Донбасское переселение

Проблемы украинских беженцев в Евросоюзе, России и на родине

Анастасия Берсенева, Олег Сирых (Киев) 20.02.2015, 10:37
Беженцы из Украины на пропускном пункте «Успенка» на украинско-российской границе Валерий Матыцин/ТАСС
Беженцы из Украины на пропускном пункте «Успенка» на украинско-российской границе

Переселенцы из Донбасса не нашли второй родины. Европа не принимает беженцев с Украины, спасающихся из зоны боевых действий: им отказывают в предоставлении убежища. В России переселенцы вынуждены самостоятельно устраивать свою жизнь, опираясь на помощь местных жителей. А на Украине к жителям Донбасса относятся с подозрениями: не вынесут ли они мебель из арендованной квартиры? «Газета.Ru» выясняла, как приходится выживать украинским беженцам.

По данным ООН, более 1,5 млн жителей Юго-Восточной Украины, в том числе 130 тыс. детей, стали вынужденными переселенцами с лета прошлого года. В действительности количество беженцев гораздо больше. В середине февраля глава ФМС России Константин Ромодановский заявил, что в нашей стране находится свыше 906 тыс. человек. А согласно данным министерства соцполитики Украины, они оказали помощь 921 тыс. человек. Есть еще десятки тысяч украинцев, кто предпочел уехать в Белоруссию, Молдавию и страны Евросоюза. Точных данных оттуда нет, только цифры по количеству обратившихся в органы за убежищем.

Европе беженцы не нужны

В Евросоюзе украинцам не спешат давать статус беженцев. «Зона АТО не признана военным конфликтом, и на украинцев не распространяется Конвенция о статусе беженцев. Поэтому соискатели получают отказ, — сообщила «Газете.Ru» одна из создателей правозащитной организации для политических беженцев Human Corpus Дженни Курпен. — Мотивация может быть разной. Им могут отказать по Дублинской конвенции, запрещающей предоставлять убежище тем, кто перемещается из страны в страну, и тем, кто получил визу не той страны, где попросил убежища».

По данным ООН, число украинских соискателей статуса беженца в Евросоюзе в прошлом году выросло в разы и превысило 11 тыс. человек. В Европейской комиссии по миграции и внутренним делам «Газете.Ru» предоставили более развернутую таблицу. Из нее ясно, что лишь несколько десятков переселенцев ищут защиты в Словакии, Словении и Румынии, Хорватии и Венгрии. Больше всего беженцев привлекают Германия, Франция, Швеция и Италия. Рекорд был поставлен в ноябре прошлого года в Германии — 605 заявок на получение убежища от украинцев.

По данным управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в Польше, в 2013 году было 45 заявок от украинцев на статус беженца, а в 2014 году уже 2500. На 11 февраля 2015 года статус беженца попросили еще 332 украинца.

«В Польше до сих пор ни один украинец не получил статус беженца и только менее десяти человек получили другие формы защиты», —

рассказал «Газете.Ru» советник по коммуникациям и внешним связям представительства УВКБ ООН в Республике Польша Рафал Костишинский. Он пояснил, что речь идет о субсидиях, которые позволяет выдавать законодательство Евросоюза.

«Управление по делам иностранцев — государственный орган, ответственный за определение процедуры, отстаивает позицию, что украинцы не должны покидать свою страну в поисках защиты, поэтому они не воспринимаются как беженцы», — пояснил Костишинский.

По его оценкам, на данный момент количество украинцев — просителей убежища в Польше относительно низкое. Тем временем, по данным управления по делам иностранцев Польши, уже более 28 тыс. украинцев запросили не статус беженца, а разрешение жить и работать в стране.

Самих переселенцев отказы не пугают. «Пока человек находится в процедуре рассмотрения заявки, он легально пребывает на территории государства, даже если ему не предоставляются жилье, еда и одежда. Заявку рассматривают до 20 месяцев. Во Франции, Швейцарии люди размещаются во временных лагерях, получают еду, одежду, а в Польше социальное обеспечение значительно хуже. В некоторых странах в этот период соискатели даже могут работать. Причем если получен отказ, то есть еще два этапа обжалования этого решения, в ходе которых человек все еще легально находится в государстве», — объясняет Курпен.

Пока что Евросоюз не выгоняет никого из беженцев.

«Насколько я знаю, никто не был отправлен через границу обратно на Украину», — сказал Костишинский.

В кабинете еврокомиссара по миграции и внутренним делам Димитриса Аврамопулоса «Газете.Ru» пояснили, что убежище является фундаментальным правом и ЕС имеет обязанность защищать тех, кто в нем нуждается. «Государства — члены ЕС обязаны приветствовать всех, кто ищет убежища, гарантируя, что с ними будут обращаться справедливо и они получат действенный и быстрый доступ к процедуре предоставления убежища», — пояснили сотрудники европейской комиссии.

Трудности на Украине

Внутренняя миграция на Украине растет. По данным министерства социальной политики, на 18 февраля в стране зарегистрировано 1,042 млн переселенцев из Луганской, Донецкой областей и Крыма. На учете — 737,6 тыс. семей.

