Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Зажгли, не разжигая

Адвокаты: уголовное дело о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя может стать административным

Жанна Ульянова 26.04.2012, 14:03
В песне «Богородица Путина прогони» признаков уголовного преступления не найдено ИТАР-ТАСС
В песне «Богородица Путина прогони» признаков уголовного преступления не найдено

Следователь по делу Pussy Riot ознакомил адвокатов трех подозреваемых с заключением психолингвистической экспертизы. По словам юристов, в песне, исполненной в храме Христа Спасителя, признаков уголовного преступления найдено не было. Защита готовится до майских праздников обжаловать вменение хулиганства активисткам. В ГУВД говорят, что адвокаты необъективны.

Уголовное дело о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя разваливается. Психолого-лингвистическая экспертиза, исследовавшая текст песни «Богородица, Путина прогони», не нашла признаков разжигания розни, ненависти и вражды, сообщили адвокаты подозреваемых. «Дело «Пусси Райот» — экспертиза не нашла в действиях лиц в ХХС мотивов ненависти и вражды. То есть подтверждено отсутствие состава статьи 213 УК РФ», — написала адвокат Екатерины Самуцевич и Марии Алехиной Виолета Волкова в своем микроблоге в Twitter.

Следователь еще во вторник показал защите участниц группы Pussy Riot заключение экспертизы. «Следствие ознакомило нас с заключением экспертов, дали бегло прочитать его один раз. Согласно Процессуальному кодексу, мы не имеем права снимать копии до завершения расследования», — сказал защитник Марии Алехиной Николай Полозов.

Психолого-лингвистическая экспертиза ставила вопросы, есть ли в песне, исполненной на амвоне тремя активистками в масках, признаки разжигания розни. «Эксперты отрицательно ответили на все эти вопросы о вражде и призывах (какие конкретно вопросы были заданы, адвокаты, по их словам, рассмотреть не смогли — «Газета.Ru»). Единственное, что они нашли в словах песни, — оскорбление чувств верующих», — пояснил Полозов. «Это означает, что признаков разжигания, которые соответствуют п. «б» ч. 1 ст. 213 УК (хулиганство) в действиях наших подзащитных нет, то есть квалификация, мягко говоря, не соответствует преступлению. Если они только словесно оскорбили верующих, то это административное правонарушение, не более», — говорит адвокат Надежды Толоконниковой Марк Фейгин.

Адвокаты считают, что теперь следствие может переквалифицировать «хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти» (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК) на административное нарушение прав о свободе вероисповедания ст. 5.26 КоАП.

Таким образом, эксперты подарили неожиданный козырь защите. «Нас удивили результаты экспертизы, они очень полезны для защиты, тем более, мы не имеем к их проведению никакого отношения», — отмечает Марк Фейгин.

Впрочем, говорит он, психолого-лингвистическое заключение экспертов, пусть даже и в пользу подозреваемых, не является решающим и не означает, что девушек в скором времени отпустят на свободу. «Экспертное заключение — всего лишь одно из доказательств, которое предоставляет следствие, но в данном случае доказывается их невиновность. Впереди еще множество разного рода экспертиз», — обращает внимание Полозов. Так, на четверг предполагаемым участницам Pussy Riot Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич назначили психолого-психиатрическую экспертизу.

Экспертное заключение действительно никак не повлияло на продление фигуранткам дела ареста до 24 июня. Адвокаты хотя и бегло ознакомились с документом, тем не менее отмечают, что заключение было готово уже 2 апреля. Однако на заседании Таганского районного суда 19 апреля, на котором рассматривалось продление ареста всем трем подозреваемым, о заключении следователь не упоминал, и оно не было приобщено к материалам дела. «Почему этот документ не фигурировал в материалах, представленных суду?» — недоумевает Марк Фейгин.

Теперь адвокаты участниц панк-группы намерены обжаловать предъявление незаконного обвинения еще до майских праздников.

«Мы будем обжаловать постановление следователя о предъявлении обвинения, неверном избрании квалификации. И при обжаловании следствие будет обязано представить суду заключение экспертов», — отметил Марк Фейгин. Одновременно юристы готовят документы для подачи в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). А 3 мая Мосгорсуд рассмотрит кассацию на решение Таганского суда о продлении ареста до 24 июня.

В ГУВД Москвы напротив не видят перспектив изменения вменяемой Pussy Riot статьи с уголовной на административную.

«Признаки возбуждения ненависти и вражды — это квалифицирующие признаки ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Совершение преступления по ст. 282 участницам группы Pussy Riot следствием не вменялось. Их действия квалифицированы по ст. 213 ч. 2 п. 9 УК РФ (хулиганство), т.е. грубое нарушение общественного порядка. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела подтверждено прокуратурой ЦАО Москвы», — говорится в официальном заявление московского главка. Подозреваемых ждет еще одна экспертиза, призванная оценить распространенный в интернете видеоролик и его воздействие на общество. «По делу сейчас назначена еще одна экспертиза», — сообщили в полиции. В органах правопорядка считают необъективными заявления адвокатов об отсутствии в действиях обвиняемых состава преступления. Любые доказательства по уголовному делу оцениваются только судом, подчеркивают полицейские.

Ранее в неформальной беседе источник «Газеты.Ru» в правоохранительных органах объяснял, что активисткам вменили статью Уголовного кодекса «хулиганство», «потому что было грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и совершенное по мотивам политической и религиозной ненависти группой или по предварительному сговору, и все эти признаки перечислены в 213 статье». У хулиганства и экстремизма, пояснил он, разный состав преступления: у действий, подпадающих под статью 213, — материальный (или завершенный), а по 282 статье — формальный, то есть носящий побуждающий характер. «Грубо говоря, если бы они призывали прихожан скакать вместе с ними и выкрикивать лозунги против власти, это был бы экстремизм, — сказал он тогда. — А так они просто скакали, поэтому состав завершенный». Уголовное преследование, а не административное, по его словам, для активисток наступило из-за «тяжести последствий»: событие было слишком резонансным.