Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Вакцина под завесой секретности

Что известно о «самой эффективной в мире» российской вакцине от лихорадки Эбола

Яна Хлюстова 13.01.2016, 20:55
Shutterstock

В России создана вакцина от лихорадки Эбола, заявил Владимир Путин. О том, возможно ли создать вакцину за полтора года, почему сведения о лекарственном препарате предназначены исключительно для служебного пользования и как можно победить два штамма вируса «одним ударом», рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Вечером 13 января на встрече с правительством президент России Владимир Путин заявил о регистрации высокоэффективного лекарственного препарата против лихорадки Эбола. «У нас есть хорошая новость, я попрошу министра здравоохранения рассказать об этом. Нами зарегистрировано лекарство от лихорадки Эбола, которое после соответствующих проверок показывает высокую эффективность, более высокую, чем те препараты, которые до сих пор в мире применяются», — заявил президент. О подаче документов на регистрацию вакцины сообщалось в конце декабря прошлого года, а глава Роспотребнадзора Анна Попова при этом сообщила, что российской вакциной будут в тестовом режиме прививаться граждане, выезжающие за рубеж, а именно в страны — очаги заболевания.

После появления сообщения о регистрации высокоэффективной вакцины от лихорадки Эбола отдел науки «Газеты.Ru» связался с Министерством здравоохранения, чтобы узнать подробности о разработке препарата, однако в пресс-службе министерства сообщили, что

«оперативно и быстро ответить на запрос, к сожалению, не получится».

Министр здравоохранения Вероника Скворцова, однако, сообщила, что зарегистрировано было целых две вакцины. «Первая вакцина уникальна и не имеет аналогов в мире, впервые на основе самых современных биомедицинских технологий включены два вирусных вектора с разной структурой вакцины. В результате удалось стимулировать не только гуморальный, но и клеточный иммунитет, и тотально у всех привитых полностью нейтрализован вирус, 100-процентная нейтрализация, при очень низкой концентрации вакцины. Я уже сказала, что по этой вакцине аналогов в мире нет. Хотелось бы подчеркнуть, что имеющиеся два препарата — американская вакцина фирмы Merck и европейская, британская вакцина фирмы GlaxoSmithKline — уступают в несколько раз в эффективности, — сказала министр. — И вторая вакцина была специально сделана для когорт населения с иммунодефицитом, что представляет большую значимость для тех стран, где очаги инфекции встречаются. Эта вакцина является аналогом вакцины британской, и механизмом основным является существенная активация клеточного иммунитета более чем в 35 раз. Вакцина по эффективности превышает британский аналог».

По словам министра, обе вакцины были произведены в НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, испытаны на доклиническом этапе в учреждениях Минобороны, а клинические исследования прошли совместно с Минздравом и Минобороны. Тем не менее

публикации российских ученых в рецензируемых международных научных журналах на тему разработки вакцины от лихорадки Эбола отсутствуют.

В базе данных медицинских статей PubMed по запросу «Gamaleya institute of epidemiology and microbiology» («Институт эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи») находится более 400 научных публикаций, в том числе и две за 2016 год. А вот если добавить к запросу слова «Ebola vaccine» («вакцина от Эболы»), поиск не дает ни одного результата.

На создание вакцины требуется очень длительный срок — 10–15 лет, но активная разработка вакцин против лихорадки Эбола началась со вспышкой заболевания — осенью 2014 года министр здравоохранения России Вероника Скворцова заявила, что в течение полугода наша страна представит три вакцины от лихорадки.

Получение определенного штамма — это лишь часть работы, долгое время занимают такие этапы, как тестирование, проверка ее безопасности. Тем не менее подробная информация о том, кто, когда и как именно сумел в такой короткий срок довести вакцину до готовности, остается неизвестной: в момент активной работы над созданием вакцин более подробных сведений о них получить не удалось. Так, заместитель генерального директора Государственного НИИ вирусологии и биотехнологии «Вектор» Александр Агафонов отказался от комментариев, сославшись на запрет Роспотребнадзора, а запрос в Роспотребнадзор так и остался без ответа.

С вирусом Эболы российские ученые действительно работают достаточно давно — с 1980-х годов, когда вирус еще рассматривался в качестве биологического оружия. По словам специалистов,

в то время работа шла весьма успешно, однако лаборатория особо опасных инфекций, где и велись исследования, была закрыта.

Бывший заведующий лабораторией особо опасных инфекций «Вектора» Александр Чепурнов (ученый начал работать с вирусом в 1988 году), работающий теперь в Институте клинической иммунологии СО РАМН, в конце 2014 года говорил в интервью «Газете.Ru»: «К сожалению, никаких подробностей. Поэтому очень трудно сделать вывод, действительно удалось собрать какую-то конструкцию или желаемое выдается за действительное. И вообще, что это: рекомбинантная вакцина или инактивированная? Каков индекс защиты на лабораторных животных, на приматах? Если она через полгода ожидается в производство, то сегодня все должно быть известно.

Ведь если переходят к доклиническим испытаниям, эффективность препарата уже должна быть изучена и эти данные должны быть опубликованы». Публикаций, однако, не было — информация о разработке вакцин ограничивалась лишь краткими сообщениями Министерства здравоохранения и Роспотребнадзора.

По словам профессора Михаила Щелканова, заведующего лабораторией экологии вирусов НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского, информация о том, как именно сделали вакцину и как она работает, предназначена для служебного пользования. «Ответы на подобные вопросы вправе давать лишь специально уполномоченные на то официальные лица — представители пресс-служб Минздрава и Роспотребнадзора, например. Вероника Игоревна, являясь не только министром здравоохранения, но и экспертом высокого уровня, безусловно, сказала именно то, что было можно и нужно сказать.

Таким образом, как мне кажется, достаточно ее процитировать без комментариев», — сообщил профессор «Газете.Ru».

Впрочем, иностранные разработчики вакцин от лихорадки Эбола не стеснялись подробно рассказывать о своих успехах. Не далее как сегодня, 13 января, в престижном научном журнале Scientific Reports было опубликовано исследование американских молекулярных биологов. Ученые сообщили об успешном испытании первой многоцелевой вакцины от лихорадки Эбола, способной нейтрализовать два самых опасных штамма этого вируса.

Вирус лихорадки Эбола существует не в одном, а в пяти вариантах. Самыми опасными среди них считаются два подвида вируса — заирская Эбола, виновница эпидемии 2014 года, а также суданская Эбола, в прошлом вызывавшая крупные вспышки лихорадки. Три других штамма — Рестон, Тай-Форест и Бундибугио — не вызывали масштабных эпидемий и встречаются преимущественно среди шимпанзе и летучих мышей.

Все разработанные на данный момент вакцины (по крайней мере те, информация о которых доступна научному сообществу) справляются лишь с первым видом вируса. Основная проблема заключается в том, что оболочка каждого типа вируса обладает уникальным строением, и антитело, способное справиться с заирской Эболой, просто не в состоянии «пробить» защиту другого вида вируса.

Исследовательская группа, возглавляемая учеными Джонатаном Лаем и Джоном Даем,

создала новый тип антитела, «собрав» его из двух других антител, предназначенных для борьбы с заирским и суданским типами вируса.

Исследователи, которые работают над созданием вакцины от лихорадки уже в течение нескольких лет, протестировали антитело сначала на мышах (их смертность значительно снизилась), а затем и на культурах клеток человека. Ученые планируют продолжать работу и создать новую версию антитела, которая справлялась бы с третьим штаммом вируса — Бундибугио, а также вирусом Марбургской лихорадки, который относится к семейству филовирусов — как и вирус Эболы.