«То есть это понты?»

ВАК рекомендовал Минобрнауки лишить степеней авторов «липовых» диссертаций и попытался объяснить, зачем они нужны

Александра Борисова 15.02.2013, 20:24
Экс-директор СУНЦ МГУ Андрей Андриянов Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Экс-директор СУНЦ МГУ Андрей Андриянов

ВАК рекомендовал Минобрнауки лишить степеней авторов «липовых» диссертаций, среди которых был экс-директор СУНЦ МГУ Андрей Андриянов. Интересно, что «под каток» попал и автор вполне настоящей диссертации, вина которого лишь в том, что ведущая организация отказалась признавать свой отзыв.

К рассмотрению вопроса о «липовых» диссертациях ВАК отнесся со всей серьезностью (которой они, в общем, мало заслуживали). Дополнить и уточнить данные о нарушениях при подготовке диссертационных работ, полученные специально созданной комиссией при Минобрнауки, был призван специализированный экспертный совет под председательством академика РАН Юрия Сергеевича Пивоварова, известного историка и политолога, директора Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН), зав. кафедрой сравнительной политологии факультета политологии МГУ. Выбор весьма разумный, если учесть, что в злосчастном совете при МПГУ защищали диссертации по историческим наукам, а где, как не в ИНИОН РАН, следует разыскивать следы «потерянных» публикаций в научных журналах (что некоторые из диссертантов и попытались сделать). 

Зал заседаний ВАК перед оглашением решения президиума комиссии был полон и душен, причем за событиями следило сразу несколько телекамер – внимание, нетипичное для сугубо научных мероприятий.

Ждали прежде всего официального решения о лишении ученой степени экс-директора СУНЦ МГУ Андрея Андриянова, но ожидания оказались обманутыми. Свеженазначенный председатель ВАК, экс-министр образования 

Владимир Филиппов сразу уточнил, что лишать степеней никого сегодня не будут: такие решения не в компетенции ВАК.

Сделать это предстоит Министерству образования и науки, а ВАК лишь может рекомендовать принять ту или иную точку зрения.

Филиппов вообще много и обоснованно открещивался от приятия неожиданных решений и от громких заявлений, ссылаясь на те же внутренние инструкции и разделение обязанностей.

«Мы рассматриваем рекомендацию экспертного совета и пишем в заключении, соглашаемся ли мы с ней, и если да — то рекомендуем Минобрнауки РФ лишить степени автора диссертации»,

— сказал Филиппов.

«Экспертный совет ВАК подошел к вопросу очень дотошно: в его руках были все материалы, включая диссертации. Всех диссертантов вызывали, беседовали с ними, допускали и научных консультантов. По десяти диссертациям экспертным советом было принято единодушное решение о лишении степеней. Ради одиннадцатой совет по истории собирался вчера еще раз, потому что там был еще вопрос, который нужно было уточнить. По этому делу экспертный совет тоже принял единодушное решение рекомендовать президиуму ВАК также лишить степени», — рассказал Филиппов о работе совета.

Действительно, по поводу этих десяти работ никаких вопросов не возникло. Во всех них в разных комбинациях наблюдался целый букет немыслимых нарушений: публикации в научных журналах оказывались несуществующими, повсеместно фальсифицировались печати организаций, которые выдавались за места выполнения диссертаций, а также объявлялись ведущими по работе. Автоматизированная проверка на плагиат выявила значительную долю заимствованного текста. Президиум ВАК единогласно рекомендовал лишить степеней всех этих диссертантов, среди которых оказался и Андриянов.

«Направлялся запрос на имя ректора Российского государственного социального университета, который был указан как организация, где выполнялась работа. Был получен ответ, что диссертация на кафедре отечественной истории РГСУ не выполнялась. Система «Антиплагиат» выявила, что 59,83% текста диссертации являются заимствованными, поэтому диссертация не может считаться оригинальной. Мы также получили официальные ответы от редакций трех журналов, публикации в которых были указаны в автореферате. Три из трех статей в данных издательствах не опубликованы», — объяснил Филиппов решение комиссии по Андриянову.

«Мы так же удивлялись тому, что видели, как и вы. Были поразительные вещи, когда

мы спрашивали у человека, подпись которого стояла под отзывом: это вы подписывали или не вы, а он отвечал: не знаю, я или не я.

