«Вьетнамцы никогда не смирятся»

«Газета.Ru» рассказывает об одном из старейших территориальных конфликтов в Азии

Владимир Корягин 01.06.2014, 10:56
Столкновения китайского и вьетнамского суднов в районе Парасел в мае 2014 года ВИА
Столкновения китайского и вьетнамского суднов в районе Парасел в мае 2014 года

Противостояние между державами Южно-Китайского моря таит в себе несколько территориальных конфликтов, в которых одной из сторон является КНР. Последние события показывают, что и забытые конфликты могут вспыхнуть с новой силой. «Газета.Ru» разобралась в истории противостояния Китая и Вьетнама, объяснив, почему Парасельские острова вьетнамские.

400 лет без Китая

В XX веке Южно-Китайское море стало одной из потенциальных горячих точек, столкновения в которой могут спровоцировать начало Третьей мировой войны. Однако история конфликта за спорные территории, находящиеся в его акватории, насчитывает как минимум несколько веков.

В основном в качестве доказательства своих прав на владения теми или иными островами стороны конфликта приводят старинные карты и лоции, на которых эти территории отмечены.

Так, Парасельские острова впервые упоминаются в XVII веке во вьетнамском «Собрании карт путей в Южные Земли» под названием Желтые Пески вместе с островами Спратли. Согласно историческим документам, в 1721 году была создана «Компания Хоангша» (Хоангша — вьетнамское название Парасел), которая была необходима для централизованной эксплуатации островов Южно-Китайского моря, а также для снаряжения кораблей по направлению к ним.

В то же время в китайских хрониках и документах того времени, включая «Единое описание Великой Империи Цин», ни Спратли, ни Параселы не упоминаются.

Вспоминают о Парасельских островах лишь редкие французские и голландские мореплаватели, которым удавалось пережить плавание по Южно-Китайскому морю и добраться до Вьетнама. Они же пишут о том, что сами вьетнамцы получили огромное количество пушек, ядер и других ценных предметов, перевозившихся на судах, потерпевших кораблекрушение в районе этих островов. Предприимчивые вьетнамцы даже создают небольшой флот, задачей которого является контроль иноземных кораблей, осуществляющих промысел в районе Парасел.

В начале XIX века Зя Лонг — последний из князей Нгуен и первый император Вьетнама из династии Нгуен — провозглашает суверенитет Вьетнама над островами Хоангша и Чыонгша (вьетнамское название Спратли). В это же время выпускается большое число различных картографических изданий, в которых Параселы фигурируют как территория Вьетнама. А в 1838 году французский католический миссионер Жан-Луи Таберу выпустил Dictionarium Latino-Annamiticum completum et novo ordine dispositum. Проще говоря, латино-вьетнамский словарь. Там острова Хоангша упоминались как Paracel seu Cát vàng.

А своим европейским названием острова Хоангша обязаны голландскому картографу Виллему Янсзону Блау, который ввел топоним «Pracel». С легкой руки французских мореплавателей со временем он превратился в «Le Paracel».

А в конце XIX столетия в районе Парасел терпят крушение два судна, перевозившие принадлежавшую Великобритании медь. Благородный металл выловили и присвоили жители китайской провинции Хайнань, что вызвало недовольство британских властей.

Тогда китайцы ответили им, что Параселы не являются территорией Китая, поэтому и власти страны не могут нести никакой ответственности за то, что на островах происходит.

Пробуждение гегемониста

Соответствующее положение дел сохранялось бы и во время французского колониального владычества, если бы не противостояние Великобритании и Франции, на стороне которых выступали Китай и Вьетнам соответственно. Так, в 1933 году в свет выходит «Новая карта административного деления Китая», на которой Спратли и Параселы называются своими китайскими именами — Наньша и Сиша — и входят в состав китайской провинции Гуандун.

В свете этих обстоятельств определенные действия совершила и французская колониальная администрация: генерал-губернатор Индокитая Жюль Бревье учредил штат администрации Парасельских островов, а на входящем в архипелаг острове Пэттл появилась стела с надписью «Французская Республика – Королевство Аннам – Парасельские острова, 1816 год».

Примерно в этот же период активизировалась Япония, которая заняла сначала Спратли, а с началом Второй мировой войны и Параселы.

В 1946 году французы и вьетнамцы отправились на Парасельские острова, чтобы разоружить находившихся там японцев, однако их опередили китайские военные. Они в течение суток закрепились на островах, а в 1947 году Чан Кайши издал декрет, согласно которому Спратли и Параселы официально получили китайские названия и вошли в состав Китая. При этом Пекин попросту проигнорировал протесты со стороны правительств Вьетнама и Франции.

