Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Если бы у нас был бульдозер»

Алексей Навальный изложил в суде свою версию событий 6 мая 2012 года

Фарида Рустамова 02.12.2013, 22:51
Задержание Навального на Болотной площади 6 мая 2012 года Владимир Астапкович/РИА «Новости»
Задержание Навального на Болотной площади 6 мая 2012 года

На судебном заседании по «делу двенадцати», выделенному из большого «болотного дела», в понедельник выступили первые свидетели защиты — оппозиционеры Алексей Навальный, Сергей Давидис и Александр Подрабинек. Они рассказали суду, что насилие на акции 6 мая 2012 года исходило от сотрудников полиции, а также что никаких массовых беспорядков в тот день не было.

В понедельник в Никулинском суде сторона защиты по «делу двенадцати» начала представлять доказательства. Адвокат Марии Бароновой Сергей Бадамшин ходатайствовал о допросе Алексея Навального. Судья Никишина без заминки удовлетворила ходатайство – журналисты вздохнули с облегчением: они до последнего сомневались, что суд разрешит допросить оппозиционного политика.

Входя в зал, Навальный поприветствовал обвиняемых, сидевших в клетке: «Привет, парни».

Как рассказал суду политик, он был одним из главных организаторов акции 6 мая 2012 года. По словам Навального, по плану, согласованному с мэрией и полицией, мероприятие практически полностью должно было повторить шествие и митинг 4 февраля того же года. Схему шествия, опубликованную за день до акции 6 мая на сайте РИА «Новости» и ГУ МВД Москвы и повторявшую схему мероприятия 4 февраля, Навальный разместил тогда и в своем блоге.

В тот день оппозиционер приехал к месту начала акции в 14.30 и был во главе шествия, стартовавшего около 16.00 от Якиманки. На повороте к Болотной площади Навальный и другие демонстранты увидели, что полицейское оцепление стоит вовсе не так, как было обозначено на согласованной схеме.

«Промежуток для прохода огромной колонны шествия к месту проведения митинга был совсем небольшим, примерно как этот кабинет (зал суда, где проходило заседание, шириной около пяти-шести метров. – «Газета.Ru»), — рассказал Навальный.

Пройти через такое расстояние, по словам Навального, было невозможно. К тому моменту Болотная набережная уже была заполнена демонстрантами.

«Когда мы пришли, мы увидели, что сквер Болотной площади – а это 80% ее территории – оцеплен как металлическими барьерами, так и сотрудниками полиции. И, поскольку размещение не соответствовало заранее согласованному, организаторы мероприятия и все люди, которые стояли там, ждали какого-то решения… Огромному количеству людей, которые шли за нами, невозможно было объяснить, что двигаться дальше невозможно, и мы остановились,

было принято спонтанное решение сесть на асфальт, чтобы визуально показать, что колонна остановилась. Мы сделали это, чтобы попытаться предотвратить давку», — зычным голосом объяснял Навальный.

Полицейское оцепление, продолжал он, сделало шаг вперед и тем самым резко увеличило давление на людей в начале колонны. Это привело к тому, что цепочка из «обычных солдат» под напором прибывавших людей просто разорвалась. Ситуация, по словам Навального, стала неуправляемой.

Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС

Сам оппозиционер попытался пройти к сцене, чтобы, используя средства звукоусиления, постараться объяснить, что происходит. Но сделать этого не получилось: в момент, когда Навальный забирался на сцену, его задержала полиция, и оставшийся день он провел в ОВД «Якиманка».

На этом рассказ одного из основных свидетелей закончился, и защита перешла к вопросам. Отвечая на них, Навальный особенно напирал на то, что давка у Болотной площади была спровоцирована полицией и что под угрозой наказания по «болотному делу» находятся случайные люди, которых «схватили, чтобы нас всех запугать». Оппозиционер многократно повторил эту мысль.

Насилия в отношении сотрудников полиции Навальный в тот день не видел, зато наблюдал обратное:

«Полицейские подбегали, превентивно ударяли дубинкой случайных людей, а потом сажали их в автозаки».

Не видел Навальный и поджогов, погромов, уничтожения имущества, применения огнестрельного оружия и т.д. – других квалифицирующих признаков «массовых беспорядков». Не слышал оппозиционер и призывов к ним.

На вопрос защиты, были ли у участников акции планы «двигаться в сторону Кремля», оппозиционер ответил:

«Если бы у нас был бульдозер, как в Киеве, может, и проехали бы к Кремлю, но таких планов ни у кого не было», — пошутил Навальный.

