же время премьер готов обсуждать уже подписанный документ в случае появления поводов для этого. «Устав — не священное писание, правительство готово обсуждать дальнейшие новеллы», — резюмировал Медведев.

Президент РАН Владимир Фортов рассказал, что устав РАН меняется крайне редко: три устава были приняты до революции 1917 года, а еще три — после нее. Таким образом, новый устав стал седьмым за всю историю Российской академии. Нынешнюю реформу Фортов назвал «самой радикальной за 300 лет, самой трудной и самой болезненной».

«Старались учесть как новейшие наработки, так и сохранить академические традиции, в частности академическую свободу, выборность, обсуждение коллегиальное и открытое — все, что делает Академию наук в высшей степени конкурентоспособной», — отметил президент РАН.

«Семь — число счастливое, и надеюсь, что академия будет работать на базе этого документа долго и счастливо», — парировал Медведев.

По словам Фортова, «устав дает возможность двигаться по траектории, которая существует, а не по траектории, которую пытаются навязать люди ненаучные».

Болезненный консенсус

Новый устав РАН был принят на общем собрании, которое прошло в Москве 27 марта. Тогда за принятие документа проголосовали 1413 участников собрания, против — 12 человек. Принятие нового устава стало частью реформы академии, которая началась летом 2013 года. Тогда было объявлено о том, что управлять имуществом академии и контролировать научно-исследовательские институты, ранее входившие в ее состав, должно создаваемое Федеральное агентство по научным организациям.

РАН предполагалось сделать «клубом ученых», в первую очередь выполняющим экспертные функции и занимающимся общим контролем развития науки в стране.

Кроме того, в состав новой академии должны были войти Медицинская академия (РАМН) и Академия сельскохозяйственных наук (РАСХН). Это решение вызвало бурные дискуссии в научных кругах, публичные акции, многочисленные выступления представителей академии. Однако, несмотря на это, в сентябре 2013 года президент Владимир Путин подписал указ о реформе РАН практически в первоначальной редакции, а уже в октябре 2013 года было создано ФАНО.

Зафиксировать новое положение вещей должен был новый устав академии, который в феврале — марте 2014 года был вынесен на общественное обсуждение. Тогда научное сообщество к нему отнеслось неоднозначно: эксперты называли его «безликим», «переписанным законом о науке», но отмечали, что его непринятие поставит под удар всю академию.

Главной особенностью нового главного документа РАН стало заметное уменьшение связей между РАН и институтами.

Представители последних теперь не смогут принимать участие в общих собраниях академии, хотя на уровне отделений это право за ними сохранено.

Следствием реформы должно было стать и принятие новых уставов институтов, которые теперь подчиняются ФАНО. Весной 2014 года на общих собраниях были приняты изменения в некоторые пункты уставов, которые должны были обеспечить работу институтов в переходный период. Уже тогда возникали вопросы: так, было неясно, сохранится ли в их названиях аббревиатура РАН (например, Институт языкознания РАН, Институт органической химии РАН), однако этот вопрос удалось решить.

Стоит заметить, что теперь и институты, ранее входившие в РАН, должны изменить свои уставы. Однако, если раньше это происходило на общем собрании работников института, то теперь устав утверждается в Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО). Институт имеет право лишь оспорить какие-то положения нового устава, опираясь на федеральные законы.

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» бывший глава профсоюза РАН Вячеслав Вдовин кратко, но емко охарактеризовал ситуацию с уставом РАН, еще когда не было понятно, будет ли он утвержден правительством или нет.

Нынешний же вариант, когда правительство утвердило в целом вариант РАН с некоторыми поправками, называется, по мнению Вдовина, «дым в трубу, дрова в исходное, пельмени разлепить».

«Этот образ — модель того, что можно было бы сделать дальше. Та расчлененка, которую построили из РАН с высшей степени странными довесками в виде РАМН и РАСХН, не представляется на сегодняшний день жизнеспособной и эффективной. Принести пользы российской науке она не может и оптимальным вариантом был бы полный возврат», — рассказал Вдовин, — «Это и есть «пельмени» — необходимо РАН снова слить с ФАНО, сделать ее федеральным органом исполнительной власти и назначить Котюкова замом по административно-хозяйственной части или управделами при Фортове. Медиков же и крестьян отпустить с миром, хотя тех, кто занимается фундаментальными проблемами, можно и включить в профильные отделения к биологам, химикам или машиноведам».

Орган взаимодействия

Один из главных вопросов в работе обновленной академии заключался в том, как будет проходить взаимодействие между РАН (то есть учеными) и ФАНО (отвечающим за финансы и имущество). Звучало мнение, что главную роль в этом взаимодействии должен играть созданный при ФАНО координационный совет — об этом, в частности, говорил глава совета по науке при Минобрнауки проректор МГУ, академик РАН Алексей Хохлов в октябре — тогда еще не была утверждена аббревиатура ФАНО, а координационный совет был условно назван сенатом. Способ формирования сената может быть, например, таким: четверть назначается президентом, четверть — общим собранием РАН, четверть — институтами РАН, а четверть состоит из людей, работающих вне РАН, может быть даже за рубежом. «Примерно такая схема существует в немецком Обществе Макса Планка», — отметил тогда Хохлов.

По итогам недавнего заседания совета по науке (оно состоялось на минувшей неделе) было принято заявление, в котором отмечалось, что «в ФАНО затягивается формирование научно-координационного совета, создание которого было предписано постановлением правительства, принятым еще в октябре 2013 года».

Выстраивать же взаимоотношения между ФАНО и РАН будет коллегиальный орган — научно-координационный совет (НКС). В пятницу руководитель ФАНО России Михаил Котюков подписал приказ «О рабочей группе по вопросам формирования научно-координационного совета Федерального агентства научных организаций». Этой группе предстоит согласовать структуру и функции научно-координационного совета, а также разработать критерии отбора кандидатов в состав НКС. Итогом данной работы станет проект положения о НКС.

В состав экспертной группы вошли члены РАН, ученые из подведомственных ФАНО России научных учреждений, представители совета молодых ученых и сотрудники агентства. Руководителем рабочей группы стал глава ФАНО России Михаил Котюков, заместителем рабочей группы — заместитель президента РАН Владимир Иванов.

В пятницу же состоялось первое заседание экспертной группы. В повестке заседания были подняты вопросы о функциях и задачах НКС, его структуре и критериях отбора ученых в состав НКС.

Научно-координационный совет формируется в соответствии с 5-м пунктом постановления правительства РФ от 25 октября 2013 г. № 959 «О Федеральном агентстве научных организаций». Цель НКС — наладить эффективное взаимодействие агентства и подведомственных ему научных учреждений с Российской академией наук. Предполагается, что в состав НКС войдут российские ученые, проводящие научные исследования на общепризнанном мировом уровне.