Когда Чан Кайши и его гоминьдановские соратники сбежали на Тайвань, за ними последовали и размещавшиеся на Параселах гарнизоны. Это, впрочем, не помешало пришедшим им на смену коммунистам во главе с Мао Цзэдуном предъявить претензии на архипелаг. В то же время Япония официально отказалась от каких-либо прав и притязаний на Парасельские острова и острова Спратли. Это стало одним из пунктов подписанного в 1951 году Сан-Франциского мирного договора.

В 1956 году французский экспедиционный корпус окончательно покидает территорию Вьетнама, и с этого момента уже разделившиеся на два государства вьетнамцы вынуждены противостоять экспансионистской политике Китая исключительно своими силами, хотя впоследствии и смогут рассчитывать на непосредственную поддержку со стороны США. В том же 1956 году Китай оккупировал часть Парасельских островов, а вьетнамцы заняли части, в которых прежде размещались французские гарнизоны.

Очередное обострение ситуации произошло в 1959 году, когда китайцы выгрузили на острова 80 человек и стройматериалы, из которых те начали возводить дома, а затем подняли китайский флаг. Южновьетнамские пограничники незамедлительно прибыли в район островов и арестовали всех, кто там находился. Негодование официального Пекина выражалось только в заявлениях на уровне МИД, поскольку в КНР боялись столкновения с прибывшими на подмогу вьетнамцам силами США.

В 1964 году они вступили в войну между Северным и Южным Вьетнамом на стороне последнего. Северный Вьетнам пользовался традиционной поддержкой со стороны Советского Союза и Китая.

Поражение США во Вьетнамской войне смог использовать в своих интересах Китай, с 1971 года начавший нормализацию отношений с Соединенными Штатами. Это позволяло ему провести легитимацию своих претензий на Параселы. А в 1974 году состоялся и захват островов. На тот момент США были заняты подготовкой к подписанию мирного соглашения по урегулированию вьетнамского конфликта. В то же время они вывели свои войска из всех ключевых районов Южного Вьетнама. Тем временем Северный Вьетнам собирал силы, чтобы нанести по Южному Вьетнаму последний удар и взять Сайгон.

С одной стороны, Китай мог захватить Параселы в силу того, что южновьетнамский военно-морской флот без поддержки США был очень слаб, а Китай и США уже не были противниками. С другой стороны, Северный Вьетнам, который после победы над Южным мог претендовать на Параселы, был занят войной.

Таким образом, захват и оккупация Парасельских островов Китаем оказались решенным вопросом. Для начала операции Китаю был нужен лишь предлог, а заявление Южного Вьетнама о том, что острова Спратли входят в состав провинции Фыоктуй, оказалось как нельзя кстати. За первые 20 дней января 1974 года Параселы были взяты под контроль КНР — китайцы жестоко расправились с находившимся там гарнизоном и начали готовиться к экспансии в направлении островов Спратли.

Пекин нарубил дров

С тех пор позиция Китая в отношении Южно-Китайского моря не претерпела практических никаких изменений. За это время произошла, например, интеграция с АСЕАН и создание зоны свободной торговли. Однако тот факт, что в начале 1990-х годов недалеко от Парасел были обнаружены газовые и нефтяные месторождения, не давал Пекину покоя на протяжении всех прошедших лет. Столкновения на локальном уровне продолжались в Южно-Китайском море на протяжении многих лет, однако до вооруженной конфронтации дело не доходило. В основном стороны задерживали рыболовные суда своих противников, а также устраивали различные провокации. Особо отличался в этом плане Китай.

Такая ситуация вынудила многие страны региона обратиться в сторону США. После избрания на пост президента Барака Обамы начал применяться термин «азиатский поворот», а олицетворением этой политики стала тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон.

В конце апреля ситуация в Южно-Китайском море вновь обострилась. Официальный Пекин посредством опубликованного министерством иностранных дел заявления уведомил Вьетнам, что отправляет к Параселам нефтяную буровую платформу HD-981, которая по размеру сопоставима с парой футбольных полей. И сопровождали этого левиафана около 60 кораблей китайской береговой охраны. Естественно, что в Ханое такое не могли не заметить и отправили навстречу китайцам силы береговой охраны.

Китайская буровая платформа HD-981 в районе Парасел ВИА
Китайская буровая платформа HD-981 в районе Парасел

На протяжении нескольких дней происходили столкновения, в ходе которых китайцы применяли водяные пушки. А происходило это все не в исключительной экономической зоне Китая.

Неправомерные действия Китая осудил Белый дом, не оставили их без внимания и другие державы Юго-Восточной Азии. Неожиданные события произошли и в самом Вьетнаме: если в начале 2014 года на митинг в 40-ю годовщину захвата Парасел Китаем вышли 20 человек, то теперь на улицах Ханоя оказались около 20 тысяч.

