Коллекторов призвали к закону

Жертвы коллекторов получат юридическую защиту

Елизавета Маетная, Владимир Дергачев, Андрей Винокуров 17.02.2016, 22:51
Shutterstock

В Госдуму внесен законопроект о деятельности коллекторов. Законодатели считают, что с его принятием количество жутких криминальных случаев, связанных с выбиванием долгов, резко пойдет на убыль, а граждане наконец получат необходимую юридическую защиту. Участники коллекторского рынка говорят, что это явно популистский проект, принимаемый к выборам, в котором смешали в кучу легальную деятельность и преступления беспредельщиков.

«Тебе дали время, чтобы решить вопрос добровольно. Ожидай новую жизнь. Все данные на тебя, твою семью и близких у нас есть. Все они слезами кровавыми захлебнутся из-за тебя», — 40-летняя парикмахер Татьяна Н. из Перми, первый раз получив такую эсэмэску, сначала даже не поняла, о чем это и от кого. Потом выяснилось — на нее вышли коллекторы, которые терроризируют ее подругу, взявшую небольшой кредит и уже погасившую его, о чем коллекторы, видимо, были не в курсе, потому что продолжали бомбить посланиями с угрозами обеих женщин. Потом Татьяне пришло новое сообщение, в котором ей предлагали написать завещание, потому что скоро «ее труп обгоревший покажут по телевизору, чтобы другим кидать неповадно было».

75-летнюю блокадницу Ленинграда Евгению Григорьевну Файнберг из подмосковного Дзержинского коллекторы «кошмарили» за кредит, который она тоже не брала. И было это перед самым Днем Победы. А накануне в банке ей выдали компенсацию от Германии, которая ей была положена как пострадавшей от нацизма. Видимо, тогда на ее фамилию и обратили внимание, рассуждает блокадница. Кредит, как выяснилось позже, брал ее дальний родственник с такой же фамилией, о чем она даже не знала. Но это никого не остановило: к ней и домой приходили, и по телефону с угрозами названивали. Самое мягкое, что ей говорили ретивые коллекторы, это: «Срочно ищи деньги — или всей твоей семье будет крышка». Евгения Григорьевна в итоге обратилась в полицию. «Как-то странно получается: немцы деньги дают, а свои грозятся убить», — удивлялась она. От пожилой женщины отстали лишь после того, как о ней написала «Газета.Ru» и несколько телеканалов показали потом сюжеты.

Москвички Ксении Альтерман-Полтевой полгода не было в России. Зато по возвращении ее ждал «сюрприз»: с разных телефонов ей стали названивать, угрожая расправой или тюрьмой, если она не выдаст местоположение финансовых мошенников или сама не вернет за них деньги. «На меня кричали и унижали, требуя немедленно ответить, где скрываются две неизвестные мне женщины, фамилии которых я услышала впервые: меня они указали в качестве поручителя и контактного лица при получении ссуды, — рассказывает Ксения. — И теперь я должна расплачиваться. Я объяснила, что не знаю их, что я не подписывала никаких бумаг и поручительств, что я вообще долгое время не находилась на территории России». За помощью она обратилась к участковому. В итоге коллекторы стали угрожать и ему.

«Дальше я пошла в ОМВД нашего района и обратилась с заявлением к оперативному дежурному.

Он его принял, но по-дружески объяснил, что, пока меня не покалечат или не будут (при свидетелях) угрожать физической расправой, возбудить уголовное дело невозможно, потому что нет состава преступления: в нашей стране нет никакого закона, регулирующего деятельность коллекторских агентств.

Иными словами, они могут звонить мне в дверь в 5 утра, беспокоить моих родственников-пенсионеров, ждать меня в подъезде, угрожать в грубой форме, несмотря на то что я не подписывала ни единого документа и не знакома ни с одной из этих подозреваемых», — возмущается женщина.

