Как Советская Россия потеряла Саудовскую Аравию

Дружбу между СССР и Саудовской Аравией уничтожили сталинские репрессии

Владимир Корягин 24.01.2015, 10:59
Принц Фейсал бин Абдель Азиз в Москве с Каримом Хакимовым Wikimedia Commons
Принц Фейсал бин Абдель Азиз в Москве с Каримом Хакимовым

Если бы не сталинские репрессии, Саудовская Аравия могла бы стать одним из главных союзников СССР. «Газета.Ru» рассказывает историю «красного паши» Карима Хакимова — нашего человека на Аравийском полуострове.

Отношения между Россией и Саудовской Аравией едва ли можно назвать дружескими. Но так было далеко не всегда: СССР первым из неарабских стран признал образовавшееся саудовское государство и установил с ним дипломатические отношения 16 февраля 1926 года. Главная заслуга в этом принадлежала советскому дипломату Кариму Хакимову, которого друзья и враги уважительно именовали «красный паша».

Человек необыкновенной судьбы, Хакимов и не думал о карьере в сфере внешней политики.

После Гражданской войны, в которой он участвовал на стороне Красной армии, он служил под началом Валериана Куйбышева. Тот разглядел в будущем дипломате талант и сделал его своим заместителем, когда был назначен полпредом в Бухарской Республике. В 1921 году Хакимова отправляют в Иран, и за полгода он учит фарси, арабский, турецкий, французский и итальянский. Дипломат проработал в Тегеране на различных должностях вплоть до 1924 года, когда его отозвали в Москву.

В столице Хакимова принял народный комиссар иностранных дел СССР Георгий Чичерин, поручивший ему отправиться на Аравийский полуостров и установить отношения с образовавшимся в Хиджазе государством Хашимитов. Вот только Хашимиты к тому моменту были под колпаком у Великобритании — к этому их привел тандем, состоявший из Лоуренса Аравийского и верховного комиссара Египта Артура Генри Макмагона.

Прибывший в Мекку Хакимов едва успел вручить верительную грамоту королю Хусейну, как властитель Неджа Абдель Азиз ас-Сауд решил объявить Хиджазу войну.

Спустя несколько месяцев войска ас-Сауда вошли в Мекку. Сюда из Джидды, где находилась советская миссия, подоспел Хакимов, который познакомился с амбициозным Абдель Азизом, хотевшим объединить разрозненные и небольшие государства Аравийского полуострова в одну сильную державу.

К слову, Абдель Азиз установил в своей державе лестничное право: скончавшийся Абдалла, ставший вчера королем Салман и кронпринц Мукрин, равно как и их предшественники, являются сыновьями Абдель Азиза. В силу того, что последнего ребенка основатель современной Саудовской Аравии родил в 79 лет, то и наследников у него было немало. Однако теперь исключением стал заместитель кронпринца Мухаммед бин Наиф — внук Абдель Азиза.

А в далеком 1924 году работать советскому дипломату Хакимова активно мешали представители Великобритании.

«Англичане с целью изолировать арабский Восток от СССР принимают все меры к тому, чтобы не допускать в эти страны советских граждан», — писал Карим Хакимов в письме, адресованном Георгию Чичерину.

В начале 1926 года Абдель Азиз ас-Сауд фактически победил и принял титул короля Хиджаза, султана Неджда и присоединенных областей. 16 февраля 1926 года Карим Хакимов сумел на автомобиле преодолеть зону боевых действий и лично вручить королю будущей Саудовской Аравии ноту о признании его государства со стороны Советского Союза. Сам Хакимов стал близким другом Абдель Азиза ас-Сауда.

Wikimedia Commons

Советская Россия начала помогать ас-Сауду зерном и оружием. А еще поставляла на Аравийский полуостров керосин — о колоссальных запасах нефти там еще никто не догадывался.

В 1928 году Хакимова отправили в Йемен. Власти СССР надеялись, что талантливый дипломат поможет наладить отношения с руководством этой страны. Помимо всего прочего он активно участвовал в съемках документального фильма «Эль-Йемен», который приехал снимать легендарный советский путешественник и режиссер Владимир Шнейдеров.

Удивительно, но Хакимов вместе со съемочной группой Шнейдерова помог провести электрификацию дворца йеменского монарха Яхьи бин Мухаммада Хамид-ад-Дина. Король не остался в долгу и выделил режиссеру солидную охрану для того, чтобы тот снимал что угодно и где угодно.

А вот Хакимова вновь отозвали. На этот раз в Москву.

Но и здесь дипломат соскучиться не успел: в мае 1932 года для встречи с Иосифом Сталиным в советскую столицу прибыл принц Фейсал. А встречал особу королевских кровей не кто иной, как Карим Хакимов. Этот визит оказался провальным: сначала Сталин переносил сроки переговоров, а затем и вовсе не стал встречаться с Фейсалом бин Абдель Азизом ас-Саудом. Вместо него в Кремле принца принял Михаил Калинин. Фейсал был оскорблен, но своего отношения к Хакимову не изменил.

Стоит отметить, что Фейсал, который стал королем Саудовской Аравии в 1964 году, особенно запомнился тем, что в 1973 году убрал саудовскую нефть с мировых рынков, увеличив цену на нее в четыре раза и спровоцировав тем самым мировой энергетический кризис. Впоследствии он был убит своим племянником, вернувшимся из США.

Однако вернемся к повествованию: в 1933 году король Абдель Азиз ас-Сауд предоставил американским нефтяным компаниям концессию на разведку и добычу нефти. Отношения с Советским Союзом продолжали охлаждаться.

Спустя два года после этого Карима Хакимова все-таки отправили в Саудовскую Аравию в должности полномочного представителя. Дипломата тепло встретили при дворе Абдель Азиза ас-Сауда, а отношения между странами вроде бы сдвинулись с мертвой точки. Но не прошло и двух лет, как Карима Хакимова вновь отозвали в Москву.

Здесь его признали «шпионом» и «врагом народа». А 10 января 1938 года Хакимова расстреляли. В середине 1938 года в Саудовской Аравии были открыты колоссальные нефтяные месторождения, право на разработку которых было передано американской компании «Арамко».

Вскоре после расстрела Хакимова советская миссия в Саудовской Аравии была сокращена, а дипломатические отношения между СССР и Саудовской Аравией были прекращены по инициативе короля Абдель Азиза ас-Сауда, который не смог смириться с гибелью своего друга. Вновь возобновились они лишь после распада Советского Союза.

О Кариме Хакимове и его заслугах отечественные дипломаты и востоковеды не вспоминали с момента его расстрела и вплоть до середины 1990-х годов.