Стихийный митинг быстро перерос в погромы. В результате погиб 21 человек, среди которых не только граждане КНР, но и граждане Тайваня, Сингапура и Малайзии.

Китай же отправил во Вьетнам несколько кораблей, чтобы вывезти оттуда своих граждан, опасаясь дальнейшей эскалации насилия. С этого момента работа заводов ряда китайских компаний, расположенных на территории Вьетнама, фактически заморожена. В то же время США обвиняют Китай в дестабилизации ситуации в Южно-Китайском море и призывают Вьетнам применить юридические механизмы в ответ на развертывание Китаем добычи нефти на спорных территориях Южно-Китайского моря.

Тем не менее КНР так и не дала конструктивного ответа на законные претензии со стороны представителей мирового сообщества.

«Газета.Ru» побеседовала с самыми авторитетными экспертами в области Южно-Китайского моря и вьетнамо-китайских отношений, чтобы выяснить, что происходит на самом деле и каковы перспективы разрешения конфликта.

Карта Южно-Китайского моря. Территориальные споры Журнал «Индекс безопасности»
Карта Южно-Китайского моря. Территориальные споры

Первым из них стал Григорий Локшин — кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН.

«Я считаю, что установка китайской буровой вышки у Парасел в исключительной экономической зоне Вьетнама — грубое нарушение международного права, нарушение конвенции 1982 года по морскому праву, поэтому вопроса никакого тут для меня нет.

А дальше либо Китай выберет политику дальнейшего ожесточения своих позиций и наступательную, которую он проводит уже на протяжении довольно длительного времени, в попытках доказать, что Южно-Китайское море фактически является «озером китайским», ибо оно ограничено их притязаниями на акваторию всего 90% этого моря.

Либо Китай все-таки начнет улучшать отношения со своими соседями — не только с Вьетнамом, но и с Филиппинами, Малайзией и Брунеем — другими государствами, которые реально и законно претендуют на свою долю в этой акватории в соответствии с международными конвенциями и отношениями.

Китай просто пренебрег договоренностями, достигнутыми в рамках АСЕАН, поскольку договоренности декларативные, они не имеют строго юридического обязательного характера. Это не кодекс. Вот есть «Декларация о принципах поведения сторон в Южно-Китайском море». Она была принята еще в 2002 году. Но, к сожалению, на протяжении всего этого времени декларации и действия не совпадают. Нарушения со всех сторон есть, со стороны Китая особенно — такие нарушения в одностороннем порядке, политика свершившихся фактов и много-многое другое.

Китайская буровая платформа и охраняющие ее корабли в районе Парасел ВИА
Китайская буровая платформа и охраняющие ее корабли в районе Парасел

А националистический подъем во Вьетнаме связан с тем, что политика Китая вызывает очень серьезное возмущение. Я лично бывал на островах, в частности на острове Лисон, от которого и отмеряется 100 миль до китайской буровой вышки. Вся береговая часть Вьетнама — это огромные провинции, миллионы людей живут продуктами Южно-Китайского моря — рыбой, морепродуктами.

И когда их не пускают на территорию, отмеченную просто так на карте каким-то гоминьдановским чиновником в 1947 году, и заявляют, что это теперь китайская территория и вам тут делать нечего, ловят эти рыбацкие шхуны несчастные (и так там едва-едва чего-то добывают), запускаются всевозможные сторожевые катера, которые гоняют их оттуда. Ну какую реакцию такое поведение может вызвать в стране, где и так сохраняется историческая память от тысячелетнего вассалитета по отношению к Вьетнаму со стороны Китая? Однако это возмущение принесло негативные последствия и для самого Вьетнама», — рассказал Локшин.

Кроме того, свой комментарий согласился дать Иван Мельников — первый зампред ЦК КПРФ, первый заместитель председателя Государственной думы .

«И у Китая, и у Вьетнама есть свои интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Есть и хронические спорные вопросы, в том числе территориальные, где эти интересы вступают в противоречие. Как известно, история знает и вооруженные конфликты между двумя странами.

В то же время и с одним, и с другим государством Россия находится в отношениях всестороннего стратегического партнерства, если говорить о дипломатии. И в отношениях искренней дружбы, если говорить о простых человеческих отношениях. А потому естественно, логично и правильно, что мы ни на миллиметр не станем занимать в этих вопросах ту или иную сторону.

Позиция России должна строиться на том, чтобы не допустить кровопролития в решении вопросов, вызвавших споры. Ориентироваться на общепризнанные, в том числе КНР и СРВ, международные документы по этим вопросам.