Законопроект, внесенный в среду спикером Совфеда Валентиной Матвиенко и председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным, — попытка создать правовую систему, жестко регулирующую деятельность коллекторов. «Добросовестный бизнес будет себя чувствовать хорошо. А тем коллекторским агентствам, которые злоупотребляли своим правом, терроризировали людей, вышибали, а не возвращали задолженности, порочили репутацию заемщиков, теперь не будет места на рынке, к ним будут приниматься самые жесткие меры, — пообещала Валентина Матвиенко. — Также мы даем правовые основания правоохранительным органам жестко контролировать исполнение законодательства коллекторскими агентствами и, в случае необходимости, принимать адекватные меры».

Как следует из законопроекта, коллекторской деятельностью смогут заниматься только юридические лица с уставным капиталом не менее 10 млн руб. К деятельности таких организаций не могут привлекаться люди с испорченной репутацией и ранее судимые. Также в нем строго регламентировано взаимодействие коллекторов с должниками. Например, право передавать персональные данные должника нужно будет обсуждать, еще когда берется сам кредит, — заемщик в отдельном документе должен дать согласие о передаче своих данных третьим лицам, как это требует закон о персональных данных.

Штрафы за нарушение правил и регламента работы коллекторскими агентствами увеличатся в 10 раз — до 2 млн руб.

Кроме того, появится реестр коллекторских организаций, а правительство должно определить, какой уполномоченный орган будет заниматься регулированием и контролем за их деятельностью. Адвокат Александр Островский говорит, что после принятия такого закона на коллекторских конторах можно будет поставить жирный крест. «Хороший законопроект, реально благое дело для населения, задушенного кредитами, — считает он. — После его принятия коллекторам придется возвращаться к юридическим методам выбивания долгов и обращениям в суд. Хорошо бы, если бы законодатель и дальше пошел и запретил микрофинансовые организации, которые дают кредиты под 500–800%, а для самих коллекторов ввел бы лицензирование по типу частных охранников. Чтобы любой должник мог проверить, если ли у него вообще право выбивать из него долги».

Одним из первых коллекторов был герой Борислава Брондукова в знаменитом советском фильме «Афоня», который вымогал у героя Евгения Леонова, тихого и зашуганного интеллигента, два рубля. «Слышишь, родственник, мне Афоня рубль должен. Два!» — кричал он, стоя под балконом, где временно нашел пристанище должник.

С тех пор методы работы коллекторов далеко продвинулись, зачастую — в криминальную плоскость. Жуткий случай произошел в конце января в Ульяновской области, когда «вышибала» бросил бутылку с зажигательной смесью в окно дома. Пострадали 56-летний мужчина и 2-летний ребенок — мальчика спасли, но у него обожжено 40% тела. Дедушка в 2014 году взял 4 тыс. руб. на лечение и исправно возвращал долг кредитной организации «Росденьги». Однако вместо выплаченных 24 тыс. руб. коллекторы потребовали еще 40 тыс., угрожая сжечь их заживо. На сайте «Росденьги» уверяют, что не имеют отношения к коллекторам-бандитам и желают скорейшего выздоровления жертвам нападения.

Судя по сайтам подобных компаний, в среднем микрозаймы составляют от 1 тыс. до 30 тыс. руб. под ставку 2% в день, и для многих россиян они остаются простейшим способом получения быстрых денег. В отзывах о подобных компаниях в интернете клиенты регулярно жалуются, что к ним уже после нескольких дней просрочки звонят с угрозами.

«После просрочки мне звонят с нецензурной бранью, обещают, что я подохну в мучениях, останусь без квартиры. И вывод напрашивается один: эта организация умышленно дает кредиты без всякого обеспечения возможности их возврата, чтобы вот такими бандитскими методами выколачивать суммы, в разы превышающие первоначальный размер займа», — говорится в типичном отзыве о рядовой микрофинансовой организации.

