От «бойцов ГРУ» открестились документально

Минобороны впервые подтвердило статус арестованных в Донбассе Александрова и Ерофеева

Владимир Дергачев, Елизавета Маетная 21.07.2015, 23:28
Боец ГРУ Александр Александров на больничной койке в Киеве Markian Lubkivskyi/AP
Боец ГРУ Александр Александров на больничной койке в Киеве

Минобороны России официально отказалось от «бойцов ГРУ» Александра Александрова и Евгения Ерофеева, захваченных в мае на территории ЛНР. Как следует из ответа Минобороны, они проходили военную службу в России, однако приехали на Украину уже после увольнения. Это первое документальное подтверждение их статуса от военного ведомства. По словам адвокатов задержанных, Минобороны до сих пор не ответило ни на один запрос украинской стороны.

В июне член Совета по правам человека при президенте РФ и директор проекта «Гражданин и армия» Сергей Кривенко отправил в Минобороны запрос с просьбой подтвердить официальный статус задержанных в мае сержанта Александрова и капитана Ерофеева. Кривенко получил ответ от имени начальника управления учета военнослужащих Минобороны Сергея Боцвина. В нем говорится, что задержанные на Украине Александр Александров и Евгений Ерофеев действительно проходили военную службу в армии России. Однако «события, связанные с их выездом из Российской Федерации и пребыванием на территории Украины, произошли после увольнения с военной службы и не связаны с ее прохождением».

Фактически это первый официальный документ военного ведомства, подтверждающий, что Александров и Ерофеев были кадровыми военными. Сержант Александров и его командир капитан Ерофеев были задержаны украинскими военными вблизи города Счастье Луганской области 16 мая. При перестрелке они получили ранения. Во время боя с ними погиб украинский военный Вадим Пугачев.

На допросе задержанные россияне заявили, что они действующие военные и служат в 3-й отдельной гвардейской бригаде спецназа РФ, которая дислоцируется в Тольятти. На видеозаписи допроса россиян, опубликованной украинской стороной, Александров и Ерофеев заявили, что прибыли на Украину 26 марта 2015 года в составе батальона из 220 человек.

В начале июня Сергей Кривенко посетил Александрова и Ерофеева в Киеве. По его словам, бойцов содержат в отдельных чистых палатах, вовремя оказывают медицинскую помощь, пыткам они не подвергались, а Александрову даже удалось предотвратить ампутацию ноги из-за ранения. Однако перед обоими встала проблема связи с родственниками, рассказал Кривенко. У Ерофеева не было с собой телефона при задержании, поэтому он не помнил номеров родственников, а Александров продиктовал Кривенко номер телефона и адрес матери.

«Она живет в глухой деревне, в Кировской области связаться с ней было тяжело, — рассказывает Кривенко. — Однако в итоге связался, она сначала опасалась провокации, звонки Александрова с украинских номеров не принимала и даже меня подозревала из-за украинской фамилии. Потом я ей послал фотографию, она плакала, ругалась, до чего армия довела».

И Александрову, и Ерофееву уже сделали операции в Киеве, им вставили импланты для костей: Александрову — на ноге, Ерофееву — на руке. Оба они находятся сейчас в госпитале под стражей.

Евгений Ерофеев. Фотография: Глеб Гаранич/Reuters
Евгений Ерофеев. Фотография: Глеб Гаранич/Reuters

«Представители консульства регулярно навещают ребят, у них все в порядке: и лекарства, и продукты, связь с родными тоже есть. Александров только сегодня разговаривал с женой и матерью по скайпу, Ерофеев тоже своим звонил, — рассказала «Газете.Ru» адвокат Оксана Соколовская. — Есть надежда, что этих ребят все-таки обменяют на захваченных украинских военнослужащих в рамках Хельсинкской декларации, работа над этим идет».

По словам Соколовской, Минобороны РФ до сих пор не ответило ни на один запрос украинской стороны.

То, что Минобороны не раскрывают никаких данных и не передает украинской стороне запрашиваемых документов — обычная практика, говорит собеседник «Газеты.Ru» в военном ведомстве.

«Во-первых, если они действительно грушники, то эти списки секретные и никто их никому никогда не даст, тем более другому государству, и это общемировая практика, — объясняет он. — Во-вторых, не забывайте, что и

Александров, и Ерофеев давали свои показания в плену и наверняка под пытками. И ради выживания могли сказать все что угодно, точнее, все, о чем их попросят. Поэтому принимать на веру их слова вообще нельзя.

Вспомните двух офицеров-разведчиков, захваченных в Чечне: под пытками они признались, что взрывали дома в Москве. В таком состоянии что угодно скажешь, лишь бы выжить. Не исключено, что они действительно в Донбасс поехали добровольцами, уже уволившись из армии».

Если Александров и Ерофеев действующие кадровые военнослужащие ВС РФ, то Минобороны зря отказалось от них, считает президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов.

«Когда мы отказываемся от солдат, если это действительно были наши, это нехорошо. Надо заявлять, что мы ведем разведку, поскольку идет гражданская война и продолжаются боевые действия у границ России», — говорит Ивашов.

По его мнению, для российской стороны было бы логично обменять пленных бойцов на кадровых офицеров ВСУ: «Можно не нам организовать, а помочь (процессу обмена. — «Газета.Ru») представителям спецслужб Донбасса».

Российские власти неоднократно опровергали любое участие военных в конфликте на Донбассе. В Минобороны вскоре назвали их бывшими военнослужащими и потребовали освобождения. То же самое в интервью на федеральном ТВ рассказали отец Ерофеева и супруга Александрова.

В ЛНР же потом показали документы, согласно которым эти бойцы служат в народной милиции самопровозглашенной республики.

Ивашов считает серьезной недоработкой со стороны Минобороны, что пленные бойцы не выдали на допросах в СБУ официальную версию: что они служили в народной милиции ЛНР.

«В любом случае неправильно заявлять, что это не наши люди. Так мы в Чечне поступили, когда вводили Кантемировскую дивизию, а потом заявили, что они не наши. Так серьезные государства не поступают», — считает Ивашов.

19 мая украинские следователи официально предъявили задержанным «бойцам ГРУ» обвинения в терроризме, поскольку ДНР и ЛНР признаны Киевом террористическими группировками. Россия не признает их кадровыми военными и не признает их участие в Донбасском конфликте, а значит, Александров и Ерофеев не подлежат обмену по международным конвенциям как военнопленные.

22 мая россияне были арестованы на два месяца, в СБУ подтвердили, что речь об их обмене не идет. В июньском интервью «Новой газете» Ерофеев и Александров говорили, что рассчитывают на переквалификацию обвинений по статье о терроризме на диверсионные действия. Также Александров думал о подаче гражданского иска в Минобороны России из-за увольнения из рядов Российской армии. В июле арест обоим бойцам продлили до сентября.

Самый громкий обмен российских военнопленных на украинских состоялся в прошлом году. Украина обменяла 10 российских десантников на 63 военнослужащих нацгвардии. Военнослужащие 331-го полка 98-й Свирской дивизии Воздушно-десантных войск Вооруженных сил РФ были взяты в плен 25 августа под поселком Зеркальное Донецкой области. В ходе допроса они утверждали, что не знали о том, что едут воевать на Украину, а в Минобороны РФ заявили, что военнослужащие «заблудились» и случайно углубились на десятки километров в глубь Украины. В свою очередь, бойцы нацгвардии попали в Россию, отступая под огнем ополченцев.