Тормознули на полгода

Дочери иркутского депутата ужесточили наказание за пьяное ДТП

Алина Распопова 04.03.2016, 17:04
rusdtp.ru

Дочери депутата Иркутской городской думы Юлии Киселевой увеличено наказание за резонансное ДТП, в котором погибли двое — предприниматель и полицейский. Теперь Киселевой придется провести в колонии-поселении не три с половиной, а четыре года. Кроме того, потерпевшие требуют с нее дополнительные выплаты за моральный ущерб. Эксперты считают и этот приговор слишком мягким. Они уверены: на суд повлияло то, что обвиняемая — женщина, и факт влиятельного родства.

Иркутский областной суд увеличил срок лишения свободы дочери видного депутата Иркутской городской думы от «Единой России» Юлии Киселевой до четырех лет. Соответствующее решение по апелляционным жалобам защиты и обвинения на приговор суда первой инстанции огласили в пятницу. Отбывать наказание Киселевой придется в колонии-поселении, режим в которой значительно мягче, чем в колониях общего или строгого режима.

Адвокат Киселевой Александр Жарких пока не знает, будет ли снова обжаловать приговор в Верховном суде России. «Слово «резонанс» уже каким-то печальным стало, ведь в юридических документах ни про какой резонанс речи нет, — заявил он в беседе с местными СМИ.

— Считаю, что предыдущий приговор был вполне законным, такой и дают «обычным» людям за подобные ДТП. В моей практике такие случаи были».

Юлия Киселева (Фото: Юлия Киселева/vk.com)
Юлия Киселева (Фото: Юлия Киселева/vk.com)

Напомним, что ранее, 14 января, суд Октябрьского района Иркутска приговорил 27-летнюю Киселеву к трем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и на три года запретил ей садиться за руль. Наказание, которое оказалось ниже низшего предела, шокировало вдов погибших. Киселева обвинялась по самой тяжелой, шестой, части «водительской» статьи 264 УК России. По закону за аварию с двумя и более погибшими, совершенную в пьяном виде, виновнику грозит от четырех до девяти лет. Прокурор требовал приговорить подсудимую к пяти с половиной годам заключения.

Как произошло ДТП

Напомним, что 27 июля 2015 года, будучи в сильнейшем опьянении — в крови женщины в момент ДТП было 1,8 промилле алкоголя, — Киселева на бешеной скорости каталась по ночному городу с 19-летним знакомым на своем белом Mercedes. Аварии предшествовала эмоциональная встреча девушки с бывшим мужем, с которым она сильно поругалась.

На одном из хорошо освещенных перекрестков на скорости 160 км/ч Киселева врезалась в стоявший внедорожник Toyota Highlander. Никаких попыток избежать столкновения или затормозить неадекватная автоледи даже не предпринимала. В суде, кстати, выяснилось, что она и раньше неоднократно нарушала ПДД.

В итоге погибли оба пассажира внедорожника, который после столкновения отлетел еще в два автомобиля. Погибшими оказался бизнесмен Денис Матвеев и его пассажир — начальник уголовного розыска отдела полиции №4 Иркутска подполковник Альберт Соколов. У обоих остались семьи с детьми. Сама Киселева также получила травмы, но они оказались несерьезными.

Основной уликой по уголовному делу стала видеозапись аварии. Кроме того, следователи опросили ряд свидетелей и провели несколько сложных экспертиз. Впрочем, никаких противоречий в деле нет: подсудимая с самого начала согласилась со всеми обвинениями и в итоге получила более чем мягкий приговор.

Как прошла апелляция

После вынесения приговора, 25 февраля, Иркутский областной суд приступил к рассмотрению жалоб обеих сторон. Юлия Киселева давала показания из СИЗО при помощи телемоста. Как сообщало местное издание «Иркутский репортер», судебное следствие проходило в небольшом зале, где слушателям были отведены две скамейки, стоящие в один ряд у стены. В отличие от участников процесса слушатели не могли видеть осужденную, потому что телеэкран находился прямо над их головами. Со слышимостью тоже были проблемы — у женщины, полгода находящейся в заключении, тихий, дрожащий голос. Судья апелляционной инстанции Владимир Шевчук просил ее говорить громче. Пройдя через несколько заседаний, она знала его вопросы наперед.

— Устанавливается личность осужденной. Назовите себя, пожалуйста, — обратился к Киселевой судья.
— Киселева Юлия Сергеевна. Дата рождения: девятнадцать, ноль восемь…
— Не торопитесь, я все спрошу.

На вопрос о наличии детей и дате их рождения Киселева ответила после небольшой паузы:
— Дети есть. Девочка. Год рождения — 2012-й.

