Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Побег по чужому лицу

Из-за побега заключенного начальник московского СИЗО может быть отправлен в отставку

Максим Солопов 16.04.2013, 17:05
Сбежавшему из СИЗО в Москве заключенному грозило 20 лет за сбыт наркотиков Юрий Смитюк/ИТАР-ТАСС
Сбежавшему из СИЗО в Москве заключенному грозило 20 лет за сбыт наркотиков

Начальник московского СИЗО № 3, откуда накануне совершил побег заключенный, может лишиться своего поста. По данным источников, уже сейчас в изоляторе выявлено множество нарушений. Бывший сотрудник СИЗО № 3 рассказал «Газете.Ru», что в прошлом году в изоляторе сократили 40 сотрудников, после чего в смене не хватает сотрудников. Правозащитники говорят, что обвиняемые в разных категориях преступлений оказались в одной камере в нарушение закона, благодаря чему Ташматов смог сбежать.

Из-за побега, совершенного накануне заключенным СИЗО № 3 «Пресня», в ближайшее время может быть отправлен в отставку начальник учреждения Алексей Горбачев. Об этом «Газете.Ru» сообщил источник, близкий к руководству ФСИН. «Сразу после сообщения о побеге в пресненский изолятор с проверкой прибыл глава московского управления ФСИН Анатолий Тихомиров. В своем докладе федеральному руководству он отметил большое количество нарушений, о которых ему ранее якобы не было известно. Скорее всего, по итогам проверки начальник учреждения будет снят со своего поста», — рассказал источник.

Первоначально анонимный источник утверждал, что некий арестант из Средней Азии обменялся одеждой со своим братом во время свидания, после чего вышел за территорию следственного изолятора и скрылся. Эту версию тут же официально опровергли как технически невозможный вариант побега: во время свиданий заключенного от посетителя отделяет специальная перегородка, исключающая физический контакт. Позже стало известно, что Фаррух Ташматов поступил гораздо проще: назвался именем своего сокамерника, которого должны были освободить в понедельник.

Между тем бывший сотрудник СИЗО № 3 Марат Хасамутдинов рассказал «Газете.Ru» о том, что побег Ташматова стал возможен благодаря недостаткам в работе московского управления ФСИН. «Подмена — это самый распространенный вид побегов, — объясняет Хасамутдинов. — Об этом в курсе все сотрудники. Другое дело, что сейчас в «Пресне» в смене работает в два раза меньше сотрудников, чем положено по приказу. При такой нагрузке несложно перепутать осужденных».

По словам собеседника «Газеты.Ru», в 2011 году тогдашний глава ФСИН Александр Реймер отдал приказ сократить 60 сотрудников в раздутом штате московского управления ФСИН. Вместо этого столичный тюремный кадровик Андрей Ковалев уволил 20 сотрудников «Бутырки» и сразу 40 в родной «Пресне», где работал когда-то сам.

«Тогда ходили слухи, что изолятор скоро будут закрывать. Вот он и решил уволить в основном старых опытных сотрудников вместо аппаратчиков в управлении, — рассказывает бывший надзиратель. — Теперь во время проверок из центрального аппарата там на работу выходят две смены, и у проверяющих создается впечатление, что людей в смене столько, сколько нужно согласно приказу».

Самая большая камера в СИЗО № 3 рассчитана на 32 заключенных, самая маленькая — на два человека. Как объяснил «Газете.Ru» бывший сотрудник «Пресни», для доставки в суд дежурный по этажу получает карточку подсудимого, где есть его фотография и анкетные данные, заходит с ней в камеру и вызывает осужденного по фамилии. Затем надзиратель ведет арестанта в так называемую «сборку» — помещение на первом этаже, где заключенные ждут конвоя. При передаче полицейскому конвою ответственный сотрудник из дежурной смены СИЗО еще раз устанавливает личность всех осужденных, сличая с карточками. «Для установления личности сотрудники СИЗО или конвоиры могут только сличить фотографию и задать заключенному уточняющие вопросы по его личности: спросить статью, год рождения. Эти данные друг друга знают все сидящие в одной камере», — уточняет Хасамутдинов. В автозаке конвоиры следят уже только за количеством заключенных.

Бежавшему 27-летнему гражданину Узбекинстана Фарруху Ташматову, обвиняемому по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК (приготовление к сбыту наркотиков в особо крупном размере), грозило от 15 до 20 лет лишения свободы.

Судя по официальной ориентировке, только в субботу он отметил день рождения, а уже в понедельник во время утреннего обхода назвался именем своего сокамерника Бунеда Тожибаева, которого должны были освободить в зале суда после приговора за мелкую кражу. «Мужчины очень похожи внешне, практически не владеют русским языком, в связи с чем подмена обнаружилась не сразу», — объясняют обстоятельства побега в пресс-службе ФСИН. В 11.50 Ташматова передали конвойной службе ОВД «Шукино». При этом полицейские, по-видимому, также не смогли отличить Ташматова от Тожибаева по фотографии в карточке.

Согласно данным на сайте судебного участка № 150 по району «Щукино», судья Елена Уткина получила в производство дело подсудимого Тожибаева только 3 апреля и назначила его рассмотрение на утро понедельника. В суде «Газете.Ru» отказались уточнить обстоятельства освобождения Тожибаева, однако, судя по тому, что приговор был вынесен за один день, дело рассматривалось в особом порядке — без исследования доказательств. Это происходит в случае, когда подсудимый признает свою вину и во всем сознается. В такой ситуации Тожибаев мог рассчитывать на очень мягкий приговор, тем более что кража (ч. 1 ст. 158 УК) считается преступлением небольшой тяжести.

Судья Уткина до этого могла видеть Тожибаева только во время предварительного заседания по делу, однако была обязана установить его личность, прежде чем вынести решение освободить его в зале суда.

Однако сомнений в том, что на скамье подсудимых сидит Тожибаев, у нее не возникло. В итоге на свободу вышел его предприимчивый соотечественник Ташматов. Однако теперь, несмотря на ошибку надзирателей, конвоя и судьи, должен быть освобожден и Тожибаев, если правоохранители не выявят в его действиях умышленного содействия побегу.

«В деле есть вопросы не только к халатному отношению судьи, но и в первую очередь к администрации СИЗО № 3, — объясняет создатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин. — Мы уже направили открытое письмо руководителю ФСИН Геннадию Корниенко и главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с требованием проверить и судью, и администрацию СИЗО № 3, и полицейский конвой». По его словам, грубейшие нарушения усматриваются в действиях сотрудников учреждения. «Очевидно несоблюдение ст. 33 Федерального закона № 103, согласно которой обвиняемые разных категорий должны содержаться раздельно. Обвиняемый в особо тяжком преступлении – распространении наркотиков в особо крупных размерах — сидел вместе с обвиняемым в незначительной краже – преступлении средней тяжести». Как считает Осечкин, во многом благодаря этому и смогла произойти подмена одного заключенного на другого, в результате которой в суде вместо Ташматова был освобожден Тожибаев.

Между тем согласно сообщению ФСИН побег был обнаружен лишь во время вечерней проверки, когда во время обхода камер выяснилось отсутствие одного из заключенных. Тожибаев к тому времени уже несколько часов гулял на свободе. Теперь в тюремном ведомстве заняты организацией «оперативно-разыскных мероприятий» по поиску беглеца, к которым подключены и другие правоохранители. В официальной ориентировке по поиску Ташматов подчеркивается, что он склонен к употреблению наркотиков.