Унижение против братства ученых

Российские ученые выступили с открытыми письмами в связи с депортацией академика Валерия Тишкова из Эстонии

Владимир Корягин 17.10.2014, 09:33
iStockphoto

Российские ученые отреагировали на депортацию академика Валерия Тишкова из Эстонии, выступив с двумя открытыми письмами по этому поводу. Обращения написаны с разных позиций, хотя и призывают к тому, чтобы не жертвовать международным сотрудничеством в области науки в угоду властям предержащим.

Persona non grata

Вечером 12 октября появилась информация о том, что директора Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН и академика-секретаря отделения историко-филологических наук РАН Валерия Тишкова не пустили в Эстонию. Впоследствии стало известно, что причины отказа во въезде в страну ученому могут быть опубликованы лишь через 75 лет. При этом в соседнюю страну Тишков прибыл по приглашению клуба «Импрессум», к которому в Балтии относятся довольно негативно.

«Газета.Ru» недавно вспоминала Валерия Тишкова: в июле он рассказал президенту России, что молодые россияне в большинстве своем «довольны нынешней политической ситуацией и считают самой лучшей нынешнюю эпоху — путинскую». А затем стал одним из участников встречи со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным, посвященной составлению монографии «История Новороссии», которую напишут ученые Академии наук.

Сам Тишков связал свою депортацию из Эстонии и пятилетний запрет на въезд в эту страну со своей позицией по вопросам этнической политики в Балтии.

«Академическое сообщество достаточно едино в том мнении, что недопуск академика в Эстонию под любым предлогом — это безобразие и нарушение академических свобод. Особенно в свете напряженных отношений между Россией и Европейским союзом. В идеале, несмотря на подобную ситуацию, власти должны приветствовать любые контакты, а особенно научные. Получается, что демонстрируется озлобленность, а не стремление к преодолению охлаждения», — сказал «Газете.Ru» источник в РАН, знакомый с ситуацией.

По его словам, в академической среде мнения о Тишкове-ученом диаметрально расходятся. «Известно, что он склонен к демонстрации лояльности к властям предержащим. Он лояльный ученый. А то, что он приезжал по приглашению клуба «Импрессум», который считают российским агентом влияния в Эстонии, и вовсе неудивительно», — резюмировал источник.

Второй источник из академической среды оказался гораздо более сдержанным в оценках.

«С одной стороны, можно сказать, что Валерий Тишков близок к власти. С другой стороны, он замечательный ученый и блестящий администратор. Всегда помогает докторантам, отстаивает интересы института. А еще у него есть книга «Реквием по этносу» прекрасная», — добавил второй источник.

Говоря про «Историю Новороссии», источник сообщил, что он «рад, что именно институт Тишкова займется этой нужной и давно назревшей книгой».

«Сейчас должен действовать принцип «русский русскому помоги». И кто как не Тишков, прекрасный этнограф, знает этот принцип», — резюмировал собеседник «Газеты.Ru».

Два письма

Две группы ученых выступили с открытыми письмами по поводу депортации академика из Эстонии.

В редакцию «Газеты.Ru» поступило заявление членов Совета Вольного исторического общества, которое и приводится ниже.

Заявление членов Совета Вольного исторического общества

«В последнее время в развитии нашей страны все яснее проявляется очень опасная тенденция — нарастающая ее изоляция и самоизоляция, являющиеся результатом как собственной политики России, так и реакции на эту политику мирового сообщества. Одно из проявлений этой изоляции — нарушение с трудом налаженных в постсоветское время международных связей российских ученых, что угрожает самому существованию в России науки, по своей сути являющейся интернациональной.

Такая тенденция полностью отвечает интересам наиболее ретроградной и изоляционистской части российской политической элиты, для которой ученые — естественные противники, поскольку и по характеру своей деятельности, и по менталитету являются одной из наиболее интернационализированных групп российского общества.

К тому же они, как носители рационального и критического взгляда на мир, в меньшей степени подвержены пропаганде, искажающей реальность. Поэтому вполне естественно ожидать от этой части российской власти попыток всемерно изолировать ученых, затруднить их контакты с западными коллегами и создать «суверенную» квазинауку. Однако правительства некоторых западных стран совершают шаги в том же направлении, фактически объединяя свои усилия с усилиями российских ретроградов.

Одним из самых заметных событий последних дней стала депортация из Эстонии крупного российского историка и антрополога Валерия Александровича Тишкова, прибывшего в эту страну для чтения научного доклада. Она была совершена без всякого объяснения причин и в намеренно унизительной форме. Следует заметить при этом, что Валерий Александрович Тишков не только возглавляет один из лучших гуманитарных академических институтов — Институт этнологии и антропологии, — но и является академиком-секретарем отделения историко-филологических наук РАН и, следовательно, административно представляет всю российскую историческую и филологическую науку.

Таким образом, речь идет о символическом жесте, направленном на унижение российской гуманитарной науки в целом.

При сходных обстоятельствах в августе был выдворен из Литвы российский историк, директор фонда «Историческая память» Александр Решидеович Дюков, прилетевший в Вильнюс для презентации своей книги «Накануне Холокоста» (и хотя в этом случае объявление историка, широко использующего закрытые архивы ФСБ, persona non grata легче объяснить, но все же невозможно оправдать).

