«Скоро будем праздновать вступление России в ассоциированные члены»

Что изменится для России с получением статуса ассоциированного члена CERN, где проходил эксперимент по обнаружению бозона Хиггса

Александра Борисова (Женева) 24.12.2012, 10:52
Россия пока не претендует на полноправное членство в CERN Denis Balibouse / Reuters
Россия пока не претендует на полноправное членство в CERN

Россия подала заявку на вступление в CERN, где проходил эксперимент по обнаружению бозона Хиггса. О том, что это значит для России, в интервью «Газете.Ru» рассказал Тадеуш Куртыка, сотрудник отдела международных отношений CERN, контактное лицо организации для взаимодействия с Россией.

— Сегодня, когда Россия не является страной — членом CERN, каков механизм их взаимодействия?

— История взаимоотношения России (а до этого СССР) с CERN очень длинная, почти полувековая. В настоящее время Россия является страной — наблюдателем CERN: представитель России присутствует на заседаниях совета CERN.

CERN – это сейчас 20 стран-членов и два «ассоциированных члена на пути к полному членству» (Сербия и Израиль); они вносят вклад в основной бюджет организации и участвуют в промышленных тендерах на ее заказы. Страны — не члены, в том числе и Россия, сотрудничают с CERN в рамках договоров о сотрудничестве в конкретных областях и экспериментах. CERN – это прежде всего эксперименты по физике частиц, в том числе и эксперименты на Большом адронном коллайдере (БАК), которые организованы как международные коллаборации, и у них свои финансовые правила и отдельные бюджеты. В прошлом поставки оборудования из России регламентировали соглашения, подписанные CERN и Россией в начале 90-х годов.

Так строился БАК, и вклад России и в сам ускоритель, и в эксперименты-детекторы очень значителен.

Кто сколько платит в CERN

За 2011 год Германия — главный донор CERN — внесла в бюджет организации 213,3 млн швейцарских франков. Значительны также вклады Франции (169,1 млн), Великобритании (164,5 млн), Италии (122,7 млн) и Испании (96,8 млн). Остальные страны-члены платят не более 40—50 млн франков. Израиль, ставший ассоциированным членом CERN, пока платит всего 3,75 млн франков в год, с полным членством эта сумма вырастет вчетверо.

— Как рассчитывается стоимость участия каждой страны в CERN?

— Годовой бюджет CERN составляет около миллиарда швейцарских франков, который вносят 20 стран — членов организации плюс теперь Израиль и Сербия. Взнос каждой страны рассчитывается как доля чистого национального продукта (ЧНП), (более или менее пропорционального ВВП); годовые взносы фиксированы.

— Какое место может занять в этой системе Россия?

— Россия сделала заявление о вступлении в ассоциированные члены CERN и пока не претендует на полноправное членство.

Пока у нас таких ассоциированных членов нет: Израиль и Сербия, «ассоциированные члены на пути к полному членству», должны вносить в бюджет CERN не менее 25% от того, что они платили бы как полноправные члены.

Когда государство становится полноправным членом, оно платит 100% взноса. Статус ассоциированного членства был принят CERN в 2010 году, тогда же мы отказались от географических ограничений для членства в CERN. Таким ассоциированным членом, мы надеемся, станет Россия, и ее взнос по правилам для этого статуса должен составлять не менее 10% от того, что ваша страна платила бы со своим ВВП, будучи полноправным членом.

Эта ставка постоянная и не изменится, если только Россия не решит войти в полноправные члены CERN.

С появлением статуса ассоциированного члена роль существующего статуса наблюдателя, который имеют сейчас Россия, США, Турция, Индия, Япония, ЮНЕСКО и Европейская комиссия, будет постепенно исчезать для стран-наблюдателей. На ассоциированное членство, кроме России, подали заявление также Украина и Бразилия.

— Что даст России ассоциированное членство?

— Что касается CERN (эксперименты имеют другую систему), он размещает заказы только в странах-членах.

Став ассоциированным членом, Россия получит возможность участвовать в тендерах для промышленности.

Правила тендеров CERN вполне обычные: нужно предложить лучшую цену.

Кроме того, у нас есть 2300 штатного персонала, который обеспечивает работу организации в целом, в том числе обслуживает ускорительный комплекс и обеспечивает работу ученых-пользователей (их около 11 тысяч). В CERN есть также временные позиции ассоциированных работников, это научные и образовательные позиции — их около тысячи. Если Россия станет Ассоциированным членом CERN, российские граждане смогут претендовать на все эти позиции.

— Как Россия впишется в общую канву работы CERN?

— Давайте вспомним, что у CERN как организации есть четыре базовые задачи: развитие фундаментальной науки в области физики высоких энергий; развитие новых технологий, которые становятся доступными всем странам-участницам; обучение физиков и инженеров «завтрашнего дня» на самом высоком уровне; стремление объединять людей из разных стран, с разными взглядами и культурой.

Становясь ассоциированным членом, Россия меняет свой формат участия. Она получает больший доступ ко всем ресурсам CERN.

— Как происходит процесс получения статуса ассоциированного члена?

— Первая стадия – подача заявления, что и было сделано вашим министром образования и науки Дмитрием Ливановым неделю назад.

Вместе с этим страна представляет совету CERN определенный информационный документ, отражающий возможности страны-кандидата.

Совет CERN анализирует заявление страны. На основании этого анализа совет принимает решение (должен быть достигнут консенсус), которое констатирует возможность принятия страны в организацию и предлагает генеральному директору CERN установить связи со страной для приготовления ко вступлению, подписанию официального соглашения. Сначала его одобряет совет CERN, а затем – законодательный орган страны. Ассоциированное членство действительно с момента ратификации соглашения законодательным органом страны.

— Насколько это долгий процесс?

— Чаще всего это зависит от скорости ратификации соглашения. Если вся процедура проходит быстро, то в лучшем случае это может занять несколько месяцев.

Мы надеемся, что скоро будем праздновать вступление России в ассоциированные члены.

Я многие годы сотрудничал с Россией. Я работаю в CERN уже 22 года в ускорительном секторе, в основном занят в работах по строительству БАК, а теперь уже несколько лет работаю в отделе поддержки проектов CERN, где я отвечаю за контракты, тендеры и коллаборацию, но часть времени я провожу в отделе международных отношений, где я отвечаю за связи с Восточной и Южной Европой и также, к моему большому удовольствию, являюсь контактным лицом CERN для взаимодействий с Россией.

Как я уже сказал, история взаимоотношений России с CERN очень долгая и плодотворная, и я рад, что, наконец, она приведет к вступлению России в ассоциированные члены.