Да — плагиату, воровству, халтуре и царапкиным

Госдума решила не разрешать бессрочное обжалование халтурных диссертаций

Павел Котляр 23.01.2015, 20:03
iStockphoto

Депутаты Госдумы признали, что наличие срока для обжалования списанных диссертаций — это нонсенс, однако отменять его не стали. «Газета.Ru» разбиралась почему.

Госдума отклонила в первом чтении законопроект, предлагающий отменить любые сроки для проверки научных диссертаций. «Лицо, ученая степень которому была присуждена с нарушением Положения о присуждении ученых степеней, может быть лишено ученой степени в установленном порядке, вне зависимости от времени присуждения этому лицу ученой степени», — гласил документ.

Представляя законопроект, его соавтор депутат Дмитрий Гудков вспомнил, что в стране авторское право не имеет сроков защиты, а его нарушение влечет за собой административное и уголовное наказание. «У нас Киркоров и Михалков могут спать спокойно, а Алферов и другие ученые не могут: у нас в стране воруют ученые степени. Процветает воровство научных работ, на этом зарабатывают деньги, страна теряет профессионалов, происходит девальвация ученых степеней», — заявил депутат. По его словам, это угрожает здоровью и безопасности граждан: так, больше 100 фальшивых диссертаций найдено в прошлом году в медицинской сфере.

Депутат напомнил о хирурге Юрии Царапкине, который переписал чужую диссертацию, заменив в тексте «кровь» на «лимфу».

Упомянул он и о 30 ректорах с фальшивыми диссертациями, которых выявили в прошлом году. «Ракеты падают, космические аппараты выходят из строя. Пример — директор предприятия «Сапфир» Сметанов, который защитил докторскую методом сдвига дат в чужом тексте», — рассказал Гудков, добавив, что сроков давности для обжалования работ нет ни в одной стране мира, и напомнил историю про немецкого министра, которую лишили степени спустя 30 лет после защиты диссертации. «Мы не предлагаем наказывать. Мы не думаем о правах царапкиных, а думаем о праве пациентов не умереть от этих царапкиных», — заявил депутат.

Председатель комитета по науке академик Валерий Черешнев подчеркнул, что ученые не приемлют никаких ограничений, в том числе в вопросах этики и подобных сроков давности, о чем четко заявил президент РАН Владимир Фортов. Черешнев также поддержал недавнюю инициативу премьер-министра Дмитрия Медведева об оцифровке 880 тыс. научных работ.

На вопрос, как быть с тем, что закон обратной силы не имеет, Гудков ответил, что это положение Конституции распространяется лишь на регулирующие акты, устанавливающие ответственность, его же законопроект никакую ответственность не вводит.

Он привел пример с поддельными правами, для изъятия которых срок не нужен.

Единороссу Николаю Булаеву, клиенту «Диссернета», не понравилось, что постановление правительства 2013 года запрещает получение степени по совокупности печатных работ. «Теперь что, нужно ли тогда отобрать ранее защищенные степени?» — недоумевал он.

По мнению депутата от ЛДПР Владимира Дегтярева, любой срок для обжалования работ — это, конечно, нонсенс, однако вызывает много вопросов личность другого соавтора законопроекта Ильи Пономарева, которого обвинили в незаконном получении $750 тыс. от фонда «Сколково». «Нам не с руки поддерживать закон, автор которого с подмоченной репутацией!» — провозгласил Дегтярев.

«Мы хотим сказать «нет» плагиату, воровству и халтуре в научных работах»,

— заявил депутат-коммунист Дмитрий Новиков. Интересным оказался довод другого представителя фракции КПРФ, известного режиссера Владимира Бортко: «Что последует, если мы примем этот закон? Не будем скрывать, что человек грешен, и с принятием его будет нанесен удар по руководству нашей страны. Стоит ли его принимать сейчас?»

В итоге законопроект был отклонен, так как за проголосовали всего 179 депутатов. Он был внесен Ильей Пономаревым и Дмитрием Гудковым еще летом прошлого года — это стало реакцией на фактическую амнистию авторам списанных диссертаций.

Дело в том, что с 1 января 2014 года срок подачи жалоб на недобросовестно защищенные диссертации был увеличен до 10 лет, однако те, кто получил степень ранее 2011 года, фактически получили индульгенцию.

Актуальность этого законопроекта связана с огромным потоком «липовых» диссертаций и вскрытыми фактами написания заказных работ на «фабриках» при диссоветах. За отмену срока давности выступило и Общество научных работников, чье письмо в адрес председателя правительства подписали порядка 3 тыс. ученых, в том числе академиков и членов-корреспондентов РАН.

19 января законопроект получил одобрение в профильном комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям. За там проголосовали пять, против — два члена комитета. Однако инициаторы законопроекта и ученые, его поддержавшие, не питали иллюзий по поводу принятия документа, ведь ранее по меньшей мере 25 самих думцев стали клиентами сообщества «Диссернет», эксперты которого нашли в их трудах беззастенчивый плагиат.

Массовые заимствования были найдены в научных трудах Ришата Абубакирова, Николая Булаева, Владимира Васильева, Игоря Лебедева, Владимира Бурматова и других депутатов.

«Я не жду чуда: о том, что единороссы будут голосовать против, было сказано еще на комитете. Но все равно нам нужна дискуссия, хоть и с отрицательным результатом. Важно то, что нас поддержало 47 региональных заксобраний», — рассказал «Газете.Ru» Гудков накануне голосования.

Одним из двух проголосовавших против законопроекта в профильном комитете был депутат-единоросс Владимир Кононов. Он пояснил, что в таком виде закон ему не нравится, хотя и не пояснил, чем именно. По его словам, пункт о бессрочности единороссы будут продвигать в 2016 году, когда будет приниматься новый закон о науке.

«С точки зрения процессуальной и юридической эту инициативу невозможно реализовать, поскольку закон обратной силы не имеет. Что бы ни было принято, на защитившегося ранее человека это распространяться не будет. Это основа законодательства России и, кстати, большинства стран. А что касается бессрочности, то сегодня она не имеет особого значения, поскольку 10 лет — более чем достаточный срок, чтобы сделать все проверки на заимствования и оригинальность», — рассказал накануне «Газете.Ru» депутат Бурматов, в кандидатской которого Российская государственная библиотека нашла 61% «позаимствованного» текста.

Отвечая на вопрос, рад ли он, что срок рассмотрения жалоб по его диссертации истек, Бурматов ответил: «Мне абсолютно без разницы: я уже четыре суда у «Антиплагиата» выиграл, и сейчас они мне должны кучу денег, почти миллион рублей. Прошли три экспертизы — они проиграли мне по всем пунктам.

Эти деньги я планирую потратить на стипендию для студентов, которые заняты борьбой с коррупцией».

Речь идет о разбирательствах, связанных не с обвинениями Бурматова в плагиате, а с его обвинениями в адрес ЗАО «Антиплагиат» в получении доступа к архивам Российской государственной библиотеки в обход конкурсных процедур.