Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Ловушка для бизнесмена

Красноярского предпринимателя, расстрелявшего семью, преследовали приставы и кредиторы

Герман Петелин 25.01.2016, 19:41
Shutterstock

Жуткая история, произошедшая в маленьком красноярском поселке, где предприниматель Владислав И. расстрелял беременную жену и двоих детей, а затем покончил с собой, обрастает новыми подробностями. По словам знакомых бизнесмена, незадолго до трагедии к нему приезжали приставы, которые описали имущество. Эксперты говорят, что малый бизнес поддерживается только на словах, а банковские кредиты становятся для предпринимателей ловушкой, из которой нет выхода.

В субботу, 23 января, мать предпринимателя Владислава пошла навестить его семью. Его жена Елена была на 8-м месяце беременности, и женщина помогала ей управляться с домашними делами. Накануне они созванивались, и невестка была в прекрасном расположении духа. Но когда женщина открыла входную дверь, перед ее глазами предстала страшная картина:

на пороге прихожей с ружьем в руках в луже крови лежал сын, а в комнате — убитая невестка и внуки, 17-летний мальчик и 9-летняя девочка.

«По данному факту следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство), — сообщили «Газете.Ru» в СК по Красноярскому краю. — В настоящее время назначены баллистическая, генетическая экспертизы, а также судебно-медицинская экспертиза тел погибших».

По предварительным данным, мужчина расстрелял семью из незарегистрированного охотничьего ружья 16-го калибра. На убийство детей и жены, по версии следствия, бизнесмен пошел из-за многочисленных долгов. «Мужчина имел материальные проблемы, ранее высказывал мысли о суициде. Вероятно, он застрелил своих спящих родных, а затем совершил самоубийство», — сообщают в СКР по Красноярскому краю.

Владислав И.
Владислав И.

Новость о жуткой трагедии повергла в шок маленький городок. «У нас все друг друга знают, — рассказывает Сергей А., знакомый Владислава. — И я ни за что не поверю, чтобы Влад руку поднял на своих родных.

Он же очень добродушный был и Лену и детей своих очень сильно любил.

Младшая дочка у него в Доме культуры в музыкальном кружке занималась и выступала часто».

Долговое бремя

Место, где произошла трагедия — маленький поселок, находящийся в 380 км от Красноярска. Железная дорога обходит его стороной, и добраться туда можно только по автодороге, которую иногда заметает снегами. В советские годы по этой трассе шли караваны машин.

Когда-то это место было столицей красноярских старателей — здесь работал золотообогатительный комбинат.

Жизнь в поселке била ключом. Однако в начале 1990-х добыча золота сократилась, строительство новых производственных объектов было заморожено. Закрылись пионерский лагерь, санаторий-профилакторий, книжный магазин и другие объекты соцкультбыта. А в январе 1995 года рудник и вовсе практически прекратил добычу золота. Местные жители стали уезжать за лучшей долей в другие города, и на сегодняшний день там, по официальной статистике, проживают около 1800 человек.

«Сейчас где-то двести человек работает на двух золотодобывающих предприятиях, кроме того, здесь еще есть три магазина, аптечный киоск и 29 индивидуальных предпринимателей, которые занимаются торговлей и лесозаготовкой, — рассказывает «Газете.Ru» о финансово-экономическом развитии поселка один из сотрудников администрации. — В их число входил и Владислав И. Правда,

дела последнее время у него шли не очень: понабрал кредитов, а сил не рассчитал.

Вы же знаете, как это происходит. Берешь один кредит, чтобы погасить долг, затем другой кредит, чтобы погасить предыдущий. И в итоге долги растут как снежный ком».

Впрочем, как выяснила «Газета.Ru», по официальным документам, бизнесом занимался не Владислав, а его жена Елена. Именно она была оформлена индивидуальным предпринимателем, на нее же была оформлена и лесопилка.

«Елена работала в школе, при этом вела всю бухгалтерию и платила налоги, а Владислав пахал на лесопилке наравне со своими тремя рабочими, также таскал доски и возил лес с делянок, — говорит знакомая супругов Светлана С. —

Сказать, чтобы процветали... я бы не сказала.

У них сезонный бизнес был. Летом еще стройматериал у них брали, а зимой как-то не очень. А потом они несколько кредитов взяли в банках, а на лесопилке станок сломался, и они встали».

На сайте федеральной службы судебных приставов есть информация о пяти исполнительных производствах, возбужденных в 2015 году в отношении Елены И. и шести — в отношении ее мужа Владислава.

