Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«В этой области науки мы изолированы от мира»

Директор Специальной астрофизической обсерватории РАН Юрий Балега о вступлении России в ESO

Николай Подорванюк 24.02.2012, 10:17
Телескоп E-ELT ESO
Телескоп E-ELT

О необходимости вступления России в Европейскую южную обсерваторию (ESO) и проблемах, которые мешают этому процессу, «Газете.Ru» рассказал директор крупнейшей обсерватории России, Специальной астрофизической обсерватории (САО РАН), член-корреспондент РАН Юрий Балега.

— Сейчас Россия имеет приглашение от Европейской южной обсерватории (ESO) стать членом этой организации и, в частности, принять участие в строительстве 39-метрового телескопа E-ELT. Будучи директором крупнейшей российской обсерватории, могли бы вы рассказать «Газете.Ru», так ли уж необходимо России вступать в эту организацию и какие преимущества получат отечественные астрономы, если РФ станет членом ESO?

— Конечно, российским астрономам необходимо вступить в консорциум под названием Европейская южная обсерватория, поскольку наше отставание в наблюдательной базе астрономии стало уже хроническим и мы просто-напросто не сможем заниматься современной астрофизической наукой на той платформе, которая у нас есть. Вступление дает возможность российским астрономам работать на крупнейших инструментах ESO, которые уже существуют — это VLT и телескопы комплекса ALMA, а также

принять участие в работах по созданию крупнейшего в мире телескопа E-ELT.

Не секрет, что в этой области науки мы очень изолированы от мирового сообщества. После вступления российские астрономы войдут в совет ESO и смогут формировать основные направления научной стратегии. Наши ученые получат доступ к новейшим технологиям в области оптики и прецизионной механики, электроники, детекторов излучения, средств и методов регистрации и обработки изображений. Россия сможет готовить для себя специалистов мирового класса. Наша промышленность сможет получить часть заказов на изготовление новых систем, например 1000 сегментов составного зеркала телескопа E-ELT.

Но, главное, — наши астрофизики смогут участвовать в решении самых важных проблем естествознания:

как образовалась наша Вселенная, что такое темная энергия и темная материя, существует ли жизнь в других звездных системах?

— Как сейчас обстоят дела со вступлением России в Европейскую южную обсерваторию? В прошлом году и премьер-министр Владимир Путин обсуждал это с президентом РАН Юрием Осиповым, и президент России Дмитрий Медведев выражал свою поддержку этой инициативе…

— К сожалению, все движется медленно. Есть поручение со словами Владимира Владимировича Путина: «поддерживаю». Есть заинтересованность президента страны, Дмитрия Анатольевича Медведева.

Министерством образования и науки создана рабочая группа под председательством заместителя министра Сергея Иванца. Эта группа, в которой были представлены Минобрнауки, РАН и Минфин, собиралась несколько раз. В основном звучала мысль о том, что денег в стране мало, и вступать мы в ESO не можем по той причине, что министерство финансов не найдет средств, а это более 100 млн. евро. Вторая проблема — убежденность Минобрнауки в том, что РАН недостаточно определилась с приоритетами. Что Российская академия наук хотела бы одновременно делать много проектов: работать со многими институтами астрономического профиля и при этом вступать в европейские проекты, и что

нужно сначала сократить расходы внутри страны, например, закрыть обсерватории отечественные, а потом уже вступать в ESO. Такую точку зрения имеет замминистра Сергей Николаевич Мазуренко, его поддерживает Михаил Валентинович Ковальчук.

Руководители ESO приезжали к нам в страну неоднократно. Пять лет назад генеральный директор ESO Катрин Цесарски впервые обратилась к нашим ведущим астрономам с предложением рассмотреть членство в ESO. Затем в течение двух лет дважды приезжал Тим де Зеув, нынешний генеральный директор ESO. Впервые в истории наших отношений с европейскими крупными научными учреждениями Россия получила возможность стать сразу полноправным членом такой организации. Это редкость, что нас приглашают.

