Кого слушает президент

Наша вакцина от нашего ВИЧ

Начинается вторая фаза клинических исследований российской вакцины от ВИЧ

Надежда Маркина 09.06.2014, 08:08
Ученые создали вакцину для лечения российских ВИЧ-инфицированных iStockphoto
Ученые создали вакцину для лечения российских ВИЧ-инфицированных

Об особенностях российской ДНК-вакцины от ВИЧ, о прошедших и будущих клинических испытаниях «Газете.Ru» рассказали ее разработчики.

Вакцина cэкономит 20 млрд рублей

Через несколько лет можно ожидать, что в России появится отечественная вакцина от вируса иммунодефицита человека (ВИЧ). Если она благополучно пройдет клинические испытания. Если на пути ее создания не встанут какие-нибудь бюрократические или межведомственные барьеры, как оно часто случается. И если государство даст деньги на завершение ее испытаний. Сейчас создатели вакцины – доктор биологических наук Андрей Козлов, директор Биомедицинского центра в Санкт-Петербурге, и его коллеги готовы к проведению второй фазы клинических испытаний вакцины. Она начнется в июне в рамках федеральной целевой программы «Фарма-2020».

Речь идет о терапевтической вакцине, а не профилактической. Это значит, что она применяется не для того, чтобы не заразиться СПИДом, а для лечения уже инфицированных ВИЧ людей.

Это одна из трех отечественных вакцин, о которых упоминала министр здравоохранения Вероника Скворцова. Две другие, созданные в Институте иммунологии в Москве и в центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» в Новосибирске, прошли первую фазу клинических исследований. В 2013 году Новосибирский центр получил разрешение на проведение второй фазы клинических исследований вакцины, однако это разрешение пока не подкреплено финансированием. Так что до регистрации, о которой сказала министр, еще далеко.

Число ВИЧ-инфицированных в России составляет, по разным данным, от 950 тыс. до 1,3 млн человек. Чтобы не умереть от СПИДа, они пожизненно принимают лекарственные препараты, подавляющие размножение вируса, – это называется антиретровирусной терапией. Жить с терапией можно, но нельзя ее прекращать, потому что лекарства придавливают вирус, держат его в узде, но полностью из организма не выводят. К тому же к лекарственным препаратам развивается привыкание и схему лечения приходится менять. Наконец, лечение ВИЧ-инфицированных – это очень дорого.

В масштабах страны антиретровирусная терапия обходится в 20 млрд руб. ежегодно, хотя этого мало и сегодня надо уже 40 млрд.

Терапевтическая вакцина – это такое лекарство, которое борется с вирусом, повышая возможности иммунной системы организма. А ведь именно иммунные клетки (Т-лимфоциты) становятся основной мишенью для ВИЧ, и при заражении их число снижается. Вакцина восстанавливает численность иммунных клеток и натравливает их на вирус, потому что сама содержит компоненты вируса.

Вакцинацию можно сочетать с антивирусной терапией, снижая дозу лекарств. Теоретически она может позволить человеку вообще обходиться без лекарств, то есть может вылечить его окончательно. Впрочем, эта такая великая цель, к которой специалисты стремятся, но пока говорят о ней очень осторожно. Если удастся снизить дозу лекарств – уже хорошо.

Своя вакцина от своего вируса

Российская ДНК-вакцина содержит четыре вирусных гена, поэтому ее условное название – ДНК-4. Причем, как объясняет «Газете.Ru» Андрей Козлов, это четыре основных гена вируса и они охватывают все антигенные участки вирусного генома, на которые и возникает иммунный ответ.

Что самое главное, вакцина сделана на основе нашего, российского ВИЧ, – это ВИЧ-1 серотипа А. «Нам повезло в том отношении, что вирус, циркулирующий в российской популяции, малоизменчив, – объясняет Козлов, – его изменчивость находится в пределах 5% по сравнению с 20-процентной изменчивостью ВИЧ в некоторых других популяциях».

А значит, отечественная вакцина будет предназначена для лечения именно российских пациентов.

Ученые клонировали вирусный геном, выделили из него гены и вставили их в плазмиду – кольцевую бактериальную ДНК кишечной палочки. «Мы все сделали своими руками, – подчеркивает Андрей Козлов. – Обычно в нашей клинической практике происходит так, что половина воруется за рубежом. У нас ничего не своровано».

В процессе производства вакцины, а происходит оно в НИИ особо чистых биопрепаратов в Санкт-Петербурге, эти плазмиды размножаются и очищаются от сопутствующих белков и посторонней ДНК. В конце – обязательный контроль качества, чтобы получилось именно то, что нужно.

От животных до пациентов

Как говорит Андрей Козлов, вакцина прошла «все мыслимые доклинические исследования», которые показали, что она относится к 5-му классу по шкале токсичности, то есть совсем нетоксична. У экспериментальных животных вакцина вызвала клеточный иммунитет – иммунитет, создаваемый Т-клетками. Дальше начались испытания на человеке.