Но явным криминалом зачастую занимаются не официальные коллекторские организации, а бандиты из регионов под их видом, утверждают участники рынка. При этом, поначалу с должниками обычно работают внутренние коллекторские службы банков. Как объяснил «Газете.Ru» гендиректор Центрального долгового агентства Владимир Гудков, обычно именно эти службы в первые месяцы собирают долги с самых «легких клиентов» — таких обычно около 90–95%. Оставшиеся же 5–10% «трудных должников» с долгими просрочками переходят по договору к внешним коллекторским агентствам. Ведь судиться со всеми клиентами, особенно по малым суммам, банку слишком затратно. Что же касается ночных звонков и угроз по телефону, Гудков уверяет: сотрудники коллекторских агентств придерживаются строгих правил этики в общении и норм статей КоАП и УК. Тем агентствам, что нарушают эти правила, грозит разрыв договора с банком, который дорожит своей репутацией, утверждает он.

««Для того чтобы провести максимально жесткий вариант закона вопреки лобби коллекторов и банков, законодатели совершили подмену понятий. Смешали рынок работы официальных коллекторских агентств с банками и микрокредитными организациями, - с работающими под видом коллекторов бандитов, которые в регионах действуют зачастую под «крышей» силовых органов для выбивания долгов из коммерсантов», — уверен Гудков. По словам Гудкова, сейчас рынок МФО действительно плохо отрегулирован: любой желающий может открыть агентство микрозаймов и выбивать долги из должников.

Сегодня на рынке действует несколько десятков основных коллекторских агентств, и большинство из них — за исключением крупнейших — не может позволить себе держать на счету уставный капитал в 10 млн руб.

А ограничение контактов с должниками и их право вообще отказаться от общения с коллекторами сведет на нет все легальные инструменты добиться погашения кредитов. В итоге большинство игроков на рынке просто разорится и на улицу попадут десятки тысяч сотрудников в этой сфере».

По его мнению, «популистский» закон добьет и так съежившийся в кризис рынок потребительского кредитования, ведь банки изначально закладывают в процент по кредиту все риски. И с уничтожением легальных методов добиться выплаты долга ставки вырастут на порядки.

Кроме того, после принятия закона вся тяжесть работы с несколькими миллионами должников ляжет на судебных приставов.

«Многие методы работы коллекторов и сейчас уголовно наказуемы. Они не имеют права угрожать, портить имущество, здоровье. Но правоохранительные органы далеко не всегда реагируют на заявления граждан», — говорит депутат Госдумы, глава проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктор Климов.

Только в одной Ульяновской области, где из-за действий коллекторов обгорел двухлетний мальчик, Генпрокуратура на днях признала незаконными 165 отказов в возбуждении уголовных дел в отношении микрофинансовых организаций и их сотрудников.

Выяснилось, что коллектор Дмитрий Ермилов, бросивший бутылку в двухлетнего ребенка, раньше служил в полиции, а его товарищ, «кошмаривший» эту семью эсэмэсками, отсидел три года за кражу с кондитерской фабрики. Как показала проверка, подобные поджоги домов были и раньше.

Новый закон вводит обязательный регламент взаимодействия коллектора с должником: звонить они смогут не чаще двух раз в неделю, а встречаться лично — 1 раз в неделю, им запрещено общение с должниками с 20.00 до 9.00 в выходные дни, с 22.00 до 8.00 в будни и использование устройств, скрывающих номер звонящего и адрес электронной почты. При этом каждый раз они должны будут представляться.

По экспертным оценкам, 2015 год не только показал рост неплатежей по кредитам, но и высокую закредитованность населения — около четверти всех российских заемщиков (а это более 17 млн человек) имеют пять и более кредитов.

Адвокат Александр Островский говорит, что наряду с этим законопроектом одновременно на рассмотрении в Госдуме находится другая инициатива, декриминализирующая побои и угрозы убийством. «И побои, и угрозы убийством — излюбленные методы действий коллекторов, а их хотят перевести из уголовной юрисдикции в Административный кодекс», — поясняет Островский. По его мнению, делать это ни в коем случае нельзя, потому что иначе получается, что правая рука не ведает, что творит левая.