Конечно, здесь есть вопросы финансирования ESO, трудности мирового кризиса. Европа заинтересована, чтобы Россия, как богатейшая страна мира, поддержала ESO финансами. Но не только в этом проблема.

Тим Де Зеу во время одного из своих приездов сказал следующие слова, цитирую: «Европа обойдется без России — участника ESO. Но сможет ли российская астрофизика сохраниться — это большой вопрос».

— Когда России поступило предложение вступить в ESO? На каких условиях?
— Предложения поступили два года назад. Откровенно говоря, мы рассчитывали, что в 2011 году будет создана не только межведомственная внутренняя российская рабочая группа, но будет создана рабочая группа вместе с европейцами, которая начала бы предварительные разговоры об условиях вступления.

Европа готова дать рассрочку нашей стране, с учетом того, что ВВП России в пересчете на душу населения невелик. Вступительный взнос в 120 млн евро европейцы готовы растянуть на 10 лет.

Аналогичная рассрочка была сделана год назад для Бразилии. Доля России в бюджете ESO составит около 9%. Проблема вступления в ESO обсуждалась на заседании президиума РАН в 2011 году.

Все члены РАН, работающие в области астрономии, а это около 20 человек, подписали соответствующий документ. Все без исключения согласились, что надо вступать, потому что у нас нет другой перспективы.

Для развития астрофизических исследований в стране мы все равно рано или поздно будем вынуждены вступать в международную кооперацию. Во-первых, на территории России нет высокогорных районов с климатом, подходящим для строительства новой крупной обсерватории. Во-вторых, у нас мало специалистов и предприятий, чтобы создавать новые гигантские телескопы. И, наконец, это финансовая проблема: для строительства современной обсерватории необходимо вложить сумму порядка миллиарда долларов — для бюджета страны задача неподъемная. Ни одна страна мира не ведет авангардные астрофизические исследования в одиночку. Комплекс телескопов ALMA на плато Атакама в Чили, который будет исследовать холодную Вселенную, построен с участием как Европы, так и США, Канады и Японии. Ведущие страны мира понимают, что астрофизические исследования, как и исследования в области ядерной физики - исключительно дорогостоящая задача для любой страны, и решается только объединенными усилиями многих стран. Поэтому наши астрофизики и члены РАН понимают это и поддерживают идею вступления. Но ставить для этого условие - закрыть учреждения РАН, работающие в области астрофизики, - это, конечно, экстремизм. Кто из россиян будет работать на мировых инструментах, если мы у себя все закроем?

— Когда можно ожидать развития ситуации?

— Думаю, в ожидании выборов ничего не будет делаться. Но РАН, - я разговаривал на эту тему с президентом РАН Юрием Сергеевичем Осиповым, - продолжит деятельность по формированию научного, общественного и политического мнений в поддержку этой цели. Думаю, что в мае текущего года, когда стихнут волнения, связанные с президентскими выборами, мы приступим к новому этапу взаимодействия и обсуждения проблемы с нашим Министерством образования и науки.

— Россия вступает в Европейскую организацию ядерных исследований (CERN). Насколько этот процесс может «помешать» положительному решению о вступлении России в ESO?

— Россия становится ассоциированным членом CERN, куда мы уже вложили более 100 млн евро, а с текущего года будем платить значительно больше. Россия участвует в строительстве в Германии рентгеновского лазера на свободных электронах XFEL – наш взнос составил 250 млн евро. Россия планирует профинансировать не менее трех международных проектов на сумму около 1 млрд. евро: высокопоточный пучковый исследовательский реактор ПИК, спроектированный в Курчатовский институте, комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов NICA Объединенного института ядерной физики и термоядерный реактор «Игнитор» от «Росатома».

Естественно, что вступление России в ESO интерферирует с интересами отдельных руководителей и организаций. Но говорить о том, что для вступления в ESO следует закрыть отечественные астрономические институты?.. Ведь

научная общественность не требует закрыть Курчатовский институт или Объединенный институт ядерных исследований, которые участвуют в перечисленных выше проектах.

Именно в наших ведущих институтах растут исследовательские кадры, которые формулируют и решают современные проблемы.