Как войска Гитлера вошли в Рейнскую область

80 лет назад Германия грубо нарушила условия Локарнских договоров

Екатерина Шутова 07.03.2016, 16:38
Shutterstock

7 марта 1936 года, 80 лет назад, германские войска заняли демилитаризованную Рейнскую область, грубо нарушая условия Локарнских договоров. О том, как фюрер принимал решение о ремилитаризации, что Сталин говорил о Версальском мире и при чем здесь «Томка», рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Соглашение с СССР и разбойники с ножом в руках

«Это не мир, это перемирие лет на двадцать», — пророчески воскликнет маршал Франции Фердинанд Фош, ознакомившись с текстом Версальского договора, документа, официально завершившего Первую мировую войну. Германия подписывала мирный договор на условиях победителей — страна лишалась всех своих колоний, обязывалась выплачивать в форме репараций убытки, понесенные странами Антанты в результате военных действий. Кроме того, вся германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной 50 км подлежали демилитаризации с целью затруднить нападение Германии на Францию. В этой зоне в течение 15 лет государству запрещалось проводить маневры, размещать войска и возводить военные укрепления.

Из-за условий Версальского мира в Германии началась инфляция, немцы стали стремительно беднеть. Местное население было недовольно, что на них легла вся моральная вина за развязывание Первой мировой войны, в то время как другие страны вышли из воды сухими. Впрочем, в похожей ситуации оказалась Советская Россия, интересы которой тоже не были учтены в мирном договоре.

«Это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов, — скажет о документе Владимир Ленин. — Это не мир, а условия, продиктованные разбойниками с ножом в руках беззащитной жертве».

Кстати, именно условия мирного договора поспособствуют сближению Германии и Советской России после окончания Первой мировой войны. Немцы станут обучать на территории СССР свои вооруженные силы, строить военную технику.

В 1928 году в Саратовской области, например, будет открыта секретная немецкая испытательная станция «Томка».

В «Томке» испытывались методы применения отравляющих веществ в артиллерии и авиации.

Как пишет доктор исторических наук Юлия Кантор, «Версальским мирным договором немецкому народу было запрещено проведение исследований с химическими боевыми веществами, а также развитие соответствующих отраслей. Соглашение с СССР позволило обойти это, скрыв происходящее за непроницаемой завесой».

«Цепи Версаля» и французы-оккупанты

Во время беседы с будущим премьер-министром Великобритании Энтони Иденом в Кремле Иосиф Сталин воскликнет: «Рано или поздно германский народ должен был освободиться от версальских цепей… Повторяю, такой великий народ, как германцы, должен был вырваться из цепей Версаля».

Вождь произнесет эти слова 29 марта 1935 года, а меньше чем через год германские войска займут демилитаризованную Рейнскую область.

Но вернемся на несколько лет назад. В 1923 году на территории рейнской зоны начинается Рурский конфликт — долгосрочная оккупация Рурского региона франко-бельгийскими войсками. Дело в том, что из-за экономического кризиса Германия (называвшаяся в то время Веймарской республикой) не смогла выплачивать репарации в денежной форме и стала «платить долги» углем, сталью и древесиной.

Возмущенные французы решили, что немцы «умышленно задерживают поставки», и в ответ на это ввели в Рурский бассейн свои войска.

В Рейнской зоне оказалось около 100 тыс. французских и бельгийских солдат. Разгневанный немецкий беспартийный политик Вильгельм Карл Йозеф Куно призвал жителей Рурского региона к «пассивному сопротивлению». Местное население охотно послушалось, и вскоре выплата репараций была прекращена, а Рурскую область охватила всеобщая забастовка. По оценкам историков, в самый разгар конфликта от рук оккупантов погибло 137 немцев. Одной из жертв французов стал немецкий лейтенант в отставке Альберт Лео Шлагетер.

После прихода к власти нацистов Шлагетер будет возведен в ранг мученика.

Рурский конфликт был прекращен в 1925 году в соответствии с принятым годом ранее планом Дауэса, установившим новый порядок репарационных выплат Германии таким образом, чтобы их размер соответствовал экономическим возможностям Веймарской республики. А 1 декабря в Лондоне были подписаны Локарнские соглашения, установившие гарантии нерушимости франко-германской границы.