По мнению риелторов, беженцы не хотят уезжать далеко от дома. Они стараются найти жилье на подконтрольных украинской власти территориях Донецкой или Луганской областей — в Мариуполе, Краматорске, Славянске или Красноармейске. Популярностью пользуется Днепропетровск, где сейчас снять квартиру практически нереально. Меньшая часть переезжает в отдаленные регионы — Одессу, Киев и Львов.

В городах действуют специальные пункты для тех беженцев, которые успели захватить из дома только документы и деньги: в них можно получить теплую одежду, подыскать работу и даже получить денежную компенсацию.

Самая большая проблема для переселенцев на Украине — это найти жилье.

В Святогорске Донецкой области беженцам приходится ютиться в монастыре. Для новых беженцев представители ООН привозят гуманитарную помощь — вещи, одеяла, полотенца. Такая же помощь была доставлена в соседний Северск. Среди людей, разбирающих белые пакеты с символикой ООН, 32-летний Сергей из Горловки. Он рассказал, что его жена не хотела уезжать, но в крышу их дома две недели назад попал снаряд. Пришлось искать убежища.

Беженцы из Донецкой и Луганской областей в одном из общежитий//Фотография: Валерий Шарифулин/ТАСС
Беженцы из Донецкой и Луганской областей в одном из общежитий//Фотография: Валерий Шарифулин/ТАСС

Вице-президент Ассоциации профессиональных управляющих недвижимостью Анатолий Топал рассказал, что собственники квартир и домов не хотят сдавать свое жилье внаем переселенцам. Многие требуют представить справки с места работы. «Владельцы квартир опасаются, что беженцы не смогут платить. Более того, некоторые из них выносят из арендованного жилища последнее», — поясняет эксперт.

Государство проблему с жильем не решает, но помогает материально. В соответствии с постановлениями кабинета министров Украины все беженцы должны зарегистрироваться и на протяжении полугода могут рассчитывать на пособие. Для работоспособных его размер составляет 442 грн (990 руб.), а для неработоспособных — 884 грн в месяц (1,9 тыс. руб.). В то же время полноценная семья не может рассчитывать более чем на 2,4 тыс. грн в месяц (5,4 тыс. руб.). Квартиру на это не снимешь, поэтому многие вынуждены обращаться в центр занятости и браться за любую работу. «Мы вчера трудоустроили семью из Луганска сортировать мусор. Это была единственная горящая вакансия», — рассказали в одном из отделений Одесского областного центра занятости.

Три вещи для беженцев в России

В России проблемы у беженцев возникают в основном только с работой, рассказала «Газете.Ru» уроженка Донецкой области Яна Москаленко. Она вспоминает свой переезд в Краснодар, а затем в Тверскую область как череду испытаний. Ехала она вместе с мужем и двумя маленькими детьми. С жильем им везло: сначала в экодеревне в поселке Апшеронск им дали возможность бесплатно жить, потом были лагерь для беженцев в Ростовской области, пансионат и общежитие бывшей воинской части в Тверской. А вот с работой было трудно. Муж Яны устроился водителем грузовика, но получал 500–700 руб. в неделю. «Начальником у мужа был член партии ЛДПР, — вспоминает Москаленко. — Когда начальство поняло, что муж может еще и ремонтировать грузовые машины, то начало пользоваться его наивностью. Денег мы больше не видели, слышали одни обещания». Их спасла мать Яны, которая смогла найти убежище в Подмосковье на даче ее знакомой. Перебравшись поближе к столице, семья нашла более высокооплачиваемую работу, тоже связанную с развозом грузов. Хозяйка дачи не берет с них денег за аренду, только за коммуналку.

«Беженцы для российских работодателей являются на данный момент бесплатной рабочей силой и не более того», — подытоживает Яна.

В ближайшее время они планируют вернуться на родину.

«В России украинским беженцам сейчас нужны три вещи — работа, работа и работа», — говорит Елена Васильева, сотрудник благотворительного фонда «Дети России — будущее мира», координатор программы помощи беженцам с Украины.

Опрос волонтеров в разных городах России показал, что в настоящее время это действительно одна из самых важных проблем.

«Более охотно берут украинцев крупные предприятия — заводы. Много случаев есть, когда заводы выделяют общежития, квартиры для беженцев. Малый и средний бизнес плохо берет украинцев на работу, поскольку бухгалтер привык иметь дело с трудовыми договорами российских граждан и ему лень заниматься тонкостями трудоустройства иностранных граждан. Хотя трудоустройство украинцев проще, чем граждан других стран СНГ», — говорит Васильева. Она живет в Новосибирске, и для местных работодателей у нее есть памятка. «Высылаю ее по электронной почте, но навязывать не могу, — говорит она. — Если предприниматели сотрудничают с администрациями районов, то они по-человечески сами им помогут, примут на работу беженцев, чтобы снять нагрузку с государства».

