«Обожаю свои татуировки!»

Покоритель кометы и обладатель классной рубашки Мэтт Тейлор поговорил с «Газетой.Ru»

Владимир Корягин 06.02.2015, 07:11
esa.int

О посадке на комету, татуировках и поражающих воображение научных открытиях в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» рассказал Мэтт Тейлор — один из покорителей кометы Чурюмова — Герасименко в рамках проекта «Розетта», который многим запомнился своей яркой рубашкой с изображением малоодетых женщин.

— Что явилось источником вдохновения для миссии «Розетта»?

— Изначально, в конце 1980-х, проект «Розетта» предполагал запуск аппарата, который вернул бы на Землю образец кометного грунта. Источником вдохновения для миссии служили советские аппараты «Вега» и европейский аппарат «Джотто», исследовавшие комету Галлея.

А затем было принято решение модернизировать проект и трансформировать его в два аппарата: один выйдет на орбиту кометы, а второй на нее сядет. Так проект «Розетта» — «Филы» появился в том виде, в каком он существует сейчас.

esa.int

— А как вы попали в этот проект?

— Я работал на Европейское космическое агентство на протяжении десяти лет. В основном я занимался проектом Cluster II, главной задачей которого является изучение магнитосферы Земли.

А затем меня пригласили на ту же позицию в проекте «Розетта».

— Что вы чувствовали в день, когда «Филы» наконец сел на комету Чурюмова — Герасименко?

— Я почувствовал невероятное облегчение, хотя всегда был уверен, что «Филы» сядет на комету. Очень много людей работали над тем, чтобы это произошло.

Когда «Филы» передал последние данные и перешел в «спящий режим», я находился дома. Произошло то, что должно было произойти. Зонд сел в темном месте, так что было очевидно, что его скорого возвращения ждать как минимум преждевременно.

Ждем, когда комета подлетит поближе к Солнцу. Вот тогда «Филы» и проснется.

— Как же относится ко всему этому ваша семья?

— Мои домочадцы очень интересуются миссией «Розетты» и многое о ней знают. Из-за того что я много времени провожу за работой, жена и детишки видят меня довольно редко.

esa.int

Это, конечно, вредит семейной жизни. Мне не нравится, что я вижу их гораздо реже, чем мне хотелось бы.

— Вы можете пролить свет на это странное фото? Оно появилось в тот день, когда «Филы» сел на комету Чурюмова — Герасименко.

— Без понятия. По-моему, кто-то просто сфотографировал один из макетов «Филы», которые выставлены в разных в местах по всей Европе. Это точно не сам зонд, да и нет камер, которые могли бы его заснять с такого ракурса.

— Сейчас понятно, где находится «Филы»?

— Нет, мы его ищем. Уверен, он скоро включится и мы еще поработаем.

— Какой сценарий окончания миссии «Розетта» — «Филы» представляется вам наиболее вероятным?

— Финансировать миссию точно будут до конца 2015 года. Хотя мы и надеемся, что удастся выбить денег еще на год. В 2016 году мы будем настолько далеко от Солнца, что сможем работать с аппаратами лишь на протяжении девяти месяцев.

Сейчас мы пытаемся маневрировать «Розеттой» так, чтобы впоследствии посадить ее на поверхность кометы.

— Какое из научных открытий, сделанных во время миссии «Розетты», вас ошеломило?

— Да все! Хотя информация, указывающая на то, что комета очень старая и много времени провела за пределами Солнечной системы, меня впечатлила.

Структуры, которые мы нашли на комете, указывают, что она могла образоваться еще до появления Солнечной системы где-то 4,6 млрд лет назад!

— А что вы думаете о «гусиной коже» на комете? Это что-то уникальное?

— Черт его знает, этот вопрос мы активно обсуждаем. Особенно сосредоточены на том, не являются ли эти структуры первоначальными «строительными блоками» кометы.

— Стало ли понятно, что представляет собой длинный разлом, обнаруженный на комете?

— Полагаю, он появился из-за того, что комета, похожая по форме на утку, испытала определенное давление в месте изгиба. Повторюсь, и этот вопрос мы активно обсуждаем.

esa.int

— Вы начинали свою научную карьеру с изучения космической плазмы. Больше ею не занимаетесь?

— Времени на это не хватает! Раньше я занимался изучением энергетических потоков электронов в радиационном поясе Земли, искал их источник в магнитосфере посредством данных с аппаратов Cluster, Van Allen и THEMIS.

— Вы бывали в России?

— Нет, пока такого удовольствия не имел. А вот когда я работал в рамках проекта Cluster, одним из моих коллег был выходец из России профессор Михаил Балихин.

— Вы занимаетесь какими-то проектами помимо «Розетты»?

— Пока что времени хватает только на «Розетту». Но меня интересуют и будущие миссии.

Например, в проектах Solar Orbiter (спутник для исследования Солнца и его гелиосферы. — «Газета.Ru»), Jupiter Icy Moon Explorer (аппарат для изучения Юпитера и его лун. — «Газета.Ru»), а также BepiColombo (миссия по изучению Меркурия. — «Газета.Ru»).

— Где вы набиваете себе татуировки? Есть любимая?

— Все татуировки мне набил мой школьный приятель по прозвищу PriZeMaN. У него свой тату-салон.

esa.int

Обожаю свои татуировки!

Особенно мне нравится моя правая рука: на ней, частности, изображен портрет моей семьи.

— Вам есть что еще сказать про историю с рубашкой?

— Нет, официальное заявление я сделал. Больше говорить на эту тему мне не хочется.