Кого слушает президент

«Дуров вернется участвовать в президентской кампании»

30 лет основателю «ВКонтакте» Павлу Дурову

Дмитрий Бевза, Юнна Коцар 10.10.2014, 16:44
__is_photorep_included6256269: 1

«Газета.Ru» в день 30-летия основателя социальной сети «ВКонтакте», самого известного IT-предпринимателя России Павла Дурова поговорила о культовой фигуре рунета с автором документального романа «Код Дурова», редакционным директором Look At Media и экс-главредом Hopes & Fears Николаем Кононовым.

— Почему именно Павел Дуров стал культовой фигурой среди российских IT-предпринимателей? Тот же Илья Сегалович был очень уважаемым человеком в IT-среде, но интерес к Павлу был всегда неизмеримо больше.

— Сегалович был тихим и непубличным человеком — как, впрочем, и Волож, и другие отцы-основатели «Яндекса». Это их стиль: кроткие творцы. Поисковик должен быть удобным, быстро отвечать на вопрос пользователей — и все. Яркого характера и фронтмена для него и других сервисов «Яндекса» не требовалось.

А «ВКонтакте» с самого начала был абсолютным рок-н-роллом, студенты троллили друг друга, обсуждали фотоньки однокурсниц, вступали в странные паблики типа «Группа тех, кто поет знаменным распевом, когда пылесосит».

Ничего удивительного, что звезда форума СПбГУ стал всероссийской звездой, когда поставил свое имя внизу каждой страницы соцсети и начал проповедовать миллионам личных подписчиков.

— Что, на ваш взгляд, позволило Павлу Дурову добиться такого феноменального успеха c «ВКонтакте»?

— Он знал свою аудиторию, сам жил безвылазно в сети, вовремя сделал простой и понятный продукт, который дал молодым людям удобные инструменты для объединения и самореализации, а также самопрезентации.

Автор романа «Код Дурова» Николай Кононов
Автор романа «Код Дурова» Николай Кононов

— Этого оказалось достаточно?

— Да. Был абсолютно пустой рынок. В интернете все сидели под никнеймами. Форумы были отжившей формой публикации контента и общения. Дуров взял то, что выстрелило у Цукерберга, — настоящие имена, красивые фотоальбомы, быстрый обмен сообщениями — и переиначил на русский лад.

— О'кей, тогда следующий вопрос. Мягко говоря эксцентричный медиаобраз Павла — это действительно сам Дуров или все же некая маска?

— А что вообще такое маска? Никто не знает, где кончается маска и начинается «истинное» «я» — и у вас, и у меня.

Дуров не актер, а мастер коммуникации. Он не прикидывается. Выступая в образе, он берет основу для этого образа откуда-то из себя. Это органика.

— Вопрос немного в сторону. Если говорить о бизнес-климате в современных российских реалиях, то насколько он благоприятен или, наоборот, неблагоприятен для появления здесь и сейчас новых Дуровых?

— Для появления климат благоприятен, пока не выключили или зверски ограничили интернет, а также пока не разогнали школы для одаренных детей. А вот для роста и экспансии компаний «новых Дуровых» климат отвратительный. Что случилось с «ВКонтакте»? Они стали слишком большими.

Была информационная пушка — стала информационная «Булава».

50 млн посетителей в день — too much, чтобы государство не захотело это контролировать. И оно полезло контролировать такими методами, что самый яркий молодой предприниматель России свалил на Запад.

— А изменился ли, на ваш взгляд, Павел за те два года, которые прошли после публикации «Кода Дурова»? И почему все же Павел уехал из России: ему что-то угрожало здесь или были другие мотивы?

— Мой взгляд на «ВКонтакте» и роль Дурова почти не изменился. Павел — в первую очередь предприниматель. Что касается отъезда — он понял, что здесь в данный исторический момент нет перспектив. При этом есть перспективы на глобальном рынке. Ну и, конечно, когда государство принимается за бизнесмена, бизнесмен думает: хочу ли я повторить, например, судьбу Ходорковского?

— А есть ли информация о том, чем сейчас он занимается, над чем работает?

— Есть, и он этого не скрывает. Мобильный мессенджер Telegram. Возможны и новые проекты, но мне об этом пока ничего не известно.

— Да, про Telegram мы тоже знаем, но Теlegram, пока по крайней мере, не выглядит как что-то значительное и сравнимое по масштабу с «ВКонтакте» даже с точки зрения концепции. Успешных мессенджеров в мире немало. Или ориентация на защищенность персональных коммуникаций — это тренд, который рынок пока недооценивает?

— Рынок уже оценил. И пользователи оценили. Именно поэтому все сейчас ждут — сможет Дуров разгадать the next big thing? Сделает что-то глобальное на рынке, переполненном амбициозными и талантливыми людьми? Обсуждалась идея мобильной социальной сети, но прошел год — и пока она не появилась.

Дуров хочет нанести точечный, гарантированно сработающий удар.

Мир переживает бум мобильных соцсетей. Тренды меняются — ограниченное количество друзей, безопасность, самоудаляющаяся переписка, анонимность и так далее. Чтобы изобрести великое, необходимо заглянуть за угол. В ближайшее время мы получим ответ, способен Павел на это или нет, хотя, конечно, количество подходов к снаряду в этом спорте не ограничено.

— Последний вопрос. Как вы считаете, Павел вернется работать в Россию?

— Мой прогноз: вернется участвовать в президентской кампании. Или консультировать нового президента, когда Россия станет свободной. А работать — лишь в той мере, в какой его глобальные проекты будут касаться рынка.