Кого слушает президент

Церковный орден коммуниста

30.06.2014, 09:02

Андрей Десницкий о том, что стоит за награждением Геннадия Зюганова

Бессменный вождь российских коммунистов Г.А. Зюганов получил на юбилей много наград и подарков, в том числе и малозначительный церковный орден Славы и чести III степени. Так что же, этим награждением патриархия объявляет о солидарности с коммунистами? Время вспомнить лозунги «Слава КПСС» и отца Звездония из романа Войновича?

Да ничего подобного, событие это само по себе совершенно незначительное и скорее протокольное, чем смысловое. Церковные ордена – вещь вообще такая… не очень церковная.

У апостолов и евангелистов их не было ни у кого, у великих богословов и отцов-пустынников – тоже, а теперь их дают в основном уважаемым людям на юбилеи, в том числе спонсорам и политикам.

Некоторые прямо-таки коллекционируют эти награды. Виктор Янукович, например, успел получить ордена (в основном первой степени) в честь святых князя Владимира, Нестора Летописца, Даниила Московского и Сергия Радонежского, а на 60-летие в 2010 году ему вручили знак отличия предстоятеля УПЦ под номером 001. Возможно, все они до сих пор лежат в его резиденции где-то неподалеку от золотого батона.

У Геннадия Андреевича все намного скромнее, орден этот, судя по официальным источникам, первый из церковных. Вот у лидера украинских коммунистов Петра Симоненко сразу несколько церковных орденов от УПЦ (МП).

А задолго до Зюганова, еще в 2008 году, тот же самый орден получил бессменный лидер кубинской революции Фидель Кастро «за большой вклад в развитие религиозного сотрудничества и в честь открытия храма» (православного на Кубе). Что-то вроде памятного подарка за оказанную политиком услугу или в знак признания добрых отношений, никак не более того.

К тому же сейчас для патриархии настал момент несколько дистанцироваться от Кремля (в связи с украинскими событиями), и жест вежливости в сторону вечного вождя системной оппозиции – способ показать, что патриархия остается над политической схваткой, но показать так, чтобы и Кремль не обидеть.

В поздравлении патриарха Кирилла Зюганову причина награждения объяснена так: «Являясь одним из наиболее известных политиков современной России, вы стремитесь заботиться о благосостоянии народа и защищать традиционные моральные ценности».

В принципе это соответствует программным заявлениям самого Зюганова, который в свое время говорил: «КПРФ считает, что главный вопрос жизни современной России – это преодоление социального раскола российского общества на богатых и бедных, достижение социальной справедливости. В решении этого вопроса коммунисты и верующие могут действовать заодно – доступными и присущими им средствами... Мы также считаем, что коммунисты и верующие могут быть заодно в противостоянии бездуховности и безнравственности, которые угрожают всему нашему многонациональному народу».

Надо отметить, что такое «заигрывание с боженькой», выражаясь словами В.И. Ленина, оттолкнуло от Зюганова некоторое количество идейных коммунистов, верных заветам Ильича с их воинствующим атеизмом. А с точки зрения других коммунистов, более современных, Зюганов вполне прав: большевистские гонения на церковь признаны исторической ошибкой.

Впрочем, что только из советских реалий не признавалось впоследствии ошибкой? Разве что победа над Гитлером да полет Гагарина.

Строить общество социальной справедливости, по мнению коммунистов-зюгановцев, можно только на твердых нравственно-духовных основах, и православие дает их сразу, в готовом виде. Зачем изобретать «моральный кодекс строителя коммунизма», когда уже есть десять заповедей?

К тому же у коммунистов, с их точки зрения, общий с верующими противник – современное либеральное и растленное общество Запада. Пользуясь все той же ленинской терминологией, церковники – полезные на данном этапе попутчики.

Юбилей у Зюганова не первый, а такая награда – впервые. И прошла бы она незамеченной, если бы… если бы не контекст. Он заставляет задуматься не столько о самой награде, сколько о неразберихе, царящей в наших головах.

Ведь совсем недавно все выглядело совершенно иначе: коммунисты и православные христиане были непримиримыми идеологическими врагами, их методы казались той и другой стороне совершенно несовместимыми, даже если слова они произносили похожие. В одном из самых авторитетных изданий, «Настольной книге священнослужителя» прот. Сергия Булгакова, вышедшей еще до революции и переизданной уже после советской власти, содержится прямо-таки пророческое предостережение:

«Проповедуемое коммунизмом общение имуществ ведет к ниспровержению всякого правосудия и к совершенному разрушению благосостояния и порядка семейного и общественного. Тогда все страсти и самые грубые инстинкты получили бы право гражданства, как того и желают крайние коммунисты. Тогда все права собственности были бы ниспровергнуты: богатые невинно бы лишались законной собственности; бедные сделались бы богатыми без всякого права и заслуги; трудолюбие и бережливость потеряли бы всякое значение. Такая система может благоприятствовать тунеядцам и празднолюбцам, а не истинным гражданам. Вместо мнимого общения имуществ Св. Писание представляет нам другого рода общение, состоящее в христианской благотворительности, или добровольном вспомоществовании бедным, больным, престарелым и другим несчастным».

А уж как клеймили попов большевики, не стоит и цитировать – все это слишком хорошо известно. Так что же с тех пор изменилось: православие или коммунизм? Или, может, представления людей о справедливости и благоденствии? Да в том-то и штука, что как бы ничего. Как бы.

Мы как-то совсем ничего не поняли в нашем XX веке. Коммунисты так и не разобрались: реальный ленинско-сталинско-хрущевско-брежневский социализм – это что, и в самом деле одна сплошная ошибка, перегиб на местах, обошедшийся в десятки миллионов жизней?

И если то был перегиб, что, собственно, предлагается теперь вместо него?

И православные не разобрались: тесное сотрудничество церкви с атеистической властью (его еще нередко называют сергианством) – это было уродливое, навязанное большевиками явление, или вынужденная тактическая уступка, или все же стратегически верное направление? Стоит радостно продолжать в том же духе или покаяться и больше никогда не повторять? И так далее буквально по всем ключевым вопросам нашей новейшей истории.

Не зазорно подкорректировать курс и поправить идеологию, как это сделали китайские товарищи. Но надо же это как-то осмыслить и проговорить, хотя бы для того, чтобы понять, что мы, собственно, корректируем и в какую сторону. И точно ли коммунисты борются теперь за права простых людей против компрадорского капитала и воинствующего империализма? Точно ли православные копят свои сокровища в Царствии Небесном и не стяжают их на земле?

А то ведь уже трудно понять, где новомученики, пострадавшие от большевиков и прославленные церковью святые, а где комиссары в пыльных шлемах, убивавшие их во имя светлого будущего, и чем, собственно, одни отличаются от других, кем мы гордимся и кому подражаем.

Все неприятное заметено под ковер, все приятное слиплось в какую-то манную кашу, обильно политую малиново-краснознаменным сиропом и освященную елеем. Итоги не подведены, задачи не определены, но – за работу, товарищи, благословясь.

Один маленький мальчик сказал о стародавних временах: «Это было очень давно, когда еще были пионеры, цари и динозавры». Похоже, он точно описал направление, в котором движется наша прикладная идеология, и уже не важно, кто тут кого чем наградил.