«Я готов воевать c Россией»

Россияне, которые служат в армиях НАТО, готовы к войне с Россией

Владимир Ващенко 02.07.2015, 09:51
__is_photorep_included6863033: 1

После серьезного осложнения отношений России со странами Запада «Газета.Ru» решила побеседовать с россиянами, которые служат в вооруженных силах Североатлантического альянса. На сегодняшний день наиболее мощные вооруженные силы у двух государств НАТО — США и Франции, и в рядах их армий есть много граждан России. Некоторые из них не скрывают, что полностью восприняли ценности новой страны и готовы воевать против своей родины.

Расскажите, из какого российского города вы приехали и когда поступили в армию иностранного государства?

Роман, сержант армии США, инструктор пулеметчиков одной из пехотных бригад: Я родился и вырос в Краснодаре, потом семья переехала под Полтаву. В юношестве долго занимался боксом и в принципе хотел связать свою жизнь с силовыми структурами. В армии США я с мая 2012 года. Сюда записаться не так просто, как может показаться. Для этого нужно пройти массу всяких тестов — физических и психологических. Поскольку я был боксером-тяжеловесом, пришлось довольно много сбросить, так как при поступлении на службу есть ограничения по весу тоже.

Михаил, офицер 11-й бригады легкой пехоты армии США (Военнослужащие этого соединения участвовали в войне во Вьетнаме и, как считается, причастны к массовому убийству мирных жителей в Сонгми. — «Газета.Ru»): Я родился в одном из городов центральной полосы России, конкретней не скажу, простите. В армии США я четыре года.

Георгий, капрал французского Иностранного легиона, служит в парашютном полку: Я сам из Пензы, в легионе уже два с половиной года. Я до этого и в российской армии послужил.

Что привлекает вас в службе?

Роман: В службе привлекает сама профессия, мне она нравится. Ну и льготы, конечно, бесплатная медстраховка. После службы военнослужащий получает право на льготное обучение в университете. Пенсия у военных стабильная. Плюсов, в общем, достаточно.

Михаил: Сам факт службы, а также возможность решить таким образом все материальные проблемы. Единственное, мне было непросто учить английский с его местными фразеологизмами. Но мне очень хотелось начать новую жизнь, и я в итоге научился. А вот к американскому образу жизни я легко приспособился.

Георгий: Я хотел посмотреть разные страны мира, в ходе службы в легионе таких возможностей предостаточно. Кроме того, конечно, хорошая зарплата. В России такие деньги обычному человеку из провинции заработать непросто.

Какая в среднем зарплата у военнослужащих вооруженных сил США и у французских легионеров?

Роман: Зарплата зависит от срока службы, звания. Если ты участвуешь в боевых действиях, то за это тоже доплачивают серьезную надбавку. Обычная гарнизонная зарплата у рядового, который только что пришел из учебки, составляет порядка $670 за каждые 15 дней. Вообще в армии США, как и во всех армиях НАТО, есть такая система, как pay grade, то есть степень оплаты в зависимости от звания. Есть категория Е1, то есть рядовой, — это самое низкое звание и самое низкое денежное довольствие. Повышения от рядового до специалиста или капрала (Е4) происходят автоматически. А дальше надо для продвижения по службе проходить специальный отбор. Как на экзамене в университете, надо отвечать на вопросы, определяющие знания человека, который, например, хочет стать сержантом (следующая ступень в системе званий). Экзаменационная комиссия решает, достоин ли человек этого звания или нет.

Михаил: Начиная от $1,2 тыс. в месяц и до достаточно больших сумм. Все зависит от выслуги, звания и подразделения, а также того, участвовал ты или нет в боевых действиях. Кроме того, есть довольно существенные налоговые льготы.

Георгий: Легионер, самое меньшее, получает €1,2 тыс., это при службе на континенте. И касается это пехотинцев, танкистов, саперов и горных стрелков. Во Французской Гвиане — минимум €1,5 тыс. плюс премия за патрули, в итоге меньше двух тысяч не бывает. На Корсике в парашютном полку стабильно платят две тысячи. За участие в боевых действиях выплачивают четыре тысячи в месяц. Легионеры также имеют скидку 80% на проезд в поездах и автобусах, а также могут посещать французские музеи бесплатно. Может, есть и еще какие-то льготы, но я как-то специально не узнавал (смеется). А еще легионер может в упрощенном порядке получить гражданство Франции.

На что может рассчитывать военнослужащий в случае ранения или увечья, полученного при выполнении своих обязанностей?

