«И тогда население будет покупать только российское»

Государство пытается стимулировать отечественных фармацевтов

Надежда Маркина 17.09.2014, 08:50
РИА «Новости» / Руслан Кривобок

Минпромторг предложил ограничить участие зарубежных производителей при госзакупке лекарств. На этой неделе заканчивается общественное обсуждение данной инициативы. Эксперты, с которыми побеседовала «Газета.Ru», считают, что для поддержки российской фармацевтической промышленности лучше не вводить ограничения для зарубежных производителей, а применять преференции к своим.

18 сентября заканчивается срок общественного обсуждения предложенного Минпромторгом проекта постановления правительства «Об установлении ограничений на допуск лекарственных средств, происходящих из иностранных государств, при осуществлении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

В середине октября проект должен быть внесен на рассмотрение в правительство. Он вполне укладывается в тренд на ограничение импорта и развитие отечественной промышленности, которому следуют в последние месяцы российские власти на фоне санкций стран Запада против России. Правда, предыдущая инициатива Минпромторга об ограничении поставок в страну импортного медицинского оборудования пока успеха не имела, так как большинство экспертов ее не поддержало. Основной аргумент «против» — нужно сначала наладить выпуск российского медицинского оборудования в достаточном ассортименте и количестве, а уже потом вводить ограничения на закупки импортного.

Теперь Минпромторг предлагает не допускать компании — производители из других стран, если на участие в госторгах при закупке одного лекарственного средства поступило хотя бы две заявки от производителей стран Таможенного союза (России, Казахстана или Белоруссии).

Ограничения касаются только госзакупок, в частных аптеках можно будет купить импортные препараты. Как заявил глава Минпромторга Денис Мантуров, эти меры «не могут вызвать появления дефицита лекарств, поскольку готовились заранее, исходя из потребностей потребителей и возможностей наших производителей. Обеспечен необходимый объем отечественного производства».

Интересно, что инициативу Минпромторга не поддержали Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба. Как сообщается на портале госзаказов, Минэкономразвития обратило внимание на невозможность определить степень локализации производства каждого препарата в России, Казахстане и Белоруссии.

Вместо этого для поддержки отечественного производителя Минэкономразвития предлагает воспользоваться действующими сейчас преференциями в размере 15%.

В настоящее время для всех российских производителей лекарств действует 15-процентная преференция, которая позволяет заключать государственные контракты по цене, полученной в результате проведения конкурентных закупочных процедур. Иностранные поставщики при прочих равных условиях обязаны предоставить 15-процентную скидку на поставляемую продукцию.

Кроме того, указали в МЭР, в тексте не регламентирован порядок закупки при индивидуальной непереносимости пациентом каких-то лекарственных препаратов.

Что касается Минздрава, на вопрос корреспондента «Газеты.Ru» заместитель министра здравоохранения Сергей Краевой сообщил следующее: «Речь идет не о запрете или ограничении ввоза импортных лекарственных препаратов,

а о том, чтобы стимулировать российскую фармацевтическую промышленность».

Краевой также напомнил и о поставленной президентом России задаче — к 2018 году довести долю отечественных фармпрепаратов на российском рынке до 90%.

Какова ситуация сегодня? «Смотря в чем измерять, — ответила на вопрос корреспондента «Газеты.Ru» директор Института экономики здравоохранения Лариса Попович. — Это как в мультфильме — «в попугаях я длиннее». У нас в упаковках уже сейчас доля российских препаратов под 60% по рынку в целом, а в некоторых сегментах больше.

А по цене только 26%, но это оттого, что российские препараты дешевые.

Поэтому не нужно «кошмарить» ситуацию. Я не уверена в том, что у нас 90% по объему выпуска будет российским, но 90% по ассортименту из списка ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов) — это реально».

При этом, по мнению Ларисы Попович, говорить о том, что в России плохие лекарства, было бы очень неправильно. «Есть достаточно большая линейка российских препаратов хорошего качества, произведенных по GMP-стандартам, которые могут в каком-то сегменте вполне успешно конкурировать с импортными препаратами. Я отрицательно отношусь к агрессивной маркетинговой политике западных компаний, которая утверждает, что все российские препараты плохие. Я считаю, что очень большую долю недоверия к российским препаратам формирует такая политика», — считает эксперт.

Качественное лекарство должно быть произведено по международным стандартам GMP (надлежащая производственная практика). Считается, что в России только малая часть фармацевтических производств соответствует стандартам GMP. Однако, по словам министра Мантурова, «из общего объема производимых лекарств, которые поступают на рынок РФ, 80% соответствуют требованиям GMP». В 2014 году на GMP должны перейти все российские фармацевтические предприятия.

Иначе считает исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Владимир Шипков. «Это заявление политика, который одновременно прав и не прав», — сказал он «Газете.Ru».

«Если говорить де-юре, то стандарты GMP у нас действуют с января сего года. Но у нас, к сожалению, нет инструментов, нет механизмов, чтобы подтвердить это соответствие. Это некая декларация, которая не подтверждена юридическими и правовыми документами.

У них тут как будто действует презумпция невиновности: если не доказано, что не соблюдается, значит, соблюдается. Безусловно, ведущие предприятия РФ инвестировали не один десяток миллионов рублей, чтобы модернизировать производство в соответствии со стандартами. Но это не более чем два десятка среди нескольких сотен российских производителей», — пояснил Шипков.

Для перехода на стандарты GMP необходимо строительство новых помещений, оборудованных специальной системой вентиляции, фильтрами и шлюзами, говорит он. Это все стоит денег, но государство почему-то не спешит вкладывать деньги в модернизацию фармацевтической отрасли.

«Не по всем нозологическим формам у нас есть отечественные лекарства, — резюмирует Лариса Попович. — И, кстати, ни одна страна в мире не способна на 100% своими силами обеспечить себя лекарствами. Мир глобален. И если кто-то где-то изобрел лекарство, которое абсолютно точно излечивает при данном заболевании, то, как правило, другие в эту сторону не движутся и в лучшем случае делают копии».

По мнению Ларисы Попович, в проекте «не хватает важнейших слов, касающихся требований равного соответствия критериям безопасности и взаимозаменяемости для лекарств российских (или Таможенного союза) и лекарств зарубежного производства. Кроме того, необходимо быть уверенным в том, что российские производители, пришедшие на конкурс, в состоянии произвести эти препараты в нужном объеме. Если все это присутствует — то можно дальше обсуждать целесообразность ограничений в закупках. Но вообще-то я считаю, что лучше давать преференции отечественным производителям, чем вводить ограничения. Здесь можно было бы использовать еще такой инструмент, как система возмещения, — возмещать стоимость российского препарата, а если хочешь импортный — доплачивай. Тогда, я вас уверяю, все население будет покупать только российское».