Кристине Киселевой в августе исполнится четыре года. Пользуясь тем, что у виновницы ДТП есть ребенок, защита настаивала на смягчении наказания. Кроме того, в соответствии со ст. 82 УК России адвокат Александр Жарких попросил отсрочить наказание осужденной до тех пор, пока ее дочери не исполнится 14 лет. Сторона защиты получила заключение о том, что девочка переживает стресс и нуждается в воссоединении с матерью.

Однако прокурор Юлия Славянская не посчитала это обстоятельство смягчающим. «Судом много посвящено заключению психолога о состоянии ребенка Киселевой. Но ситуация, в которой находится ее дочь, возникла не по вине потерпевших.

Не надо быть профессиональным психологом, чтобы понять: разлучение матери с ребенком — это травмирующая ситуация. Но, в отличие от дочери осужденной, дети потерпевших потеряли отцов навсегда», — констатировала Славянская.

Прокурор сообщила, что не считает вынесенный в январе приговор законным и справедливым. «Я полагаю, Октябрьский районный суд, назначая наказание по статье 264, части 6 УК РФ, необоснованно применил правила статьи 64 УК РФ о смягчении наказания и назначил его ниже низшего предела», — заявляла Славянская. Она посчитала, что такие смягчающие обстоятельства, как признание вины, раскаяние в содеянном, добровольное возмещение материального и морального вреда, состояние здоровья Киселевой и отсутствие судимости, не снижают общественной опасности преступления.

Признание вины осужденной Юлия Славянская также поставила под вопрос. «Я думаю, признание было вынужденным, поскольку под давлением улик преступление было очевидно. ДТП было заснято на видеорегистраторы, имелись свидетели», — пояснила свою позицию прокурор.

Адвокат Жарких это мнение опроверг. «При поступлении в первое государственное учреждение после аварии Киселева сообщила, что именно она находилась за рулем и попала в ДТП. Говорить о том, что она пыталась скрыть какие-то факты и вынужденно признавалась, — несостоятельный довод», — заявил он.

Потерпевшие — жены погибших Елена Соколова и Вероника Матвеева — поддержали прокурора. Также они попросили дополнительную компенсацию материального и морального вреда. Напомним, что Киселева уже добровольно выплатила женщинам по 300 тыс. рублей на организацию похорон и по 1 млн рублей за причинение морального вреда. Так, Матвеева заявила, что ее устроит еще 1 млн рублей за причинение морального вреда, а также возмещение стоимости поврежденного автомобиля. Соколова назвать цифру затруднилась, сказав, что не может «оценить жизнь мужа».

Юлия Киселева, как и на предыдущих заседаниях, свою вину признала. «Я полностью виновна в совершении преступления. Я искренне раскаиваюсь перед пострадавшими. Я не хотела этого преступления. У меня есть маленький ребенок, и он очень нуждается в моей помощи. Как только у меня появится возможность помогать детям потерпевших, я обязательно буду это делать», — сказала осужденная.

Дочь обвиняемой суд постановил отдать на попечение родителям обвиняемой. Мать Киселевой Жанна Есева помимо депутатства в городской думе также уже почти 20 лет является главврачом 8-й горбольницы. Примечательно, что сразу после ДТП Есева заявила, что откажется от депутатского мандата, однако к октябрю неожиданно передумала расставаться со статусом слуги народа.

Мнения экспертов

Отметим, что суды апелляционной инстанции нечасто изменяют приговор в сторону увеличения наказания. С этим согласна адвокат Марина Агальцова из Astapovlawyers International Law Group. «Однако в данном случае изменение произошло на полгода, что в целом не сильно изменяет приговор суда первой инстанции, — сказала Агальцева «Газете.Ru». — Скорее всего, увеличение срока произошло из-за общественного резонанса. Хотя, конечно, нельзя отрицать и то, что на суд второй инстанции могли оказать влияние и аргументы вдов погибших».

В свою очередь Михаил Салкин из Московского правозащитного центра уверен, что решение суда крайне мягкое.

«Даже четыре года лишения свободы — это минимальное наказание по данной статье, — заявил Салкин «Газете.Ru». — Это можно объяснить тем, что подсудимая — женщина, мужчине при такой ситуации дали бы семь лет как минимум, а также фактом влиятельного родства. Безусловно, это имело влияние на приговор, хотя ни один судья в этом не сознается».

Кроме того, он уверен, что на дополнительную компенсацию рассчитывать пострадавшим не стоит.

«Подсудимая, как пишут СМИ, на этапе суда добровольно договорилась с родственниками погибших и возместила им моральный вред в размере 2,5 млн рублей. Суд редко присуждает больше 1 млн рублей морального вреда по аналогичным делам. Средние размеры компенсации колеблются от 300 тыс. до 500 тыс. рублей за каждого погибшего», — отметил эксперт «Газеты.Ru».