Кого слушает президент

«Один из самых опасных вирусов»

Американцы засекретили вирулентный штамм «хорькового гриппа»

Дмитрий Малянов 21.12.2011, 10:54
Хорьки, болеющие птичьим гриппом, стали причиной научного скандала в США wikimedia commons
Хорьки, болеющие птичьим гриппом, стали причиной научного скандала в США

Национальный научно-консультативный совет США по биобезопасности рекомендовал редакциям журналов Science и Nature не публиковать «опасные детали» статей с описанием «хорькового гриппа» — вируса-мутанта H5N1, полученного голландскими микробиологами, который «может нести угрозу человечеству». Ученые возмущены таким вмешательством в их дела и называют произошедшее «плохим днем для науки».

Рекомендации американского совета по биобезопасности относятся к двум статьям по вирусологии, присланным этой осенью в редакции двух самых авторитетных научных журналов США — Science и Nature, получившим одобрение на публикацию и, несмотря на то что детали описанных в них опытов специалистам пока что недоступны, уже вызвавшим широкую дискуссию в научном сообществе и СМИ.

Автором одной из них является коллектив исследователей из Медицинского центра Эразмуса в Роттердаме (Нидерланды), возглавляемый доктором Роном Фушьером. В сентябре этого года доктор Фушьер выступил с сенсационным докладом на международной конференции по вирусологии, проходившей на Мальте. Докладчик сообщил, что его группе удалось

впервые получить высоковирулентный штамм вируса H5N1, передаваемый воздушно-капельным путем между хорьками.

H5N1 — высокопатогенный подтип вируса гриппа А, распространенный внутри птичьих популяций Юго-Восточной Азии и вызывающий регулярные массовые эпизоотии, сопровождаемые гибелью десятков миллионов птиц. От птиц млекопитающим, в том числе людям, вирус передается с трудом, и пока зафиксировано всего несколько сот случаев заражения людей H5N1, однако 60% исходов заболевания (скорее всего, эта цифра преувеличена, так как многие случаи заражения с положительным исходом в статистику просто не вошли) были летальными. Из-за этого, но прежде всего из-за высокой мутагенности вируса, грозящей появлением штаммов, легко передающихся от человека к человеку,

H5N1 может стать причиной пандемии, во много раз превосходящей по масштабам эпидемию «испанского» гриппа.

Для противостояния этой угрозе изучение и прогнозирование мутаций, облегчающих передачу H5N1 между млекопитающими и людьми, имеет, таким образом, принципиально важное значение, чем и объясняется повышенный интерес к работе Фушьера и его коллег, впервые сумевших получить штамм H5N1, легко передающийся между хорьками (это животное — любимая лабораторная модель вирусологов из-за типа иммунной уязвимости, близкого человеческому).

Последнее означает, что какие-то из возможных мутаций H5N1, сходные с полученными в лаборатории, потенциально могут представлять опасность и для людей тоже. Но если для микробиологов «хорьковый» штамм — важный в изучении H5N1 лабораторный мутант, пока не представляющий опасности для человека, на СМИ новость о «хорьковом вирусе-убийце» произвела апокалиптическое впечатление, подогретое неосторожным заявлением самого Фушьера, что полученный штамм —

«один из самых опасных вирусов, которые можно создать вообще».

Пока детали исследования были недоступны для независимой научной оценки, а статья Фушьера проходила этап предварительного рецензирования в Science, интерес к этой работе проявил Национальный научно-консультативный совет США по биобезопасности (NSABB) — экспертный орган, консультирующий министерство здравоохранения и другие госструктуры США на предмет биотехнологий, имеющих двойное назначение, то есть могущих применяться террористами в качестве биологического оружия.

В ноябре глава совета Пол Кляйн, микробиолог и специалист по сибирской язве, заявил в интервью ScienceInsider (издание, аффилированное с Science и освещающее «инсайдерские научные новости»), что NSABB уже несколько недель «интенсивно и очень серьезно изучает вопрос о потенциальной возможности заражения штаммами H5N1 млекопитающих», добавив, что по сравнению с ними

«сибирская язва — это ничто» и что ему пока неизвестен вирус, «более опасный, чем H5N1».

