Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Как соблазнить Тарзана

Женщины-ученые рассказывают, о чем поговорить с мужчиной на свидании

Екатерина Шутова 23.02.2016, 10:55
Shutterstock

О том, почему матриархата никогда не было, зачем нужно смотреть на длину безымянного пальца, и о том, как мужские гаметофиты связаны с Иосифом Бродским, — именно об этом женщины-ученые беседуют со своими избранниками на романтическом свидании.

Ко Дню всех влюбленных отдел науки собирал советы мужчин-ученых о том, как очаровать любую даму. А к 23 Февраля женщины-ученые поделились, о чем можно поговорить на романтическом свидании с партнером.

Евгения Дуева, научный сотрудник Института полиомиелита и вирусных энцефалитов им. Чумакова:

«На 23 Февраля можно было бы рассказать любимому человеку, что романтичные поступки мужчин порой могут изменить мир. Например, американский хирург Уильям Холстед заметил, что от мытья рук дезинфектантами перед операциями у его ассистентки были серьезные раздражения кожи. Тогда он заказал в местной резиновой компании перчатки, которые достаточно тонкие, чтобы не мешать операции, и которые можно повторно стерилизовать.

Эти перчатки он подарил своей ассистентке, а вскоре они поженились. Так при операциях начали использовать хирургические перчатки.

Женщины тоже могут! Многие мужчины наверняка боготворят противозачаточные таблетки, но их разработку инициировали и финансировали две женщины — Маргарет Сэнгер и Кэтрин Маккормик — в те времена, когда даже разговоры про контрацепцию считались уголовным преступлением. Конечно, они сражались за право женщин самостоятельно распоряжаться своим телом и жизнью, а не за комфорт для мужчин, но последним это вышло только на руку.

А в Бельгии в 1931 году науке помогал, наверное, весь мужской состав полиции!

Из 15 тыс. литров мочи бельгийских полицейских было выделено 15 миллиграммов первого мужского гормона — андростерона».

Светлана Боринская, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории анализа генома Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН:

«Я бы порадовала мужчин рассказом о том, что матриархата никогда не было. Теорию, что в доисторическое время власть принадлежала женщинам и только на более поздних стадиях развития общества перешла к мужчинам, выдвинули в XIX веке американский исследователь Льюис Генри Морган и швейцарский ученый Иоганн Якоб Бахофен.

Надо сказать, что основания для их построений были весьма зыбкими — например, миф об амазонках.

Уже в началу XX века стало ясно, что у поклонников матриархата нет ни одного примера исторического или современного общества, соответствующего их теории. Известны общества, в которых роль женщин велика. Определяется это традициями и экономическим укладом. Например, при мотыжном земледелии именно женщины обеспечивают семью едой, и в таких обществах муж приходит жить к жене (или к нескольким женам, потому что иметь много жен выгодно, пять жен — десять рук), а не жена к мужу. Зато при переходе к плужному земледелию роли меняются, потому что за плугом идет мужчина. И в этой ситуации для него пять жен — это пять ртов, которые надо накормить.

Переселение мужа к жене, счет родства по женской линии, поклонение богине-матери — все это подчеркивает роль женщины в различных обществах, но это никак не матриархат. Но так как теория матриархата вошла в «единственно верное» работы Энгельса, то критиковать ее в советское время было нельзя. А после развала СССР в стремительном потоке перемен развенчать ее для публики ученые не успели.

Так до сих пор и верят широкие слои населения бывших братских республик в то, что когда-то мужчины были у женщин в полном подчинении».

Варвара Бахолдина, профессор кафедры антропологии МГУ, доктор биологических наук:

«В последние годы и у нас, и за рубежом появилось много исследований соотношения длины безымянного и указательного пальцев у мужчин и женщин, так называемый пальцевой индекс. Оказывается, что в большинстве случаев у мужчин четвертый палец длиннее второго, а у женщин — наоборот. Предполагают, что более длинный безымянный палец по сравнению с указательным у мужчин является показателем высокого уровня выработки андрогенов — мужских половых гормонов, одним из морфологических проявлений мужественности.

И пусть у вашего друга или партнера нежные руки, изящное телосложение и по конституции он отнюдь не Тарзан.

Но вы можете попросить его вытянуть кисть, и, если безымянный палец явно длиннее указательного, удивитесь и восхититесь столь явному свидетельству мужественности, ему это будет приятно. Ну а если вдруг длиннее указательный палец — все равно восхищайтесь, никто ведь не помнит, как там должно быть на самом деле».

