Онлайн-трансляции
Свернуть

Романдические впечатления

Корреспондент «Газеты.Ru» изнутри изучил жизнь велосипедной команды «Катюша»

Фотография: ïðåäîñòàâëåíî ïðåññ-ñëóæáîé \«ÈÒÅÐÛ\»

Перехват радиопереговоров, смена колеса за десять секунд, ремонт сиденья на скорости 40 км/час, горы, озера и коровы — корреспондент «Газеты.Ru» изнутри изучил жизнь велосипедной команды «Катюша» в ходе «Тура Романдии» и несколько часов «пытал» вопросами спортивного директора команды и главного тренера сборной России по велошоссе Дмитрия Конышева о судьбах велоспорта и перспективах россиян на Олимпиаде в Лондоне.

«Шмидти, Шмидти, ты меня слышишь? Если вы сегодня не выиграете гонку, я все привезенное из Италии вино выпью сам», — спортивный директор российской велосипедной команды «Катюша» Дмитрий Конышев по рации говорит с коллегой из такого же автомобиля технической поддержки Торстеном Шмидтом. Шмидт управляет машиной, которая следует по швейцарским дорогам по ходу третьего этапа «Тура Романдии» за Гатисом Смукулисом – ушедшим в отрыв гонщиком «Катюши». В итоге латышский спортсмен победить не сможет, но зеленую майку самого активного гонщика возьмет. Корреспондент «Газеты.Ru» в течение четырех часов наблюдал за внутренней кухней велогонок из автомобиля поддержки, следил за сменой колеса за десять секунд, ремонтом сиденья велосипеда на скорости 40 километров в час и перехватом радиопереговоров.

«Тур Романдии» — престижная многодневка профессионального тура, проходившая в Швейцарии с 24 по 29 апреля. «Катюше» задачи на гонку пришлось менять после первого этапа: травму колена получил Денис Меньшов, покатавшийся на новом велосипеде. Лидера команды решили поберечь: в начале мая стартует одна из главных гонок сезона — «Джиро д'Италия», где россиянин постарается повторить триумф двухлетней давности. «Если бы еще пару дней покатался, мог травму усугубить, — говорит Конышев, не перестающий параллельно давать советы гонщикам на английском, итальянском, французском, немецком и русском языках. — Если бы это был «Тур де Франс», можно было бы на обезболивающих поехать, а здесь смысла не было».

Тур Романдии. Генеральная классификация

1. Брэдли Уигинс (Великобритания) «Скай» 28:56.60
2. Эндрю Талански (США) «Гармин» +12
3. Руй Кошта (Португалия) «Мовистар» + 36
4. Ричи Порт (Австралия) «Скай» +45
5. Майкл Роджерс (Австралия) «Скай» +50
6. Роман Кройцигер (Чехия) «Астана» +59
7. Сильвестр Шмид (Польша) «Ликвигас» +1:03
8. Симон Шпилак (Словения) «Катюша» +1:13

Наша «техничка» следует за основным потоком гонщиков, где сосредоточено большинство спортсменов «Катюши». Машина Шмидта вместе со Смукулисом поехала в отрыв – такова хитрая велосипедная стратегия. «Ну ладно, все ясно, остается следить. Давай поговорим», — следующие три часа Конышев, он же главный тренер олимпийской сборной России по велошоссе, отвечает на многочисленные вопросы «Газеты.Ru».

«На «Тур Романдии» стоит задача попасть в первую пятерку, при этом есть надежда, что в десятке будут двое наших ребят», — прогноз почти сбылся: Симон Шпилак финишировал восьмым, а «Катюша», благодаря усилиям Петра Игнатенко, взяла две майки – «горного короля» и спринтера.

Живописные швейцарские пейзажи со стадами коров, озерами и горами способствуют размышлениям о величии природы и судьбах вида спорта, совсем, откровенно говоря, не популярного в России.

«Проблем много, но основных три: велоспорт не показывают на ТВ, в России нет гонок, и нет никакой инфраструктуры: дороги были построены 30 лет назад, в то время как количество автомобилей во столько же раз увеличилось. Да и ездить по нашим дорогам просто страшно: никакой культуры уважения к велосипедистам. Если ты в России едешь на большой машине, тебе можно все», — говорит Конышев.

В этот момент по рации нас вызывают: надо ехать ближе к пелотону, на помощь к одному из гонщиков.

«Седло подкрути на полмиллиметра влево», — рядом с автомобилем крутит педали велосипедист в красной форме, в то время как высунувшийся из заднего окна механик орудует отверткой. Через несколько минут другому гонщику пришлось менять колесо из-за прокола: остановка машины, смена колеса, поехали дальше — на всё про всё ушло не более десяти секунд, как в «Формуле-1».