Фюрер и «Зимнее упражнение»

В 1933 году к власти приходит Адольф Гитлер, который сразу берет курс на отказ от Локарнских соглашений и заявляет, что условия Версальского мирного договора являются «преступными» и «бесчеловечными». Фюрер прекращает выплату репараций, а вскоре заявляет, что намерен ремилитаризировать Рейнскую область. Правда, изначально Гитлер планировал провести ремилитаризацию в 1937 году, но по ряду причин она «ускорилась».

12 февраля 1936 года основоположник и центральная фигура национал-социализма встретился с министром иностранных дел Константином Нейратом и послом по особым поручениям Иоахимом фон Риббентропом. Фюрер хотел обсудить, что скажут другие державы на заявление немцев о ремилитаризации Рейнской зоны. Известно, что Риббентроп выступал за немедленную ремилитаризацию, а Нейрат хотел провести дополнительные переговоры с представителями зарубежных стран.

Кстати, в Третьем рейхе ремилитаризацию считали ответным актом на франко-советский пакт о взаимопомощи — соглашение о военной помощи между Францией и СССР, заключенное 2 мая 1935 года.

Вскоре после дискуссии с Нейратом и Риббентропом Адольф Гитлер объявил об операции под кодовым названием «Зимнее упражнение».

Смысл «Упражнения» заключался в переправке в Рейнскую область нескольких пехотных батальонов и артиллерийской батареи.

Утром 7 марта 1936 года 19 пехотных батальонов и несколько военных самолетов Третьего рейха были переброшены в Рейнскую область. На границе стояли тысячи французских солдат, однако французы не стали развязывать военный конфликт. «Если бы вы, французы, вмешались в Рейнской области в 1936-м, мы бы проиграли все, и падение Гитлера было бы неизбежным», — скажет после окончания Второй мировой войны на допросе французскими офицерами начальник генерального штаба сухопутных войск Третьего рейха Гейнц Вильгельм Гудериан, которого приятели называли Быстроходным Гейнцем и Гейнцем-ураганом. Гейнц, кстати, являлся родоначальником танкового рода войск в мире и одним из пионеров моторизованных способов ведения войны. Интересна судьба Гудериана: после окончания войны его доставили в Нюрнберг, но лишь как свидетеля.

Представители СССР хотели предъявить обвинение начальнику генерального штаба сухопутных войск в первую очередь за расстрелы красноармейцев.

Однако, по мнению других государств, Гейнца не следовало сажать на скамью подсудимых из-за отсутствия прямых приказов о расстрелах. В итоге Гудериану все-таки пришлось провести два года за решеткой, а после выхода из тюрьмы бывший союзник фюрера написал знаменитые «Воспоминания солдата» — книгу, которая считается одним из самых искренних повествований о Второй мировой войне.

«Немцы всего лишь зашли в свой огород»

«48 часов после марша в Рейнскую область были самыми изматывающими в моей жизни.

Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами.

Военные ресурсы, находившиеся в нашем распоряжении, были неадекватны даже для оказания умеренного сопротивления», — скажет впоследствии Адольф Гитлер о вторжении в Рейнскую зону.

Рейнская демилитаризованная зона в 1923 году Wikimedia Commons
Рейнская демилитаризованная зона в 1923 году

Кстати, на сегодняшний день не существует единого мнения, почему французы никак не отреагировали на действия фюрера. Некоторые историки считают, что Париж был «психологически не готов» к военному конфликту. Другие ученые заявляют, что Франция, погруженная в то время в глубокий кризис, опасалась, что на противостояние Третьему рейху уйдет слишком много денежных средств.

«Немцы всего лишь зашли в свой огород», — шутливо воскликнет будущий посол Британии в США лорд Лотиан. Его позицию разделят многие британцы, а английский дипломат и историк Гарольд Никольсон напишет в своем дневнике: «Настроения в парламенте ужасно прогерманские. Все боятся войны».

А вот будущий премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль резко осудит Францию за то, что не дала отпор немцам, и выскажется за необходимость «оказать сопротивление ремилитаризации».

Впрочем, в то время на посту премьер-министра находился Стэнли Болдуин, который заявил: «Вступление германских войск в Рейнскую область не содержит угрозы военного конфликта».

Кстати, информируя послов Англии, Франции, Бельгии и Италии об отказе от Локарнских соглашений, Константин фон Нейрат заявит: «В интересах естественного права народа защищать свои границы и сохранять свои средства обороны германское правительство восстановило с сегодняшнего дня полную и неограниченную суверенность империи в демилитаризованной Рейнской области».