Хотелось бы, чтобы две дружественные нам страны нашли пути к тому состоянию отношений, которое наметилось в октябре прошлого года, когда премьер-министр КНР Ли Кэцян и премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Зунг встретились в Ханое и совершили прорыв в развитии двухсторонних отношений по ряду направлений. Тогда все друзья Китая и друзья Вьетнама видели, какой широкой может быть позитивная повестка китайско-вьетнамских отношений. Этот потенциал остается и сегодня, нужно искать в нем опору», — говорит Мельников.

«Газете.Ru» удалось связаться с Карлом Тайером — профессором Академии обороны Австралии и одним из самых авторитетных специалистов по Южно-Китайскому морю.

«Кризис, связанный с размещением Китаем своей буровой вышки в исключительной экономической зоне Вьетнама, зашел в тупик. Китай направил к Параселам больше 100 судов, военную авиацию. Вьетнам не намерен отступать со своей территории и бросает вызов китайскому присутствию в своих водах. Малейшая ошибка — и инцидент грозит перерасти в полномасштабную войну. Однако пока обе стороны отказываются от открытой военной конфронтации.

Министры иностранных дел АСЕАН издали автономное заявление, выразив серьезную озабоченность происходящим. Тем не менее лидеры АСЕАН после саммита никакого заявления не сделали. АСЕАН не будет противостоять Китаю, а будет продолжать работать с ним. Отдельные члены АСЕАН, такие как Филиппины, Малайзия, Сингапур и Индонезия, будут искать помощи со стороны Соединенных Штатов.

США занимают нейтральную позицию в отношении морских споров. Нынешний конфликт вокруг буровой вышки выявил разрыв между американской риторикой и способностью США принимать эффективные меры. Американцы побоятся вводить санкции против Китая и не будут напрямую воздействовать на ситуацию.

Россия стоит перед дилеммой. Обе страны являются ее стратегическими партнерами, им она поставляет современное боевое оружие. Полагаю, Россия будет призывать стороны решить конфликт мирным путем.

Наконец, своим мнением с «Газетой.Ru» поделился Николай Колесник — председатель президиума Межрегиональной общественной организации ветеранов войны во Вьетнаме.

«Казалось бы, два сопредельных государства, имеющие богатую тысячелетнюю историю, взаимопроникновение культур и религий, тесные межнациональные и экономические связи, а главное — одинаковый общественно-политический строй могли бы решать все спорные вопросы в мирном ключе, но, увы…

Лично я считаю, что ответственность за происходящее полностью лежит на китайской стороне, начавшей монтаж буровой платформы в спорной зоне без предварительных консультаций и согласования с Вьетнамом, действующей с позиции более сильного, пренебрегающего интересами и правами соседа.

К слову, к китайцам я отношусь с большим уважением, поскольку моя теща родилась в Харбине в семье железнодорожника, служившего на КВЖД, и прожила там до 1935 года. Она много рассказывала о необыкновенном трудолюбии китайцев и уважительных, добрых взаимоотношениях с китайцами-соседями.

А вьетнамцев я знаю не понаслышке. Почти год плечом к плечу с вьетнамскими воинами мне пришлось отражать налеты американских самолетов. Наряду с добротой, уважительностью, отзывчивостью и готовностью помочь даже совсем незнакомому человеку вьетнамцев отличает сплоченность, самоотверженность, взаимовыручка, решительность и устремленность к победе.

Исторический факт — вьетнамский флаг появился на спорных ныне Парасельских островах в 1816 году, а Китай заявил о своей претензии на них только спустя 70 лет. Зная вьетнамцев, могу предположить, что они никогда не смирятся с предлагаемой им Китаем ролью «обреченных страдальцев» и рано или поздно добьются исторической справедливости в части принадлежности Парасельских островов. Все попытки решить этот территориальный спор силой – это тупик, заканчивающийся пропастью», — сказал Колесник.

Не остался в стороне и старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Илья Усов.

«Хотелось бы рассмотреть вновь разгоревшийся конфликт между Китаем и Вьетнамом с точки зрения изменившейся для России политической ситуации. Я говорю прежде всего о событиях, происходящих на Украине, реакции Запада на них и недавно завершившегося визита Путина в Китай. Корректировка политической линии Москвы безусловно произошла. Россия все больше ориентируется на Восток. К этому подталкивают нашу страну сама Европа и Соединенные Штаты. Правда, переориентация на Восток происходит однобоко – Россия все больше ориентируется на Китай.

КНР и СРВ являются единственными российскими стратегическими партнерами в Восточной Азии. Раньше наша страна занимала нейтральную позицию в территориальных спорах в Южно-Китайском море. С изменением стратегической линии России возникает опасность (это действительно опасность), что Москва может пересмотреть свое отношение к позициям сторон в ЮКМ, сместив свою абсолютно нейтральную позицию в сторону Китая.

Тем не менее, полагаю, что если такое произойдет, это будет ошибкой», — пояснил он.