Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Синдром гипердиагностики

Так называемый синдром гиперактивности и дефицита внимания близок к развенчанию

Дмитрий Малянов 04.04.2012, 10:19
Вероятно, синдрома гиперактивности и дефицита внимания вообще не существует Thinkstock/Fotobank.ru
Вероятно, синдрома гиперактивности и дефицита внимания вообще не существует

Получающий все большее распространение синдром гиперактивности и дефицита внимания близок к развенчанию: немецкие и американские психиатры представили очередные доказательства, что такого расстройства просто не существует, а детей зря лечат психотропными лекарствами.

Сразу две статьи, ставящие под сомнение методы и результаты диагностики синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) появились в рецензируемой научной периодике, подтвердив давнишние сомнения экспертов, педиатров, страховщиков, родителей и СМИ как в способах лечения, так и в самом существовании «модного» синдрома.

Авторами первой статьи, опубликованной в Journal of Consulting and Clinical Psychology (импакт-фактор 5,2), являются немецкие психиатры — профессор Сильвия Шнайдер и Юрген Марграф из Рурского университета Бохума и доктор Катрин Брухмюллер из Университета Базеля.

Решив выяснить, в какой степени врачи при постановке диагноза СДВГ руководствуются своей интуицией, а в какой — четкими научными критериями из Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (DSM–IV) и Международного классификатора болезней (ICD–10), они предложили тысяче детских психотерапевтов поставить диагноз и рекомендовать лечение на основе присланного им по почте персонального файла с подробным описанием симптомов. Было составлено четыре варианта такого файла. Один полностью удовлетворял десяти критериям, по которым у детей и подростков диагностируется СДВГ. Три других содержали неоднозначные случаи с описанием симптомов, лишь частично совпадающих с этим списком.

На основании полученных ответов было обнаружено, что в неоднозначных случаях 16,7% терапевтов поставили детям диагноз СДВГ.

Сама по себе эта цифра говорит о том лишь, что большая часть врачей проявила разумную осторожность в определении неоднозначных случаев, которые лишь частично соответствовали критериям СДВГ, принятым научным сообществом. Впрочем сам факт, что некоторые немецкие врачи неправильно диагностируют у детей спорное душевное расстройство, трактуя его более расширительно, чем даже принято в научной психиатрии, все-таки заставляет задуматься об уровне собственной классификации примерно каждого шестого детского психотерапевта из Германии.

Намного большую настороженность вызвало другое.

Файлы одной редакции, полученные разными врачами, были умышленно подписаны разными именами — либо мужскими, либо женскими. При анализе выяснилось, что в «неоднозначных» случаях те самые 16,7% терапевтов в два раза чаще диагностировали СДВГ у мальчиков, чем у девочек. Другими словами, «Карл» болел СДВГ в два раза чаще, чем «Клара», хотя набор симптомов был у вымышленных детей абсолютно одинаковый.

Столь неравномерное распределение исследователи объясняют банальными гендерными стереотипами, согласно которым классические симптомы СДВГ — гиперактивность, импульсивность и невозможность сосредоточится — более охотно «навешиваются» на мальчиков из-за того, что мужское поведение сильней ассоциируется с большей физической активностью.

Из-за этого мальчики, даже если наблюдаемые у них симптомы не укладываются в список критериев СДВГ, имеют в два раза больше шансов получить неправильный диагноз и лечение, чем девочки с тем же набором симптомов.

Более того, на постановку неправильного диагноза влияет даже пол врача: мужчины-психотерапевты чаще ставили неправильный диагноз мальчикам, чем их коллеги-женщины.

Оценивая эти результаты, авторы приходят к выводу, что практикуемые способы диагностики синдрома гиперактивности и дефицита внимания весьма далеки от совершенства и вызывают повышенную настороженность, особенно на фоне того, что с 1989-го по 2003 год число детей и подростков с диагнозом СДВГ выросло в Германии на 381%, а объем затрат на их лечение с помощью психостимуляторов, таких, например, как метилфенидат, вырос за то же время в 9 раз, при этом дневная доза этого лекарства, согласно данным немецкой страховой компании Techniker, увеличилась в среднем на 10%.

Еще одна статья, компрометирующая не только диагностику, но и сам факт существования СДВГ как специфического душевного расстройства, <опубликована в Proceedings of the National Academy of Sciences американскими исследователями — нейрофизиологом Дэмьеном Фэром и психиатром Джоэлем Ниггом.

В серии экспериментов авторы сопоставили когнитивные способности двух групп подростков — с диагнозом СДВГ и контрольной — по нескольким параметрам: способности понимать и запоминать информацию, концентрировать внимание, отделять информационный сигнал от шума и т. д.

Подростки с СДВГ показали в целом более низкие результаты по сравнению с контрольной группой,

но по некоторым параметрам некоторые «больные» подростки превосходили «здоровых», а итоговая картина распределения результатов получилась чересчур противоречивой.

То есть подростки, проходившие с одним диагнозом, на самом деле страдали разными когнитивными расстройствами, которые сводить к какому-то одному СДВГ так же неправильно, как мерить среднюю температуру по больнице.

И немцы (более скептично, как и вся европейская психиатрия, настроенные в отношении СДВГ, чем американцы), и их заокеанские коллеги пока не ставят вопрос о пересмотре двух «священных коров» психиатрии и страховщиков — Руководства по диагностике и статистике психических расстройств и Международного классификатора болезней — по части критериев диагностики все более популярного синдрома.

Однако, как замечают и те и другие авторы, статистических исследований, посвященных этому недугу, до сих пор на удивление мало, хотя число диагностированных больных, как и стоимость их лечения, стремительно растет. Существующие же исследования (в том числе описанные в двух новых статьях) скорее подтверждают подозрения скептиков, что синдром дефицита внимания и гиперактивности — такой же плод медицинской моды, как, например, и пресловутый «синдром Аспергера», тем более опасный, что для лечения детей активно используются сильные психотропные лекарства.