Те переселенцы, кто хочет работать, быстро устраиваются, а есть те, кто по два месяца сидит. «Например, кондуктор — тяжелая работа. Я знаю трех девушек, которые пошли работать кондукторами на зарплату 20 тыс., в итоге зарабатывают по 23–25 тыс. руб. А есть те, кто пошел в супермаркет, думали, что получат 17 тыс., а с вычетами и штрафами получили по 12 тыс. на руки, расстроились», — рассказывает Васильева.

В Саратове беженцы находят работу за 10–15 тыс. руб. «Снять квартиру на эти деньги и прожить трудно. Легче, если в семье работают оба супруга», — поясняет «Газете.Ru» Дарья Королева, координатор волонтеров Саратова.

В Тюмень многие переселенцы ехали в надежде найти работу с высокими зарплатами, что очень удивило местных волонтеров. Там можно получать 20 тыс. руб., но не 50 тыс. руб., на которые рассчитывали некоторые беженцы.

Живущие в землянках

Ростовская область выделяется из остальных российских регионов. Туда беженцы поступают в огромных количествах. «Тут целый ряд проблем. Например, перенасыщенность — переселенцы не хотят отсюда уезжать. Тут они могут возвращаться в свои квартиры, контролировать имущество, помогать пожилым родственникам. Многие находятся в безвизовом режиме: приехали на 90 дней, а сейчас ФМС разрешила продлевать этот срок до 1 августа 2015 года. И им нет смысла легализовываться», — рассказал «Газете.Ru» Сергей Логвин, координатор по юридическим и социальным вопросам инициативной группы волонтеров «Помощь людям Донбасса». Он работает в судоходной компании, а в свободное время общается с УФМС, перевозит беженцев из ПВР до нового места жительства, занимается гуманитарной помощью.

Беженцы из Донецкой и Луганской областей в одном из общежитий//Фотография: Валерий Шарифулин/ТАСС
Беженцы из Донецкой и Луганской областей в одном из общежитий//Фотография: Валерий Шарифулин/ТАСС

«Вторая проблема — крайне низкая осведомленность о своих правах и обязанностях на территории РФ. Они не знают, где брать эти нормативно-правовые акты. Приходят к чиновникам, им говорят: вам ничего не положено. Разворачиваются и уходят.

Звонят мне до 40–50 человек в день, женщины в основном, с детьми, рыдают, не знают, что им делать», — говорит Логвин.

Третья проблема — люди, которые живут на самообеспечении. Зачастую они находятся в крайне плачевных условиях. «В выходные дни мы поедем на север области. Там порядка 50 человек живет чуть ли не в землянках. Одна теплая куртка на всю семью, чтобы выйти на улицу, справить свои дела, которые тоже на улице», — перечисляет координатор. «Те, кто живет в деревнях, зависят только от гуманитарной помощи. Мы записываем видеоотчеты. Женщины садятся перед камерой и начинают рыдать. Приходится их успокаивать», — говорит Логвин.

Правозащитники ждут решений власти

Прибывшими в Россию беженцами никто сейчас толком не занимается в части правового регулирования, считает член Совета при президенте РФ по правам человека Евгений Бобров. Он привел пример: эту обязанность Дмитрий Медведев возложил на рабочую группу во главе с вице-премьером Дмитрием Козаком. Ее утвердили летом, еще одно заседание состоялось 20 октября. Проходили ли заседания потом, Бобров не слышал, хотя попросил включить его в состав группы и даже получил положительный ответ. «А она должна каждый месяц работать, раз такая ситуация сложная в стране», — говорит член СПЧ.

Предложения СПЧ в группе приняли, но почему-то некоторые пункты выполнили наоборот. Например, были введены компенсации за проживание в семьях граждан РФ по 100 руб. в день, но почему-то не для россиян, которые предоставляют украинцам свое жилье бесплатно, а для беженцев.

«Самая главная проблема — не выдается временное убежище в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодарском крае. Считается, что они должны ехать в другие регионы.

На той же комиссии Козака говорили, что будет предоставлена возможность получить временное убежище тем, у кого есть там родственники, готовые обеспечить жильем. Но в столичном регионе отказывают даже тем, у кого есть родственники с жильем. И ФМС до сих пор этот вопрос не решила, — говорит Бобров. — Вроде бы они подготавливали соответствующее постановление правительства, оно висело на едином портале раскрытия информации, но до сих пор не принято».

Член СПЧ говорит, что украинцев надо было освободить от обязанности получать разрешительный документ на трудоустройство. «Причем всех, не только беженцев из Донбасса. Ведь едут и из других областей Украины, там тоже русскоязычные, и их там тоже притесняют», — пояснил Бобров.

В итоге беженцам приходится решать самостоятельно свои проблемы. Часть рассчитывают на ускоренное получение российского гражданства путем участия в госпрограмме «Соотечественники». Но для участия опять же необходимо официальное трудоустройство. Остальные изучают новости из Донбасса, надеясь когда-нибудь вернуться в свои разрушенные дома.