Функции «технички» вообще просты, но значение имеют колоссальное. «В многодневках у нас две машины – одна следует за основной группой, вторая, если надо, — в отрыве. В наши задачи входят питание, техобслуживание, снабжение информацией. Что едят ребята по ходу гонок? У нас есть энергетические батончики, напитки, гели с кофеином, булочки с джемом, бананы. Если не есть, до финиша ты не доедешь», — смеется Конышев, заодно подначивая сидящего на заднем сидении механика, которому удалось перехватить переговоры одной из команд. «Ну, хоть кого-то поймал, а то два дня пустые сидели, — шутит спортивный директор, объясняющий, впрочем, что это не более чем игра. — Да все и так все видят, что происходит. Перехват переговоров – это так, баловство».

Именно Конышев разрабатывает тактику на гонки. «Перед стартом мы проводим собрание, я высказываю свое мнение, и оно, как правило, не оспаривается. Вот сегодня я прогнозировал, что в отрыв могут уйти Павел Брутт или Смукулис. Ошибки происходят редко».

В гонке тем временем все успокоилось: гору второй категории пелотон прошел, Смукулис с еще несколькими спортсменами по-прежнему на три минуты впереди основной группы.

— Дмитрий, как обстоят дела с новым поколением гонщиков? Есть ли перспективные?
— Их не осталось. Единственным был Денис (Галимзянов, уличенный в употреблении допинга – «Газета.Ru»). С молодыми вообще тяжело, плюс в этом году нам не везет: ребята болеют, падают, ломаются.

О допинге Галимзянова здесь предпочитают не вспоминать, но от проблемы никуда не деться. На реплику о том, что согласно обывательскому мнению все велосипедисты употребляют запрещенные препараты, Конышев возражает: «Все спортсмены жрут допинг. Просто велосипедисты проверяются в сто раз чаще остальных. Это единственный вид спорта, где есть биологический паспорт. Это единственный вид спорта, где тебя могут дисквалифицировать, если не найдут три раза дома (согласно правилам Международной федерации велоспорта (UCI), гонщик должен ставить в известность UCI о каждом своем передвижении)». «То есть ты срочно поехал в больницу или ужинать с женой, а в это время к тебе приехал допинг-контроль. Если бы я гонялся, меня бы давно дисквалифицировали за недисциплинированность. Я бы так не смог. Очевидно, что это прямое нарушение прав человека», — возмущается Конышев.

— Почему же команды не восстанут против этих правил?
— Не знаю. Я сам много об этом думал, разговаривал с коллегами, но никто ничего конкретного сказать не может. Знаете, если бы подобный контроль осуществлялся во всех видах спорта, я вас уверяю, что много чего нашлось бы. У нас же, наверное, это делается в целях очищения репутации велоспорта. В один момент это упустили, и сейчас расплачиваемся. А команды… Боятся, быть может.

Тем временем на дороге происходит типичная сцена. Мотоциклист из службы безопасности останавливается на несколько секунд, чтобы обнять женщину, которая принесла ему обед: в меню пицца и пирожки, которые довольный усатый швейцарец в шутку предлагает и нам. Мы в ответ весело сигналим.

— Бывают ли конфликты между гонщиками и командами?
— Очень редко. Все стараются ужиться друг с другом. Какие-то антипатии неизбежно возникают, но в основном все дружелюбны. Ссоры же в основном происходят из-за событий в пелотоне: кто-то кого-то толкнул, резко затормозил и т. п.

— Есть ли гонщики, обладающие нехорошей репутацией?
— Есть. Но, с другой стороны, если на финише ты не толкаешься, то останешься позади. Это нужно делать, но в то же время понимать, что перебарщивать не стоит – могут припомнить. А такого человека, чтобы сбрасывал тебя на асфальт и мутузил ногами, все-таки не было. Между командами сейчас все спокойно. Хотя раньше, когда я сам гонялся, в туре были три бельгийские команды, которые делали все, чтобы не выиграли соотечественники. Сейчас такого уже нет.

А вот болельщики есть, и еще какие. В какой бы глухой деревне ни проходили гонки, вдоль всей трассы, особенно, конечно, на старте и финише, не протолкнуться от фанатов. У спортсменов даже персональные поклонницы есть – как фанатки рок-групп в 1960-е. «Да, здесь есть пару человек, которые абсолютно за всеми гонками ездят, но их очень мало – основной наплыв на главных гонках, — объясняет Конышев. – Вообще ребята привыкли: агрессивных болельщиков почти нет – очень редко что-то случается. Наоборот, помогают иногда – подтолкнут или даже воды дадут».

И все-таки форс-мажор иногда происходит. «Как-то гонщик ударил с правой болельщика, который во время крутого подъема обзывался и водой его поливал. Ну, потом гонщика дисквалифицировали. А вообще самые колоритные болельщики — баски, которые стоят вдоль всей трассы в своей оранжевой форме. Но есть и чокнутые, рассекающие с оленьими рогами или в костюмах Бората и супермена.

Хотя, насколько я помню, первым это начал делать один немец, одевавшийся в наряд черта с трезубцем. Он стал настолько популярным, что у него даже интервью брали и персональный спонсор появился.