В еще худшем положении оказались ученые Крыма, вне зависимости от их политических взглядов. Речь идет не только о том, что визиты их западных коллег в Крым и участие крымских ученых в международных проектах оказались невозможны. Как нам стало известно, совсем недавно один из наших крымских коллег, получивший приглашение от знаменитого Гумбольдтовского фонда приехать в Германию, не смог получить немецкую визу. При этом он использовал именно ту процедуру, которую предписывают жителям Крыма посольства Евросоюза, — обратился в консульство Германии в Киеве с украинским паспортом. Однако консульство отказалось даже принять документы, мотивируя это тем, что учреждения, в котором он работает, на территории Украины больше не существует.

Учитывая, что жители Крыма, независимо от гражданства, не могут обращаться за визами и в консульства на территории России, это означает полную изоляцию для тех коллег, у которых истекают имевшиеся визы или которые попытаются их получить впервые.

Такие действия, безусловно, вызывают в памяти прошлогодний отказ в выдаче российской визы Амандин Регамэ, директору Франко-российского центра гуманитарных и общественных наук в Москве, недавнее задержание в Южно-Сахалинске известного японского сейсмолога Кэндзи Сатакэ и другие политически мотивированные или вовсе немотивированные акции российских властей против иностранных ученых.

Подобные действия, от властей каких бы стран они ни исходили, мы считаем недопустимыми. Именно люди науки и культуры способны восстановить в будущем утраченное доверие между народами и не дать скатиться участникам даже самых острых конфликтов в окончательное одичание. Попытки затруднить международные контакты ученых бьют и по собственному образованному слою соответствующей страны, и по всей мировой науке, а значит, по нашему общему будущему. Единственная возможность противостоять этому — солидарность ученых, вне зависимости от их гражданства и политических взглядов. Мы призываем наших коллег внутри России и за ее пределами противостоять попыткам и своих, и иностранных политиков изолировать нас друг от друга и не оставлять без внимания случаев неоправданного ограничения свободы передвижения ученых по мотивам «национальной безопасности» или другим политическим мотивам».

На момент выхода заметки к открытому письму было предложено присоединиться всем желающим.

С иной позицией выступили другие представители гуманитарной науки, которые написали свое открытое письмо:

«12 октября 2014 года эстонские пограничные службы не впустили в страну академика РАН Валерия Александровича Тишкова. Он провел ночь в таллинском аэропорте и вынужден был вернуться назад, причем ближайший московский рейс состоялся лишь на следующее утро. Обиженный, раздраженный и усталый, он выразил свое возмущение в двух «постах» в Facebook, сразу же размноженных социальными сетями и СМИ, а также размещенных на официальном сайте Института этнологии и антропологии РАН. Далее последовало заявление российского МИДа. В политически перегретой атмосфере нашего времени продолжающееся обсуждение инцидента стало приобретать все более скандальный характер.

Выражая свое сочувствие пожилому человеку, неожиданно и без объяснения причин подвергшемуся столь унизительной процедуре, мы считаем необходимым обратить внимание на другую сторону дела, почти не затрагиваемую в общественных обсуждениях.

Уже в своем первом «посте» Валерий Александрович Тишков призвал в отместку — если эстонские власти не принесут ему извинений (хотя известно, что никакая власть — ни эстонская, ни российская — за подобные акции никогда не извиняется) — разорвать отношения с эстонскими учеными (вообще-то никакого отношения к инциденту не имевшими), дав им попутно весьма оскорбительную характеристику. Во втором «посте» он, правда, все-таки решил сотрудничества не прерывать, но оскорблений своих не отозвал и уничижительных характеристик не дезавуировал. Стоит ли после этого удивляться, что эстонские ученые не поспешили выразить сочувствие Валерию Александровичу Тишкову и осудить свою собственную администрацию, а некоторые перешли к ответным оскорблениям (комментарий Урмаса Сутропа), выдержанным в том же стиле и адресованным уже российской науке (вообще) и российским ученым (всем).

В неласковые советские годы лучшие из отечественных гуманитариев умели с большим достоинством придерживаться этических принципов интеллектуального братства ученых, не знающего ни национальных, ни идеологических границ.

В эстонском городе Тарту жил и работал Юрий Лотман, чьи труды составляли гордость и славу отечественной науки, а учениками его были и русские, и эстонцы, и все, кому посчастливилось удостоиться этой чести. Под его руководством осуществлялась деятельность знаменитой Московско-Тартуской семиотической школы, одного из ярчайших событий в гуманитарной науке второй половины XX века. Наши связи не прерывались и в постсоветские десятилетия; своей притягательности для российских гуманитариев Тартуский университет не утратил и поныне.

Поскольку извинений за оскорбления ждать уже явно не приходится, мы, российские ученые, подписавшие данное письмо, считаем свои долгом взять эту миссию на себя и принести извинения всем, кого задели слова Валерия Александровича Тишкова, сказанные, хочется надеяться, лишь в запальчивости.

Излишне говорить, что мы с огромным уважением относимся и к эстонской науке, и к эстонским ученым, своим коллегам и друзьям.

Мы призываем всех, кому дорога международная солидарность научного сообщества, приложить максимальные усилия, чтобы остановить стремительно раскручивающийся маховик взаимных обвинений и растущего озлобления».

На момент выхода заметки к открытому письму было предложено присоединиться всем желающим ученым.