И это уже признак того, что здесь что-то нечисто. Но этим, к сожалению, дело не ограничивалось. Там были такие нарушения, что у нас просто волосы вставали дыбом», — резюмировал свою работу глава экспертного совета ВАК академик Пивоваров.

Члены президиума ВАК достаточно активно участвовали в обсуждении сложившегося положения, демонстрируя местами, однако, завидную наивность. В частности, искреннее удивление вызвал тот факт, что можно фальсифицировать печати вузов. На что председателю ВАК пришлось разъяснить, что копию любой печати можно сегодня заказать на улице. «Платите – и вам все сделают», — сказал он.

Кроме того, встал и вопрос о том, что сейчас для недобросовестных диссертантов установлен слишком короткий срок давности – три года.

«Как отнесется научное сообщество к тому, что мы лишаем недобросовестного человека докторской диссертации, но сохраняем ему кандидатскую, то есть оставляем человека в составе научного сообщества?» — выразил возражение один из членов ВАК.

Ответ Владимира Филиппова был исключительно бюрократическим.

«Как бы мы ни хотели, мы должны действовать в существующем правовом поле, так что срок давности по таким нарушениям — три года. Раньше было десять лет, а теперь только три. Так что мы при всем желании не можем лишить человека степени, полученной раньше, даже если вскроются такие же факты.

Хотя понятие недобросовестности не имеет срока давности. И надо обсудить с научным сообществом, какие поправки мы можем предложить в законодательные нормы: вернемся ли мы к десяти годам или введем бессрочный срок. Но на сегодня срок давности – три года», — подчеркнул он.

Некоторые соискатели вызвали у экспертного совета искреннее сочувствие. Так,

Ольга Баландина, одна из немногих явившихся на рассмотрение дела, прибыла туда на костыле и искренне утверждала, что ее 16 публикаций существуют.

В результате академик Пивоваров привлек ИНИОН к поиску статей и выяснилось, что фальсифицированы не 15 из 16, а 14 из 16 статей. Диссертанка сообщила, что статьи в журналы она подавала через «коммерческие структуры». 

«И ВАК, и экспертный совет в высшей степени внимательно отнеслись к работам, исходя из презумпции невиновности. Эта дама сама признала свою ошибку, извинилась и уехала», — сказал академик Пивоваров.

Особняком стояла докторская диссертация Сергея Федоренко. Единственным нарушением в этом случае оказалось то, что отзыв ведущей организации был признан подложным. Экспертный совет ВАК признал исследование оригинальным, не вызывало сомнений, что диссертант писал работу сам, качество работы было признано удовлетворительным. Члены президиума ВАК долго спорили, сами указывая на то, что по правилам отзыв ведущей организации вообще не выдается диссертанту на руки – его передают сразу в ученый совет, и отвечать за его подлинность диссертанту очень трудно, если не невозможно.

«Эта проблема актуальна для всех: такие темы могут повторяться. Это несчастный человек — он попал под поезд, он не виноват по существу», — признал академик Пивоваров, но глава ВАК продолжал напирать на формальные критерии, которые в этом случае оказались нарушены – не диссертантом, так советом или научным руководителем. 

Тем не менее,

когда дело дошло до голосования, никто не решился выразить свое мнение открыто: все, кроме четверых воздержавшихся, рекомендовали лишить невольно виновного диссертанта степени.

В заключении Владимир Филиппов еще раз подчеркнул, что «силовые методы» не работа ВАК.

«Бороться с мошенничеством – именно такие призывы звучат — это силовое понятие. Бороться с коррупцией должны органы правоохранительные, а мы должны создавать систему, которая этого не допускает», — заявил он.

Общался с журналистами главный ученый секретарь ВАК Николай Аристер. Тележурналисты, далекие от тематики вопроса, пытались выяснить у него, зачем все-таки чиновникам и бизнесменам «липовые» диссертации.

«Я не на их стороне — зачем вы меня спрашиваете? Я не знаю. Наверное, у них все есть, а этого нет, и им хочется, чтобы еще диплом висел в рамочке», — сказал он.

«То есть – это жаргонное слово — но это просто понты?» — спросили Аристера.

«Я такого не знаю», — ответил он.