Но ровно после этого интерес к нему пропал. Хотя даже сейчас он где-то появляется, но уже не такой активный. Постарел, наверное. Иногда еще и голые бегают. Или задницу показывают. Хотя, по моему мнению, эксгибиционизм — это все и делается только ради того, чтобы тебя по ТВ показали».

Отрыв Смукулиса от основной группы тем временем начинает сокращаться. «Allez, allez! Работай, работай. В последней горе всего 2 км подъема, а потом 4 км спуск к финишу. Терпи», — Конышев подгоняет гонщика как может.

«Катюша» — команда интернациональная, но в будущем планируется комплектовать ее российскими гонщиками на 70 процентов. «На данном этапе это невозможно, но лет через пять этого показателя можно добиться. Сейчас Россия на 24-м месте в зачете Кубка наций – это очень плохо. Хотя если бы Меньшов здесь проехал, разом могли позиций на десять подняться», — говорит Конышев.

Бюджет «Катюши» составляет порядка €15 млн. Основную долю выделяет компания «Итера», остальное понемногу добирается многочисленными спонсорами меньшего пошиба. Автомобили, оборудование, вода, еда, велосипеды, седла, колеса – все это предоставляется в основном по бартеру. Зарплаты у велогонщиков разные – от €40 тысяч в год у молодого, до €2 млн у Дениса Меньшова. А в команде BMC, например, трое спортсменов зарабатывают по €3 млн. «Если сравнивать с ними, то у «Катюши» все более чем в порядке: мы сейчас на втором месте в общем зачете идем», — улыбается Конышев.

Внезапно впереди возникает затор. Что-то случилось. Выясняется, что кто-то из спортсменов не справился с управлением и врезался в дорожный знак. Подобные ситуации возникают часто. На следующий день американцу ван Гардерену из команды BMC пришлось закончить гонку из-за ветки, которую порывом ветра вынесло с обочины прямо в лицо велосипедисту. Американца срочно госпитализировали, но отделался он испугом и несколькими швами на носу. А в прошлом году на одной из горных гонок кого-то даже спасали из пропасти с помощью вертолета – велосипед, кстати, так и не нашли.

— Есть ли у гонщиков вредные привычки? Спортивный режим все соблюдают?
— Очень мало. Если, например, покуришь, то потом никакого дыхания не хватит. Те же футболисты, слышал, балуются, но надо понимать, что у них нет такого жесткого напряжения, чтобы кровь в горле комом вставала. Что касается алкоголя, то после гонки один бокал пива или вина не повредит. Но с нашими это не проходит – разреши ему один выпить, он и за второй примется, а потом и третий потребует. Мне как тренеру, конечно, до лампочки, если это на тебе не сказывается и на следующий день ты выполняешь задачу в гонке. Да хоть не спи всю ночь, если это мешать не будет. Некоторые бельгийские гонщики, к примеру, перед классическими гонками пивом до потери сознания заливаются, а потом едут фантастически. Другой вопрос – а как бы они ехали, если бы режим соблюдали…

150 км гонки велосипедисты едут около четырех часов и несколько раз вынуждены останавливаться у обочины – естественную нужду справить. «Пока едут тихо – проблем нет. Когда группа едет быстро, можно и на ходу. А иногда, когда у претендента на победу случается прокол или падение, то группа его ждет, в отрыв не уходит – есть такой неписанный закон», — объясняет спортивный директор.

Меж тем до финиша остается порядка 6 км, и в самом начале горы пелотон нагоняет беглецов.

«Все равно хорошо проехал – у Смукулиса, в общем, и не было задачи победить во что бы то ни стало, — успокаивает Конышев. — Скоро «Джиро», и он понял, что может хорошо ехать, – это важно, учитывая, что недавно он кисть сломал».

Последние минуты перед финишем говорим об Олимпиаде в Лондоне: Конышев как-никак главный тренер сборной.

— На что Россия может рассчитывать в Лондоне? Есть ли медальный план?
— Медальный план был, да сплыл. Был лидер (Галимзянов – «Газета.Ru»), но он участия в Играх не примет. Так что медальный план накрылся на 100 процентов.

— В Лондоне будут разыгрываться два комплекта наград — в гонке с раздельного старта и групповой. Состав определен?
— Обладатели двух из трех лицензий почти точно известны: это Колобнев и Порсев. В «разделке» у нас шансов нет вообще, а в групповой гонке – если сильно повезет. По третьему участнику определимся позже: нужен такой, чтобы и «разделку», и групповую гонку хорошо ехал.

После окончания гонки весь персонал собирается в заранее оговоренном месте, ждет гонщиков и направляется в гостиницу. Там велосипедистов ждет массаж и ужин, механики приводят в порядок оборудование, а спортивные директора анализируют этап и строят планы на будущее. Впереди «Джиро д'Италия», «Тур де Франс», Олимпиада и много гонок по аккуратным европейским дорогам. Один день из жизни «Катюши» подошел к концу.

Подробнее с новостями велоспорта можно ознакомиться на странице летних видов спорта.

  • Livejournal


Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2

Главное сегодня






/sport/2012/05/02/a_4569497.shtml