Роман: Сначала проводится расследование. Если выяснится, что это боевое ранение, тогда армия оплачивает лечение, протезы и пенсию. В некоторых случаях пенсия военнослужащего такого же размера, как и та зарплата, которую он получал.

Михаил: Будут выплачивать пенсию по инвалидности и предоставят ряд льгот.

Георгий: Начать надо с того, что все солдаты легиона застрахованы.

Даже на тренировке вывих ступни — это больница, а там за пребывание платят €50 в сутки плюс к зарплате. Ранение в бою — это предоставление гражданства и €240 тыс. В случае гибели платят €600 тыс. ближайшим родственникам.

Перед миссией каждый раз заполняем что-то вроде завещания, где указываем, на кого хотели перечислить выплаты в случае нашей смерти.

Насколько сложно выстраиваются отношения с сослуживцами? Бывают ли случаи драк и проявления дедовщины?

Роман: Отношения с коллегами нормальные. Естественно, у пехоты, спецназа и рейнджеров несколько отличается менталитет, если сравнивать с остальными военнослужащими армии. Мы от них так же далеки, как, например, морпехи от флота.

Конечно, бывают драки, ведь здесь в пехоте женщины не служат, коллектив абсолютно мужской. Но это бывает редко, и дерущиеся никогда не устраивают разборок в униформе. Все выяснения отношений после работы. Дедовщины как таковой нет.

Раньше было нечто похожее, когда я начинал служить, но никакого рукоприкладства не было — только физические упражнения для «салаг» и только если новичок где-то «накосячил». Сейчас вышел закон, который абсолютно запрещает такие вещи, поэтому ничего похожего на дедовщину у нас уже нет.

Михаил: Все, как и в обычной жизни: кто-то сходится, кто-то нет. Драки бывают. Дедовщины нет.

Георгий: Отношения между солдатами строятся по-разному, но в основном дружно. Даже если возникают конфликты, все стараются решить мирно. Дедовщины никогда не бывает, все работают, и каждый делает то, что должен делать.

Вы лично участвовали в боевых действиях?

Роман: Да.

Михаил: В Ираке и побывал в Африке еще.

Георгий: Все легионеры так или иначе через это проходят… Я был в Нигере и Чаде.

В армии вашего государства массово служат как мужчины, так и женщины. Бывают ли романы на службе, возникают ли семьи?

Роман: Конечно, случается, что начинают встречаться люди, которые служат в одном батальоне. Иногда они даже женятся. По этому поводу в армии есть закон, который не допускает никаких отношений между офицерами и солдатами, а также между рядовым и сержантским составом. Если женщина-офицер все-таки забеременела от «неофицера», они обязаны пожениться в течение года. Так же обстоит дело с рядовыми и сержантами.

Михаил: Романы, как и браки, случаются. Обычно начальство разделяет такие пары по месту службы — чтобы они не служили в одном подразделении.

Георгий: В нашем полку есть три женщины, они парашюты зашивают. В целом, женщины здесь либо старые, либо страшные француженки. Я думаю, что нет романов. Мне такие женщины не нравятся, во всяком случае (смеется).

Сейчас отношения между Россией и странами НАТО серьезно осложнились. Готовы ли вы к тому, что вам придется вести боевые действия против российской армии, и как вы лично к этому относитесь?

Роман: Ваш вопрос по поводу того, буду ли я воевать со своими соотечественниками, не совсем актуальный в моем случае, так как в ближайшем будущем войны с Россией не будет. Ни у США, ни у России нет финансовых возможностей на полноценную войну друг с другом. Ну а вообще, даже если начнется, я уже на нее не попаду, так как я увольняюсь из армии в следующем году.

Михаил: Да, я все это понимаю, я к этому готов и с Россией воевать буду. Мне вообще без разницы, с какой страной воевать. Никаких особых чувств к РФ я не испытываю — только отвращение из-за того, что она совершенно не заботится о своих гражданах.

Георгий: Официально можно отказаться от участия в войне, если она идет против вашей страны. И я бы отказался, но Франция, думаю, не нападет на Россию.

Много ли вы знаете русских, которые служат в армии США или во Французском легионе?

Роман: В армии я знаю не менее двадцати человек. Они есть как среди солдат, так и среди унтер-офицеров и офицеров. А есть еще корпус морской пехоты и флот. Так что, думаю, русских служит в американских вооруженных силах довольно много.

Михаил: Человек двадцать знаю точно.

Георгий: Основная ударная сила Франции — это парашютный полк Иностранного легиона. А основная часть этого полка — это русские.