По словам политика, организаторы и другие участники акции пытались вести переговоры с полицейскими, однако те «на все пожимали плечами».

Судья Наталья Никишина, слушавшая Навального с одинаковой ухмылкой, то и дело просила оппозиционера не поворачиваться к суду спиной – стоявший по центру политик был вынужден поворачиваться к сидевшим позади него многочисленным защитникам, задававшим вопросы.

Самого Навального, как напомнила защита, допрашивали по «болотному делу» через несколько дней после событий. Кроме того, в его доме через месяц прошел обыск (тогда же обыски были в квартирах Сергея Удальцова, Ильи Яшина и Ксении Собчак).

Однако, как сообщил суду адвокат Бадамшин, в выделенном деле материалов о следственных действиях в отношении Навального почему-то нет.

Как заметил оппозиционер, ситуация вокруг него демонстрирует избирательность в работе правоохранительных органов.

«Меня не арестовали по «болотному делу» только потому, что кто-то наверху решил, что не нужно арестовывать лидеров, а нужно брать случайных людей», — сказал Навальный.

Всего политика допрашивали около полутора часов. Сторона обвинения, хранившая все время гордое молчание, к этому процессу так и не присоединилась. Через несколько минут после окончания допроса Навальный написал в твиттере:

«Только сейчас, внимательно глядя на судью, понял, что именно она дала мне 15 суток 8 мая, после Болотной».

Вторым свидетелем защиты стал член бюро политсовета движения «Солидарность» Сергей Давидис, юрист общества «Мемориал», один из организаторов акции 6 мая.

Он рассказал, что согласование акции проходило с большими трудностями. Изначально Давидисом и другими организаторами была подана заявка на Манежную площадь, но в ней было отказано. Позже оппозиционеры подали повторную заявку, уже на Болотную площадь и шествие – акцию, аналогичную 4 февраля 2012 года. Совещание по обсуждению вопросов технического сопровождения мероприятия прошло 4 мая при участии замруководителя департамента региональной безопасности Москвы Василия Олейника. На этом совещании, рассказал Давидис, начальник Центра специального назначения МВД Дмитрий Дейниченко подтвердил, что 6 мая все пройдет так же, как 4 февраля.

Уже 5 мая, со слов Давидиса, Сергей Удальцов пытался дозвониться до мэрии, чтобы окончательно согласовать схему мероприятия, но другая сторона внезапно перестала брать трубку. Перекрытие сквера Болотной площади, как подтвердил Давидис слова Навального, не оговаривалось.

Сам Давидис в тот день шел в середине колонны движения «Солидарность». Когда движение колонн внезапно остановилось, он прошел вперед и увидел, что на углу Малого Каменного моста до ближнего угла сквера стояла цепь солдат-срочников. «Пройти дальше через образовавшуюся давку было невозможно», — пояснил юрист.

В целом организатор акции повторил сказанные Навальным слова: он также не видел ни насилия в отношении сотрудников полиции, ни признаков массовых беспорядков, но

четко помнит немотивированные нападения полицейских на граждан, применение ими спецсредств и пострадавших от этого людей в крови.

К Давидису у стороны обвинения, как и у судьи, вопросы появились. Председатель Замоскворецкого районного суда как бы с усмешкой спросила у свидетеля, достоверно ли ему известно, что полицейские 6 мая действовали «для очистки» места проведения акции, или это лишь его предположения?

«Могу достоверно полагать, что сотрудники полиции хотели вытеснить демонстрантов с места акции», — парировал Давидис.

Никишина продолжила вопросом о том, куда делись «креативные плакаты», с которыми изначально шли участники шествия.

«Трудно держать в руках плакаты, когда на тебя нападает полиция», — вновь не растерялся Давидис.

Сторона обвинения, видимо, надеялась смутить свидетеля защиты вопросом о летающих пластиковых бутылках.

— Куда летели пластиковые бутылки, которые вы, по вашим словам, видели в самом начале?

— Бутылки летели со стороны канала, но куда – не знаю.

После получасового перерыва в суде выступил третий свидетель защиты – правозащитник и журналист Александр Подрабинек. Он также утверждал, что именно полиция спровоцировала своими действиями толчею и что массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая не было.

На следующем заседании – во вторник, 3 декабря, как сообщили адвокаты подсудимых, — выступит политический активист Илья Яшин.