По московским меркам суммы, которые взыскивали приставы, были небольшими. Так,

Владислав должен был по одному из кредитных займов 445 тыс. руб., также за ним значилась задолженность по другому кредиту 65 тыс. руб., а еще 20 тыс. руб. — задолженности по налогам.

С Елены приставы пытались взыскать около 16 тыс. руб. налоговых сборов, а около 6 тыс. руб. — страховых взносов.

По словам Светланы, в прошлом году к супругам приезжали судебные приставы описывать имущество, а глава семьи, чтобы рассчитаться с долгами, был вынужден даже продать «КамАЗ», на котором возил лес. «В газетах пишут, что из-за этого он стал выпивать и говорить, что хочет покончить собой, — рассказывает женщина. — Но я его пьяным никогда не видела.

По праздникам он, может, немного и выпивал, но не более того».

Племянница супругов Татьяна рассказала «Газете.Ru», что гасить долги помогали Владиславу все родственники. Между тем мать главы семьи Валентина в интервью порталу LifeNews заявила, что

сын мог покончить с собой из-за того, что предпринимателя «поставил на счетчик» его знакомый, у которого он занял 250 тыс. под проценты.

«Мой сын отдал ему 350 тыс., а тот заявил, что сумма долга выросла еще на 550 тыс. руб.», — рассказывает мать. Имя и фамилию ростовщика женщина не называет.

Субсидии не для всех

В администрации района заявили «Газете.Ru», что не знают, у кого мог занять денег Владислав для отдачи банковских кредитов. А на вопрос, могли бы чиновники помочь бизнесмену с реструктуризацией долгов, ведь сейчас так много говорится по телевизору о помощи малому бизнесу, только ухмыльнулись и отказались разговаривать на эту тему.

Как выяснила «Газета.Ru», разговаривать, в принципе, действительно не о чем. В Красноярском крае действует программа по «развитию малого и среднего предпринимательства».

Объем расходов на реализацию этой программы на 2014–2017 годы составляет 4,95 млн руб.

Из них 3,795 млн руб. должно было быть выделено в 2014 году, в 2015-м — 100 тыс. руб., в 2016-м — 100 тыс. руб., в 2017 году — 100 тыс. руб. Из этих сумм 2,7 млн — это средства федерального бюджета, 918 тыс. — краевого, остальные деньги — из муниципального бюджета.

Между тем, согласно официальной статистике, размещенной на районном сайте,

в этом районе зарегистрировано с учетом индивидуальных предпринимателей 1297 субъектов малого и среднего предпринимательства.

Из них количество малых и средних предприятий составило 189, из которых 52 предприятия (27,5%) относятся к сфере производства, 71 субъект осуществляет деятельность в розничной и оптовой торговле (37,6%), 66 предприятий оказывают услуги в сфере здравоохранения, образования, прочих социальных, коммунальных и персональных услуг (34,9%).

При этом на сайте районной администрации также опубликованы реестры получателей субсидий по муниципальной программе «Развитие малого и среднего предпринимательства в районе». В ноябре – декабре 2015 года три субсидии на общую сумму 550 тыс. руб. получило ООО «Известком». ООО «Общественное питание» получило субсидию на сумму 142 тыс. руб., ООО «Резонанс» — 499 тыс. руб., еще две субсидии, 300 тыс. и 500 тыс. руб., получили ИП Корчагина и ИП Золотухина.

Рассказать оперативно о том, как субсидируется малый бизнес в районе, в администрации не смогли.

По словам председателя оргкомитета Всероссийского движения «За честный рынок» Ильи Хандрикова, сейчас государство сворачивает субсидирование.

«Вместо поддержки на муниципальном уровне деньги идут на зарплаты чиновников и поддержку только аффилированных предпринимателей, — рассказывает Хандриков.

— При цене кредита в 22–25–30 руб. бизнес идет занимать на улице. Отсюда и такие последствия. При этом таких предпринимателей море. Если посмотреть сектора, которые попали под раздачу в связи с санкциями-контрсанкциями, политическими играми, то в первую очередь страдает малый и средний бизнес. Ларечников извели в Москве и принялись за регионы.

Убивать малый торговый бизнес в дотационных регионах — национальная забава».

В 2015 году в России насчитывалось 5,6 млн малых и средних предприятий: 0,4% — средний бизнес, 4,2% — малый бизнес, 32,7% — микропредприятия, 68,2% — ИП. Отраслевая структура: 39,6% — торговля, 35,4% — сфера услуг, 20% — производство, строительство, 17,8 млн — численность занятых (25% от всех в экономике).