Диана Зардарян, младший научный сотрудник отдела ранней археологии Института археологии и этнографии Республики Армения:

«Когда ты живешь своей профессией, любишь ее как часть себя, то начинаешь рассказывать о ней, вкладывая в свой рассказ всю душу. И слушатель увлекается рассказом, ему становится интересно все, о чем ты говоришь. Совсем необязательно рассказывать про какое-то открытие.

Можно говорить о фрагментах посуды, о каменных орудиях, о быте, о занятиях древних людей, о костях животных, о тростниковых веревочках и льняных нитях. Обо всем.

При «правильном» рассказе любому слушателю становится интересно. Это проверено — и это работает.

Именно сам рассказ (о чем угодно из твоей любимой области) производит сильное впечатление. Многим мужчинам нравится в женщине ее преданность своему делу, своей профессии. Если она умеет любить каждый невзрачный глиняный черепок, каждый камушек, восхищаться любой своей находкой, видеть красоту в самых простых предметах — это значит, что она с такой же любовью отнесется и к мужу, и к ребенку.

А вообще, есть такой стереотип, что археология — наука для мужчин. Конечно, отчасти это верно. Ибо не каждая девушка готова жить в суровых условиях, часами мокнуть под дождем, жариться под солнцем без возможности укрыться под деревом, время от времени стряхивать с себя ползущих жучков и паучков, постоянно дышать пылью, покрываться ею и быть похожей на Золушку, таскать тяжести. И все это не только на раскопках, но и во время так называемой археологической разведки, когда приходится много ходить по горам и ущельям. Дамам, больше заботящимся о своей прическе, маникюре и прочем, конечно, в поле не место.

Поэтому в археологи идут в основном уверенные в себе и своих силах девушки без особых комплексов. Именно эта смелость, самоуверенность очень привлекают многих мужчин.

Мужчин, не ценящих такие качества в женщине, это, конечно, отталкивает. И, кстати, встречаются мужчины, которым не по душе такая увлеченность профессией своей девушкой. Недовольство в первую очередь заключается в недоверии и ревности. Не каждый мужчина готов отпустить свою даму в экспедицию примерно на месяц, зная, что ее там окружает множество других мужчин».

Наталия Рудая, палинолог, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук Института археологии и этнографии СО РАН:

«Птички, бабочки, пестики, тычинки… Если разговор дошел до таких тем, то вы с вашим потенциальным любимым на правильном пути. Тут уместно процитировать Иосифа Бродского: «И если бывает на свете пчела без улья с лишней пыльцой на лапках, то это ты». Не давайте ему опомниться — пока он приходит в себя от ваших поэтических познаний и переживает силу образа,

расскажите ему, что пыльца растений — это мужской гаметофит, аналог мужского сперматозоида, оплодотворяющий женский гаметофит, аналог яйцеклетки.

Но и это еще не все! Пыльца может сохраняться в геологических слоях миллионы лет из-за особой крепости своей оболочки (настоящий мужской гаметофит!)

А еще она удивительно красива под микроскопом!»

Елена Клещенко, зам. главного редактора журнала «Химия и жизнь» (окончила кафедру молекулярной биологии биофака МГУ):

«В этот праздничный день я бы спросила у мужчин: знаете ли вы, что ученые уже много лет работают над созданием мужских противозачаточных таблеток? Дело в том, что таблетки для женщин имеют ряд противопоказаний, для гарантированного эффекта партнерша должна регулярно принимать таблетки — либо поставить «спиральку», то есть внутриматочный контрацептив...

В общем, многие мужчины хотели бы взять дело планирования семьи в свои руки. Один из первых таких препаратов под названием WIN 18446 опробовали в США в 50-е годы.

Препарат показал отличные результаты, когда его испытывали на заключенных: подавлял выработку жизнеспособных сперматозоидов, причем обратимо (что очень важно) и без побочных эффектов.

Но как только перешли к испытаниям на свободных добровольцах, у тех появились симптомы отравления. Ларчик просто открывался: препарат был несовместим с алкоголем! Ясно, что большей части населения такое не подойдет. Вряд ли среди мужчин будет много желающих воспользоваться гормональной контрацепцией или поставить себе имплантат.

Но сейчас известно несколько кандидатов в негормональные препараты, которые можно принимать в виде таблеток.

Они действуют по принципу «волшебной пули»: избирательно блокируют тот или иной этап производства сперматозоидов, а в другие важные процессы, вроде метаболизма этилового спирта, не вмешиваются.

Осталось закончить исследования, провести клинические испытания, и в демографических делах на Земле наступит порядок. Мужчины — люди ответственные, дисциплинированные, уж они-то не забудут вовремя принять таблетку».