«Выпускнику МФТИ предложили зарплату 1300 рублей»

Физик Андрей Ростовцев рассказывает о проблемах ИТЭФ, мегалитах, плагиате и вине

Павел Котляр 18.04.2013, 10:16
«Одноклассники»

В интервью «Газете.Ru» завлабораторией физики элементарных частиц ИТЭФ д. ф.-м. н. Андрей Ростовцев рассказал, откуда у него берется время на элементарные частицы, мегалиты, «лажовые» диссертации и вино. В четверг Ростовцев выступает в лектории Политехнического музея, где расскажет про физику вина.

— В Институте теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) вы возглавляете лабораторию физики элементарных частиц, чем вы сейчас занимаетесь?

— Наш институт является исследовательским, это база для МФТИ, для тех людей, которые специализируются на физике высоких энергий. Это то самое направление, где бозон Хиггса, коллайдер и все нашумевшие с этим проблемы. Я обучаю людей (не только из МФТИ, но из МИФИ, МГУ), обучение студенты начинают с 3-го курса, приезжают к нам, и мы читаем им лекции. Специфика интересов — это физика на коллайдерах, физика столкновения частиц, рождение новых частиц; мы строим подводный нейтринный телескоп на дне Средиземного моря, участвуем в эксперименте на Байкале и в антарктическом эксперименте Ice Cube. Самым крупным событием в физике частиц я считаю то, что свойства частицы, которую искали как бозон Хиггса, оказались в полном согласии с ожидаемыми. Это совершенно удивительно, что частица, которую предсказали в 70-е годы, обнаружили только сейчас, и она оказалась такой, как ожидалось. Несмотря на это, даже с ее открытием в теории остается много противоречий.

— Какие из проблем ИТЭФа полуторагодичной давности удалось решить?

— Никаких! Они только усугубились. Это такая тема, которая обычно шокирует людей. У меня есть аспирант, закончивший МФТИ, у него около десятка публикаций за рубежом, в крупных журналах. Вообще, выше уровня подготовки по этой специализации, чем у выпускника МФТИ, в России трудно представить, это специалисты топ-класса. Так вот, администрация ИТЭФа предложила ему зарплату 1300 рублей в месяц, при этом сама неплохо получает, как топ-менеджеры в хорошем бизнесе. Сегодня в ИТЭФе разрушено научное сообщество. Оно не существует больше. И это произошло за последние полтора года. Многие уехали, кто-то работает уже в других местах, кто-то сидит на чемоданах, в ИТЭФе реально осталась только администрация и здание. Я не могу содержать своего аспиранта здесь и отправляю его в Германию.

С нашим сгоревшим ускорителем, который в первые дни и Кириенко, и Курчатовский институт обещали восстановить, ничего не происходит.

А этот ускоритель кроме всяких академических целей был реальным центром лучевой терапии, который лечил тысячи раковых больных из онкологического центра на Каширке. И по количеству пациентов он был одним из лидеров в мире.

— Что нового в вашей работе по разоблачению диссертантов?

— К нам приходят новые люди, мы достаточно много времени тратим на их обучение, так что потихоньку расширяемся. К нам стали обращаться региональные СМИ с просьбами исследовать работы неких местных персонажей. Мы помогаем им технически, но основная работа, чтобы проверить все глазами и убедиться в количестве «спертого» и незакавыченного текста, остается за ними. Это не однодневная работа. Как правило, копают истории про региональных начальников, ректоров вузов, мэров, председателей судов… целый зоопарк, в общем. В регионах эта проблема оказалась еще более рельефной. Там, если диссертация списана, она списана от первой до последней строчки.

— Есть те, кто за эту деятельность на вас смотрит косо?

— Думаю, что нет. Сколько людей в России знает о том, что есть такой проект «Диссернет»? Думаю, меньше одной сотой процента.

— Расскажите про ваше увлечение мегалитами.

— У каждого человека, я думаю, есть природное любопытство, и у меня тоже оно есть. Меня до глубины души поражают загадки, как 3—5 тыс. лет назад возникали технологии, позволявшие создавать гигантские каменные постройки. К примеру, в Ливане, в местечке Баальбек, самые крупные каменные блоки весят под тысячу тонн. Современные инженеры говорят, что есть техника, которая может их поднять от земли, но передвинуть уже не может. Кстати, недалеко есть карьер, где их вырезали, там остался один из мегалитов.

Там видно, как вырезали камни какой-то машиной, которая оставляла следы в виде окружности. Все это остается большой загадкой…

— Почему вы стали заниматься физикой вина?

— Года два уже я веду винный блог, раньше более активно, сейчас менее. Это связано с тем, что винная культура у нас в России слишком слабо развита, плохо развита питейная культура. Первый вопрос, который у нас задают: «А вино хорошее?» Так сложилось, что какую-то часть жизни я прожил во Франции, потом в Германии, и видел, как на Западе все по-другому устроено. К примеру, винных блогеров в одной Америке больше тысячи человек, это люди, которые пишут о вине. Пишут о винных производителях — новые конкурсы, новые победители, новые аукционы урожаев… это целый мир! У нас, в России, около 10 винных блогеров. Таков масштаб разницы в отношении. Я когда-то составил график, в котором по одной оси отложено потребление вина на душу населения одной страны, по другой — дата основания там первого университета. И оказалось, что чем длиннее в стране академическая образовательная культура, тем больше потребление хорошего, качественного вина.

В России, так же как и в диссертациях, в вине очень много фальшака. И это тоже очень печально. И, поскольку я физик, меня стали интересовать, что же находится на стыке виноделия и физики.

— Какие области знаний объединяет в себе физика вина?

— Самый простой ответ — это все. Там есть и гидродинамика, и акустика… есть даже сверхпроводимость! В одной из японских лабораторий ученые изучали высокотемпературную сверхпроводимость. Они довольно долго не могли получить проводимость при нужной температуре. Однажды несколько студентов остались на вечер в лаборатории, что они там делали, никому не известно, однако на следующий день образцы показали замечательную сверхпроводимость. Стали выяснять — оказалось, что образцы проводника погружали в стакан с алкоголем, и оказалось, что он помогает образцам в дальнейшем приобрести сверхпроводящие свойства. И самым эффективным помимо виски и саке оказалось вино.

— Расскажите о каком-нибудь малоизвестном факте о вине.

— Пузырьки шампанского на дне бокала образуются исключительно благодаря маленьким волокнам, если бокал идеально вымыт и высушен, то никаких пузырьков не будет. Любой человек может в этом убедиться: в открытой бутылке шампанского нет пузырьков. А на дне бокала всегда присутствует пыль, которая летает в воздухе, шерстинки животных, остатки человеческих волос.

Они образуют полости, в которых спрятаны пузырьки газа, они-то и являются теми зародышами, из которых образуются пузырьки.

— Как правильно наливать шампанское?

— Шампанское в бокале живое, пока оно играет, то есть идет игра пузырьков. Если наливать по-гусарски, то есть просто сверху в бокал, то заметная часть растворенного газа просто уходит, это видно при помощи тепловизора. А если наливать, как пиво, по стеночке, то газа удается сохранить больше.