Первую фазу клинических исследований, в которой участвовал 21 здоровый доброволец, специалисты провели в 2008–2010 годах.

Подтвердилось, что вакцина хорошо переносится, не вызывает побочных эффектов и в 100% случаев вызывает клеточный иммунитет у человека.

Чтобы показать это, на добровольцах проводили множество иммунологических исследований.

Во второй фазе клинических исследований будут участвовать 60 ВИЧ-инфицированных пациентов, которые получают антиретровирусную терапию. А проводить их будут семь медицинских учреждений: в Москве, Волгограде, Казани, Калуге, Липецке, Ижевске, Смоленске. Пациентов разделят на три группы. Две группы получат ДНК-вакцину в двух разных дозах, а третья группа – плацебо (без вакцины). Врачи будут наблюдать за тремя группами испытуемых в течение шести месяцев, следить за их состоянием, измерять содержание вирусов в крови и проводить всевозможные иммунологические тесты.

«Поскольку это первое применение вакцины у пациентов с ВИЧ, то первая задача – проверить безопасность на пациентах, – говорит Наталья Востокова, директор контрактно-исследовательской организации ИФАРМА, организующей клинические исследования. – Мы их вакцинируем на фоне антиретровирусной терапии. Мы должны убедиться, что вакцина вызывает иммунный ответ. Мы будем отслеживать общие показатели здоровья, общий анализ крови, ЭКГ и иммунные показатели».

У специалистов есть предварительные данные, что вакцина снимает временное повышение вируса в крови, возникающее на фоне лечения. Это, как они объясняют, может быть признаком резистентности к лекарству. По словам Козлова, если эти данные подтвердятся, вакцина может быть включена в протокол антивирусной терапии.

Гонка наперегонки с вирусом

Вакцина может появиться на рынке в течение четырех-шести лет.

По словам Козлова, зависит это от очень многих обстоятельств, но прежде всего, как ни банально это звучит, от денег. Министерство здравоохранения с гордостью рапортует об отечественных вакцинах, но что-то не стремится финансировать эту работу. Так же как и Федеральное медико-биологическое агентство России (ФМБА).

На первой стадии разработки вакцины исследователи получали деньги от Минобрнауки, затем от Роспотребнадзора, а самая затратная часть – вторая фаза клинических испытаний – стала возможной благодаря федеральной программе «Фарма-2020», объявленной Минпромторгом.

«Однако денег на нее выделяется очень мало, – сетуют специалисты. – 50 млн руб. – это на самом деле в обрез».

Если бы не финансовые проблемы, то другие две вакцины от ВИЧ тоже бы приступили ко второй фазе. В словах Андрея Козлова о продукции конкурентов не чувствуется никакого соперничества: на вопрос о том, что будет, если они окажутся эффективными, ученый отвечает: «Ну и хорошо, тогда их можно будет применять в комбинации, и это только усилит их действие».

Вообще, подчеркивает он, в стране должно одновременно проводиться много клинических исследований и только в таком режиме будут появляться новые лекарства.

Кстати, по той же программе «Фарма-2020» сейчас стартует вторая фаза клинических исследований другого российского продукта – это лекарственный препарат против ВИЧ, созданный, как писала «Газета.Ru», в компании «Вириом» центра химического разнообразия «Химрар».

Как рассказала «Газете.Ru» представитель «Химрара» Елена Сурина, в первой фазе препарат испытывался в Таиланде и было отмечено снижение вируса в крови у пациентов после короткого применения. Сейчас получено разрешение на испытания в России на 90 пациентах на протяжении года. Эффект российского препарата будут сравнивать с золотым стандартом лечения ВИЧ-инфекции.

Работать над лекарственными препаратами, а потом и вакцинами от ВИЧ российские ученые начали одновременно с американскими, в 1990-х годах, рассказывает Андрей Козлов. Но США в отличие от нашей страны тратит на эти разработки миллиарды долларов. Правда, действующей вакцины у американцев пока тоже не получилось — «гора родила мышь».

А нашим специалистам надо работать быстро, потому что российский ВИЧ, который был до поры до времени стабилен, уже начал мутировать: в Новосибирске и Томске обнаружена новая рекомбинантная разновидность.

И если она будет распространяться, нужно будет создавать новую вакцину на более консервативные участки вируса.

В принципе российская вакцина годится и для профилактики, для защиты от заражения ВИЧ. Но вот проверить это практически нереально. «Испытания профилактической вакцины на эффективность потребуют когорты в несколько тысяч человек с уровнем заражаемости в несколько процентов в год, чтобы статистически доказать, что она снимает заражение. И даже если найти такую когорту испытуемых среди людей с наркотической зависимостью, стоить это будет несколько десятков миллионов долларов», – говорит Козлов.

«А вообще, что такое эпидемия СПИДа? – подытоживает ученый. – Это эпидемиологическая война природы против нас. И мы должны от нее защищаться».