Кого слушает президент

Один месяц трезвости

О первом сражении на Восточном фронте Первой мировой войны и других событиях столетней давности

Владимир Корягин 20.08.2014, 08:43
Wikimedia Commons

Сто лет назад состоялось первое сражение на Восточном фронте Первой мировой войны — битва при Гумбиннене. А в Ватикане скончался папа Римский Пий X. Новости с фронта приходили в европейские столицы с опозданием.

К последней трети августа Первая мировая война набрала обороты. Внимание людей по обе стороны Атлантики было приковано к событиям, происходившим на театре военных действий.

«С поразительной быстротой развиваются в настоящее время события! Точно на экране кинематографа перед нами мелькают одно за другим события, лица и страны, выдвигаемые на сцену каким-то гигантским пате-журналом. Балканское смятение сменилось австро-сербской войной, а ее теперь уже совсем заслонил начавшийся общеевропейский пожар», — писал 20 августа 1914 года «Архангельский вестник».

В России войну и вовсе называли «мировой войной тевтонского племени со славянским». Однако врагом считали не только немца — продолжалась борьба с алкоголем и водочной монополией.

«Начался вековой опыт борьбы с тем вековым и злым внутренним врагом русского народа, который именуется пьянством. В звероподобное состояние начал переходить наш кроткий по природе и добродушный православный человек», — писал о происходящем в стране «Елецкий вестник».

Именно 20 августа произошло сражение при Гумбиннене — первая битва на Восточном фронте Первой мировой войны. В окрестностях городка Гумбиннен столкнулись 64 тыс. человек из 1-й русской армии под командованием генерала Павла Ренненкампфа и 75 тыс. бойцов из 8-й германской армии под командованием генерала Максимилиана фон Притвица.

20 августа утром германская группировка атаковала пять русских дивизий в районе Гумбиннена, пытаясь взять их в клещи. Когда этого сделать не удалось, они начали атаковать со всех сторон, иногда прикрываясь пленными.

«Как совместить, что эти же мужественные воины в бою под Гумбиненом опозорили себя нечеловеческим зверским преступлением: во время одной из атак, они поставили в первые ряды своих атакующих горсть несчастных русских пленных, безоружных... пока они не были все расстреляны!..» — писал участник сражения А.А. Успенский, впоследствии попавший в плен и оставшийся там вплоть до окончания войны.

Сражение продолжалось на протяжении 14 часов. Общие потери немцев составили около 15 тыс. человек, а русские потеряли 16,5 тыс. человек. Сокрушительное поражение, а также известия о приближении 2-й русской армии заставили Притвица отдать приказ об отходе за Вислу, однако Ренненкампф решил не преследовать немцев. Решение российского генерала станет сокрушительной ошибкой, однако об этом тогда мало кто мог подумать.

«К каким результатам приведет приказ генерала Притвица отступить за Вислу, трудно даже и представить. Пруссией овладеет русская власть и после этого — открытый путь через Силезию на Берлин! Война может быть проиграна», — нагнетала немецкая пресса.

«Говорят, что Бенкендорф — из Конной гвардии — ранен, но, слава Богу, легко. Известий с фронта слишком мало. Как это жестоко!» — писала в своем дневнике в этот день мать императора Николая II Мария Федоровна, еще не узнавшая о победе.

Действительно, вестей с фронта в Санкт-Петербурге было довольно мало, поэтому жаждавшим успехов и опасавшимся поражений жителям города приходилось довольствоваться сообщениями, к войне никакого отношения не имеющими. «53-летний отставной коллежский советник Анисим Ильич Антонов, проходя по Литейному проспекту против дома № 19, почувствовал себя дурно и упал, вследствие чего был отправлен на извозчике в Мариинскую больницу, но по дороге помер», — рассказывается о событиях того дня в книге «Петербург — 1914 — Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни».

В Европе же людей волновала смерть папы Римского Пия X. Предполагалось, что, пока собирающийся в Ватикане конклав будет выбирать нового понтифика, европейские державы прекратят боевые действия. Тем не менее призыв священнослужителей услышан не был — немецкая армия взяла Брюссель и с переменным успехом продолжала воевать с французами. Шел двадцать четвертый день Первой мировой войны.