Научно-липовый бум

Ученые адаптируются к сегодняшнему торжеству наукометрии, но при этом перед научным сообществом встала проблема поддельных журналов

Тимур Мухаматулин 09.12.2013, 18:47
iStock

В Китае вскрыт «черный рынок» научных публикаций. На фоне движения статей в сторону открытого доступа в интернете этот факт четко демонстрирует: перед научным сообществом уже встала проблема «фейковых» журналов.

Made in China

В Китае обнаружен «черный рынок» научных публикаций. Как сообщает Science, в этой стране обнаружена нелегальная сеть: фирма обязуется изготовить для вас текст на английском языке и разместить его в журнале с высоким импакт-фактором. Более того, если автор не может написать хорошую статью, специализирующаяся компания готова эта сделать за него.

Это открытие работники Science сделали на фоне научного бума, который переживает Китай: по данным Nature, на долю ученых из этой страны пришлось 8,5% статей в журналах Nature в 2012 году (303 статьи), а рост относительно 2011 года составил более 35%.

В 2000 году на долю научных структур КНР пришлось всего шесть подобных материалов.

Такой рост научного присутствия ученых из Поднебесной обеспечивается мощными инвестициями. При этом публикующимся в престижных изданиях платят большие надбавки. Престиж оценивается по попаданию журнала в библиографическую базу Web of Science.

Чем больше сдадим — тем лучше

Стоит заметить, что подобные способы повышения публикационной активности ученых применялись и в России: так, по информации социологов Михаила Соколова и Кирилла Титаева, в 2010 году НИУ ВШЭ объявил о присуждении надбавок размером в 30 тыс. руб. в месяц сроком на два года автору статьи в peer-review-журнале, в 2012 году сумма была уже 60 тыс. руб., наконец, в 2013 году она поднялась до 90 тыс. Число зарубежных публикаций ощутимо выросло за это время от незначительных величин в 2006–2007 годах до 29 в 2009 году, 38 в 2010-м, 79 в 2011-м и 91 в 2012 году. Правда, социологи не учитывают заметного роста преподавательского и научного состава университета.

Тем не менее сейчас уже можно сказать, что искусственное стимулирование числа «престижных публикаций» становится частью научной жизни не только за рубежом, но и в России. Это связано, конечно, не только с традиционным представлением о том, что ученый должен публиковать результаты своих исследований, но с тем, что, как уже рассказывала «Газета.Ru», в последнее время все более популярна идея измерения эффективности научной работы через показатели цитируемости.

Соответственно, известны примеры манипуляции этими показателями — например, многочисленные ссылки на тот журнал, где автор ссылок входил в редакционную коллегию, а также другие методы «накруток» наукометрических показателей.

Именно потребность в создании все новых и новых, все более цитируемых статей вызывает у некоторых авторов гиперплодовитость, которая не связана напрямую с гиперкачеством.

Интернет все стерпит

Поощряет активность ученых на публикаторском фронте и интернет. С одной стороны, эта среда позволяет ученым более широко обмениваться информацией, создавая некоммерческие проекты. Так, в 1991 году на базе лаборатории в Лос-Аламосе возник электронный архив, получивший соответствующее название ArXiv (сейчас им занимается Корнелльский университет в США). Этой платформой пользуются не только математики и физики, но и ученые, занимающиеся другими дисциплинами.

Более того, размещение статей из «серьезных» журналов в интернете становится велением времени. Публикация в открытом доступе (open access) результатов исследования заметно повышает их цитируемость.

Согласно проекту новых требований к журналам, входящим в список Высшей аттестационной комиссии (ВАК), наличие сайта в интернете, где «в открытом доступе размещаются аннотации, ключевые слова, информация об авторах на русском и английском языках для всех статей и обзоров», является одним из требований для попадания научного журнала в список рецензируемых изданий. При этом требование размещения в открытом доступе или за плату статей является необязательным.

В Западной Европе, в свою очередь, существует дискуссия о том, обязаны ли ученые (зачастую выполняющие свои исследования на правительственные гранты, то есть на деньги налогоплательщиков) выносить свои тексты в открытый доступ.

Платите и публикуйте

В некоторых странах публикация исследования для широкого ознакомления может стать законодательной нормой. Так, финансируемые государством в США научные работы уже появляются в свободном доступе в течение года, в Великобритании же при этом выкладываются не только исследования, но и отчетность о расходовании выделенных на их проведение государственных средств. Но данная ситуация неизбежно может привести к конфликту интересов между правительствами и редакциями крупных академических журналов. Последние существуют за счет подписки, а значит, режим «открытого доступа» бьет по их интересам.

В результате многим ученым, которые хотят дать доступ к своим работам широкому кругу читателей, предлагают заплатить журналам компенсацию. Так, для журнала Revolutionary Russia (в котором публикуются статьи по истории России послереволюционного периода) она составляет 2000 евро, столько же заплатит ученый при публикации в других журналах группы Taylor & Francis (помимо Revolutionary Russia она издает журналы по биологии, биофизике, социальным наукам и многим другим дисциплинам).

Стоит заметить, что помимо интернет-версий журналов существуют и полноценные онлайн-журналы. Иногда они используют модель подписки — так, в России подобным образом работает электронный журнал «История» (правда, пока ему не удается выйти на высокие показатели цитирования: в 2011 году журнал имел нулевой рейтинг по Российскому индексу научного цитирования (РИНЦ)).

Иногда они перекладывают расходы на публикацию на плечи самих авторов, делая доступ к статьям открытым. Группа журналов PLOS предлагает заплатить за выход статьи в биологическом изданииPLOS Biology$2900, в изданиях по генетике, патогенезу и тропическим болезням — $2250 и так далее.

Стоит заметить, цена за публикацию не означает, что журнал возьмет все, что угодно. Необходимые процедуры — рецензирование, редактирование и другие обычные для высококачественных научных журналов практики — будут проводиться все равно.

С одной стороны, появление таких платформ улучшает обмен научной информацией между учеными, кроме того, сокращает время на подготовку статей (в бумажном журнале от сдачи статьи в журнал до ее публикации может пройти один год).

Подделка под научный журнал

С другой стороны, теневой стороной движения научной информации «в цифру» является появление целой индустрии менее щепетильных изданий. Они, как правило, броско себя называют и экономят на редакторских функциях, в них могут появиться уже опубликованные однажды статьи. «Это несерьезные издания, их не выписывают библиотеки, у них появляются статьи или совсем неопытных авторов, или совсем отчаянных», — отмечает немецкий историк, к которому неоднократно обращались с подобными предложениями. Так, представители Journal of International Relations and Diplomacy берут за размещение текста в своем издании по $50 за страницу (550 слов), при этом рассылая приглашения «веерным методом» по электронной почте.

Научное сообщество в Америке и Западной Европе считает проблему подобных изданий весьма реальной: американский библиограф Джеффри Бил составил список признаков, по которым можно опознать «поддельный» научный журнал, а также ведет их полный список. В 2010 году в него входило всего 20 изданий, сейчас — более 4 тыс., и он явно неполон.

Таким образом, научное сообщество пока не выработало способа решения этой проблемы.

Возможно, именно общественная реакция (создание «черных списков» журналов и так далее) станет барьером на пути у подобных изданий. Впрочем, как минимум часть сообщества видит корень зла в существующей библиометрической системе, из-за которой люди готовы публиковаться как можно больше и, соответственно, жертвуя качеством , чтобы увеличить потенциальную возможность ссылаться на свои труды. По их мнению, без изменения этого критерия оценки победить лжеиздания будет невозможно.