Итогом «интенсивного изучения» стала устная просьба изъять из публикуемой статьи Фушьера и его соавторов «детали, касающиеся научной методологии исследования и специфичную информацию о вирусных мутациях», переданная Science членами совета 30 ноября, а 1 декабря уже подкрепленная письменной рекомендацией, выражающей «озабоченность, что публикация полной версии статьи может представлять угрозу безопасности».

О деталях этих переговоров стало известно из официального заявления, сделанного вчера главным редактором Science Брюсом Олбертсом,

когда конфликт между учеными, недовольными вмешательством государства в редакционную политику авторитетного научного журнала, грозил разрастись в скандал.

Косвенным подтверждением этому является письменное оформление «рекомендаций», сделанное NSABB буквально через день после устных переговоров, которыми, судя по всему, хотели ограничиться члены национального совета.

Согласно заявлению Олбертса, просьбу NSABB о публикации сокращенной версии научной статьи редакция Science «восприняла очень серьезно». По его словам, усилия NSABB по мониторингу опасных биотехнологий в Sciеnce «очень ценят», однако подобные рекомендации

компрометируют принцип свободного распространения научных знаний, тем более в ситуации, когда речь идет об оперативном реагировании исследователей на вызовы, бросаемые опасным вирусом.

В том же духе высказался и главный редактор Nature Филип Кэмпбелл, назвавший рекомендации NSABB в отношении статьи вирусолога Йосихиро Каваока из Университета Висконсина, также посвященной H5N1, «беспрецедентными». В отличие от статьи Фуршьера, они носят абстрактный характер, что еще больше сбивает с толку редакторов журнала.

«Мы обсуждаем с заинтересованными сторонами, каким образом внутри сценария, рекомендованного NSABB, можно обеспечить полноценный доступ исследователей к научным данным», прокомментировал Кэмбелл официальное заявление министерства здравоохранения США, также опубликованное 20 декабря и передающее точку зрения NSABB, что научным изданиям не следует публиковать «описания методов и другие детали исследований, которые могут быть воспроизведены в экспериментах теми, кто хочет причинить вред».

Между тем никакого конкретного сценария по соблюдению секретности с одновременным обеспечением доступа к результатам опытов NSABB пока не предлагает, поэтому, как следует из заявления Олбертса, дальнейшая реакция Science на подобного рода инициативы

будет полностью зависеть от того, сможет ли государство вообще выработать подобные сценарии.

По сути, это еще одна дипломатичная формулировка, не оставляющая сомнений в истинном отношении Science к цензурной деятельности Национального совета США по биобезопасности: понятно, что эффективный сценарий, удерживающий результаты открытий от распространения и одновременно обеспечивающий доступ к ним ученым, — это нонсенс.

Также «беспрецедентными» назвал рекомендации совета и Альберт Остерхаус, один из соавторов доктора Фушьера. Согласно тому же ScienceInsider, голландцы, получившие через Science замечания NSABB, неделю назад все-таки отослали в журнал сокращенную версию статьи, хотя «категорически не согласны с ними». Биологи согласились внести изменения только при условии, что публикация цензурированной версии будет сопровождена их комментарием, объясняющим необходимость такого шага.

«Мы надеемся, что наши аргументы перевесят и полные результаты будут скоро опубликованы»,

— сказал Остерхаус, также сообщив, что исправленную версию статьи для Science уже отправил в NSABB.

«Плохим днем для науки» назвал решение Science отредактировать научную публикацию в угоду совету экспертов, обслуживающих государство, профессор вирусологии Винсент Расаньелло, ведущий научного блога Virology.ws, резюмировавший мнение большинства ученых, уже успевших высказаться по поводу скандала.

Единственным, кто открыто поддержал NSABB, стал директор центра биобезопасности при медицинском центре Питтсбургского университета вирусолог Томас Инглсби, сообщивший в редакционной статье для журнала Biosecurity and Bioterrorism, что, на его взгляд, исследования, подобные тем, что ведет группа Фушьера, вообще не должны проводиться, так как «риск случайного распространения новых вирулентных штаммов будет всегда перекрывать неопределенные потенциальные выгоды от их создания».