Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Наука на бюджетных задворках

Как Россия экономит на науке

Евгений Онищенко 20.01.2016, 19:05
Shutterstock

Как распределяют средства на науку в России в кризис, как цена на нефть влияет на закупку реагентов и будут ли выполнены майские указы президента — дискуссию о российской науке на страницах «Газеты.Ru» продолжает Евгений Онищенко, член центрального совета профсоюза работников РАН, научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН, изучивший все официальные документы, связанные с бюджетом РФ на 2016 год.

21 января Владимир Путин проведет заседание Совета при президенте по науке и образованию, где, как ожидается, будут рассмотрены вопросы финансирования российской науки. В период кризиса финансирование этой сферы из бюджета, которое значительно сокращено уже сейчас, планируется урезать еще сильнее, несмотря на существующие указы и поручения президента России.

Все хуже, и хуже, и хуже

Известным фактом является недостаточный уровень финансирования исследований и разработок в России по сравнению не только с наиболее развитыми странами мира, но и с претендующими на лидирующие позиции развивающимися странами. Формально руководство страны понимает неприемлемость такой ситуации: майские указы президента и стратегические документы правительства предусматривают значительное увеличение расходов на науку, в том числе и из средств федерального бюджета. Однако действия властей в кризисный период показали, что наука наряду с образованием и здравоохранением (то есть вложения в будущее страны) играет роль своего рода «заначки», которую в тяжелой ситуации можно использовать для финансирования более приоритетных областей (силовых ведомств и государственного управления).

Максимального уровня (370-380 млрд руб. в год) бюджетное финансирование гражданской науки в России достигло в 2013–2014 годах. Согласно федеральному бюджету на 2016 год, при росте суммарных расходов бюджета по сравнению с 2015 годом на 4,4% расходы на гражданские исследования и разработки составят примерно 300 млрд руб., что на 14% меньше, чем в прошлом году.

Доля расходов на гражданскую науку в расходах федерального бюджета снизилась с 2,6% в 2013 году до 1,9% в наступившем году.

Расходы федерального бюджета были увеличены на 165 млрд руб. буквально перед внесением в Государственную думу, эти деньги будут направлены на нужды силовых ведомства. И без того сильно отставая от США, Японии, ведущих стран Европы и даже Китая по доле расходов на исследования и разработки в ВВП, но опережая любую из этих стран по уровню военных расходов, Россия в этом году еще более усилит диспропорцию между расходами на науку и оборону.

Нефть и кризис

В кризис сложно рассчитывать на резкий рост расходов, однако гражданская наука — по природе своей интернациональная сфера деятельности — проигрывает от падения курса рубля сильнее, чем многие другие сферы деятельности, в силу объективных причин. Пропорционально росту курса доллара и евро

дорожают современное научное оборудование и реактивы, повышается стоимость участия в международных научных проектах и мероприятиях.

Ухудшается и без того не блестящая ситуация с подпиской на ведущие мировые научные журналы, без доступа к которым ученый отрезан от информации о современном состоянии научных исследований и поэтому оказывается в заведомо проигрышном положении по сравнению со своими коллегами за рубежом.

Даже наличие свежих поручений президента — таково поручение от 14 июля 2015 года, требующее зафиксировать долю расходов федерального бюджета на фундаментальную науку в ВВП на уровне 2015 года при формировании проекта бюджета на следующие годы, — не стало препятствием для сокращения расходов на фундаментальную науку. Хотя в проекте бюджета предполагалось выделить на эти цели около 121 млрд руб. (эта цифра в общем обеспечивала выполнение поручения президента), в окончательном варианте закона на фундаментальную науку предполагается потратить менее 111 млрд руб. — меньше, чем в 2015 году.

111 млрд руб. выглядят на первый взгляд заметной суммой — вопрос заключается в том, с чем сравнивать. Выше показано, что даже незначительное в процентном отношении увеличение финансирования силовых ведомств, произведенное в последний момент, в полтора раза превышает весь бюджет фундаментальной науки. Основным получателем денег на фундаментальную науку является Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), которому будет выделено 72 млрд руб. на эти цели при общем бюджете в 85 млрд руб. В научных организациях ФАНО работает около 80 тыс. исследователей (всего — более 140 тыс. человек). Для сравнения,

только на обеспечение функционирования президента России и его администрации, председателя правительства и аппарата правительства (не считая аппарата министерств и ведомства), а также Государственной думы и Совета Федерации будет израсходовано 38 млрд руб.

Но приведенные выше цифры финансирования науки не являются окончательными: быстрое падение цен на нефть, вероятно, приведет к 10-процентному сокращению расходов бюджета по большинству статей. Несмотря на все указы и поручения президента, расходы на науку наверняка также будут урезаны.

Счастливое исключение

Для большинства получателей денег на фундаментальную науку бюджет предусмотрен примерно на уровне прошлого года, есть только одно счастливое исключение — Научно-исследовательский центр «Курчатовский институт», который получит в наступающем году 14,6 млрд руб. (примерно в полтора раза больше, чем в прошлом году). Причем нельзя исключить, что эта организация получит дополнительные ресурсы даже при дальнейшем сокращении расходов на науку.

Совсем недавно в СМИ появились сообщения о том, что на ближайшем заседании Совета по науке и образованию при президенте России будет обсуждаться проект концепции Стратегии развития конвергентных технологий, предусматривающей возможность перераспределения до 10% имеющихся бюджетных ресурсов в пользу программы развития конвергентных технологий. Под этим термином подразумевается процесс взаимообогащающего развития пяти групп технологий: нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий, когнитивных технологий и — российское ноу-хау — социо-гуманитарных технологий. Проект концепции Стратегии развития конвергентных технологий, по мнению знакомившихся с ним ученых, содержит множество широковещательных и голословных утверждений (к примеру, о росте вложений в науку в последние годы, о радикальном повышении эффективности управления наукой или существовании в России развитой инновационной экосистемы, стимулирующей трансфер знаний в реальный сектор) и ссылок на Михаила Ковальчука. Авторы концепции утверждают, что к участию в ее реализации будут привлечены в том числе региональные власти и муниципалитеты. Составители документа прилагают все усилия, чтобы доказать, что в России созданы все условия для перехода на качественно новый этап развития конвергентных технологий – этап обеспечения совместной эволюции знаний и технологий, а также особой роли Курчатовского института в этом процессе.

После нас хоть потоп?

Не подлежит сомнению, что быстрая разработка и использование новейших технологий государствами — технологическими лидерами ослабляют позиции тех стран, которые не имеют и не осваивают новые технологии. Однако дальнейшее сокращение расходов на науку при падающем рубле и перераспределение совершенно недостаточных ресурсов под влиянием ничем не подкрепленных обещаний успехов и прорывов только усугубят проблему научного и технологического отставания России.

Для того чтобы окончательно не потерять шанс на вхождение в число развитых научно-технологических держав, необходимо отказаться от дальнейшего сокращения расходов на науку в этом году и начать существенное увеличение финансирования науки уже с будущего года.

Необходимо отказаться от удовлетворения растущих аппетитов видных представителей научно-административной элиты, живущих по принципу «после нас хоть потоп».

Приоритеты государственной научно-технологической политики должны определяться по итогам взвешенного и открытого обсуждения в среде квалифицированных специалистов. Кроме того, государство должно не приноравливать науку к прокрустову ложу нормативной базы, разработанной для совершенно иных сфер деятельности, будь то правила закупок или нормирования труда, а, наоборот, адекватно учитывать особенности науки при разработке проектов законов и иных документов.