Через труп самодержавия и капитала

110 лет назад царские войска подавили Читинскую республику

Екатерина Шутова 22.01.2016, 14:25
Гравюра неизвестного художника

22 января 1906 года, 110 лет назад, царскими войсками была подавлена Читинская республика — революционно-демократическая диктатура рабочих и крестьян. О том, как к власти пришли революционеры и какова была дальнейшая судьба мятежников, вспоминает отдел науки «Газеты.Ru».

Забайкалье начинает бурлить

Первый этап заселения Сибири русскими начался еще в XVI веке, а спустя несколько столетий Забайкалье уже превратилось в место всероссийской ссылки и каторги. Правители переселяли туда «вредные» элементы общества, а по приказу Екатерины II, например, в холодный край принудительно отправили старообрядцев.

В 1827 году в Забайкалье были сосланы декабристы, а вскоре его «посетили» многие знаменитые революционные деятели: писатель Николай Чернышевский, один из первых социалистов-утопистов Николай Ишутин, поэт Михаил Михайлов. Важно, что после освобождения подавляющая часть бывших каторжан, осужденных по политическим причинам, оставалась в Забайкалье на поселении.

Таким образом, этот край бурлил самыми разными революционными идеями.

«Власти стали серьезно готовиться к подавлению бунта»

В конце XIX века в Чите появляются социал-демократические кружки, в которые вступают не только бывшие члены революционных организаций, но и простые обыватели.

А в 1902 году в городе состоялась первая пролетарская маевка — нелегальное собрание революционно настроенных рабочих.

«...На Пасхе среди рабочих железнодорожных мастерских были распространены прокламации, приглашавшие к празднованию 1 Мая, — рассказывал впоследствии известный марксист Емельян Ярославский. — Сильнее всего они подействовали на губернатора Надарова и обывателей. Власти стали серьезно готовиться к подавлению бунта. Надаров отдает приказ по войскам — выдать двум сотням казаков шашки. Приготовить пушки. Вооружить две сотни пехотинцев и... никакой пощады! 1 Мая утром погода была отвратительной, и рабочие сами не захотели праздновать этот день. Но войска все же были высланы. Человек 150 рабочих устроили маевку — отправились с красным флагом в лес с пением. За ними были снаряжены войска, которые напрасно ожидали бунта...»

Спустя несколько лет Емельян Ярославский будет руководить антирелигиозной кампанией в СССР, а в 1943 году станет лауреатом Сталинской премии.

«Долой палачей народа!»

Во время Русско-японской войны, в которой страны сражались за контроль над Маньчжурией и Кореей, в российских регионах усилились волнения, а революционеры стали активнее и смелее провозглашать антиправительственные лозунги. Последней каплей стало Кровавое воскресенье в январе 1905 года — разгон мирного шествия в Санкт-Петербурге, повлекший гибель нескольких сотен человек.

Читинские рабочие вышли на улицы, было объявлено несколько политических забастовок, местные жители ратовали за прекращение Русско-японской войны и свержение самодержавия.

«Долой палачей народа! Долой войну! Да здравствует всенародное восстание! Да здравствует всенародный пролетариат — первый боец революции!» — объявляли члены Читинского комитета Российской социал-демократической рабочей партии.

Вскоре мятежники захватили Забайкальскую железную дорогу и почтово-телеграфную контору, а в знак революционной борьбы установили красный флаг на шпиле памятника Николаю II.

Через труп самодержавия и капитала

В октябре началась всероссийская политическая стачка — один из важнейших этапов революции. В это время в Чите многократно возрастает число массовых волнений. Революционные идеи проникли в армию, распространились среди казаков и заключенных. А спустя месяц создается Совет солдатских и казачьих депутатов совместно с вооруженной рабочей дружиной.

Официальная власть оказывается парализованной — без ее разрешения вводится 8-часовой рабочий день, начинает действовать рабочая милиция, политические заключенные выходят на свободу.

«Только с оружием в руках через труп самодержавия и капитала мы придем к социалистическому строю», — заявил один из руководителей Читинской республики Антон Костюшко-Валюжанич.

В декабре 1905 года в Чите выходит первый номер газеты «Забайкальский рабочий» — главного рупора революционеров. Издание сыграло важную роль в сплочении борцов с самодержавием. Редактором «Забайкальского рабочего» был один из первых русских марксистов Виктор Курнатовский, который за несколько дней до наступления 1906 года освободит из Акатуйской каторжной тюрьмы 15 матросов, восставших на военном корабле «Прут».

В дело вмешиваются царские войска

В январе 1906 года для подавления восстания в Читинскую республику направился генерал от инфантерии Александр Меллер-Закомельский, а затем — генерал от кавалерии Павел Ренненкампф. Генералы приказали расстрелять революционных лидеров Забайкалья,

а 22 января их войска заняли Читу и начали арестовывать самых активных мятежников.

«Разгром Читы послужил бы прекрасным уроком всем этим революционным обществам и надолго отнял бы у них охоту устраивать революцию, — писал Меллер-Закомельский. — Бескровное же покорение взбунтовавшихся городов не производит никакого впечатления».

Кстати, после Февральской революции большевики поместят Павла Ренненкампфа в Петропавловскую крепость. Из-за отказа от вступления в Красную армию генерала расстреляют (расстрелу будут предшествовать многочисленные издевательства). От рук большевиков погибнет и его приемная дочь Ольга. На момент гибели девушке будет всего 17 лет.

«Так жить дольше нельзя»

Павел Карлович Ренненкампф Wikimedia Commons
Павел Карлович Ренненкампф

«Главные виновники все арестованы, но некоторые скрылись, — доложил Павел Ренненкампф императору. — Предполагаю судить их учрежденным мною временным военным судом. Пришлось арестовать почти всех нижних чинов 3-го резервного железнодорожного батальона, мятеж в котором достиг предела; при аресте убит мятежником офицер того же батальона подпоручик Иващенко. Членов образовавшегося здесь военного союза наличных арестовал, отсутствующих разыскивают.

Газеты революционного направления во всей области приказал закрыть, типографии запечатать, редакторов и издателей арестовать».

Суд над революционерами состоялся в лихорадочной спешке. Председатель Комитета министров Сергей Витте отметил, что большинство арестантов оказались простыми рабочими, которых «разом охватило чувство свободы».

«Все, от мала до велика, поняли и почувствовали, что так жить, как мы жили до сих пор, дольше нельзя, — писал Витте. — Позор и унижение Отечества воочию доказали, что царству произвола должен быть положен конец. Никакими репрессиями нельзя уничтожить это сознание».