Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Москвич идет на «Нобеля»

Компания Thomson Reuters опубликовала прогноз лауреатов Нобелевской премии 2015 года

Яна Хлюстова 24.09.2015, 14:19
Александр Руденский Memorial Sloan Kettering Cancer Center
Александр Руденский

Россиянин Александр Руденский может получить Нобелевскую премию в области медицины — он попал в список наиболее вероятных кандидатов, который основан на количестве цитирований ученых. Отдел науки «Газеты.Ru» рассказывает о других кандидатах на получение престижной награды, а также о том, почему предсказывать имена лауреатов становится все сложнее.

В научных дисциплинах Нобелевской премии список наиболее вероятных кандидатов на ее получение традиционно составляется исходя из количества цитирований публикаций ученых. Такие списки ежегодно публикует компания Thomson Reuters. В этом году Thomson Reuters сделала прогноз по четырем дисциплинам — химии, физике, экономике и медицине, куда попали 18 человек, среди которых бывший россиянин, иммунолог Александр Руденский.

Медицина

Первым кандидатом на получение премии по медицине назван Джеффри Гордон, который сумел продемонстрировать, что между человеком и микрофлорой его кишечника человека существует определенная взаимосвязь, а микрофлора непосредственным образом влияет на общее состояние здоровья, усвоение питательных веществ и на вероятность возникновения проблем с лишним весом. Среди других вероятных лауреатов — Кацуоши Мори и Питер Уолтер.

Эти ученые независимо друг от друга дали объяснение механизма выявления и корректировки несвернутых белков в эндоплазматической сети — этот процесс является своеобразной системой по «контролю качества» клеток, а работа исследователей позволила пролить свет на возникновение многих заболеваний и на возможные пути их лечения.

Кроме того, в числе лауреатов могут оказаться Итан Шевач, Шимон Сакагучи и Александр Руденский, которые совершили «фундаментальные открытия относительно природы и назначения регуляторных T-клеток (клеток иммунной системы человека. — «Газета.Ru») и фактора транскрипции Foxp3». Их достижение позволяет понять суть механизмов, из-за которых возникает аллергия, аутоиммунные заболевания, воспалительные и другие процессы.

Александр Руденский на данный момент является директором Людвиговского центра иммунотерапии рака, профессором Мемориального онкологического центра Слоана-Кеттеринга, Университета Рокфеллера и Корнелльского университета, профессором аспирантуры Герстнера-Слоана-Кеттеринга и аспирантуры Вайля медицинского факультета Корнелльского университета. Будущий профессор изучал в Москве биохимию и работал в лаборатории иммунохимии. Руденский рассказывает: «В 1979 году я начал работать в лаборатории Виталия Юрина в НИИ эпидемиологии и микробиологии им.Г.Н. Габричевского в Москве, одной из лучших лабораторий молекулярной иммунологии в стране. Спустя какое-то время заниматься биохимией мне стало несколько скучно, и я с радостью принял предложение Виталия заняться изучением биологических функций белых кровяных клеток — Т-клеток, которые отвечают за защиту организма от патогенов.

После получения докторской степени я еще несколько лет работал в лаборатории Виталия.

В 1989 году, незадолго до падения Берлинской стены, я получил шанс поехать в Западный Берлин и представить результаты моей работы на Международном конгрессе иммунологов.

Я был счастлив оказаться среди интернациональной группы выдающихся ученых, услышать об их последних достижениях. После этого я начал искать возможность принимать участие в работе за пределами Советского Союза».

Александр Руденский написал Чарльзу Джэйнэуэю, выдающему американскому иммунологу, и тот пригласил Руденского поработать в его лаборатории, в Йельской школе медицины. «Получить разрешение на выезд из страны было сложно. Я помню, как я звонил Чарльзу с нашего домашнего телефона, из кухни в центре Москвы. Английский, на котором я тогда говорил, понять было сложно, но Чарльз все понял и помог мне уладить формальности», — вспоминает Руденский. Вскоре российский ученый с женой и четырьмя детьми уехал в США, где и работает до сих пор.

Химия

Самым вероятным кандидатом на получение Нобелевской премии по химии Thomson Reuters называет Каролин Бертоцци, профессора химии и химической и системной биологии в Стэнфордском университете. Профессор Бертоцци занимается исследованиями

биоортогональных реакций — химических реакций, которые способны протекать внутри живых систем, не мешая естественным биохимическим процессам.

Благодаря им можно наблюдать за протеканием биохимических процессов в клетках, оставляя их при этом живыми и не нарушая их целостность.

Помимо Каролин Бертоцци Нобелевскую премию по химии могут получить Эммануэль Шарпантье и Дженнифер Дудна (за разработку метода под названием CRISPR/cas-9, позволяющего «редактировать» геном живого организма. Этот метод позволяет находить и заменять поврежденные участки генома, что в будущем может помочь в лечении генетических заболеваний), а также Джон Гуденоф и Стэнли Уиттинхэм, которые предложили научное обоснование для разработки литий-ионных аккумуляторов, благодаря которым заряжаются мобильные телефоны, планшетные компьютеры и прочие переносные электронные гаджеты, так же, как и медицинские имплантируемые устройства, например кардиостимуляторы.

Физика

Нобелевскую премию по физике, по мнению компании Thomson Reuters, могут получить Пол Коркум и Ференц Кауш за вклад в развитие аттосекундной физики, которая использует лазеры для регистрирования молекулярных взаимодействий, происходящих на протяжении одной квинтиллионной доли секунды (квинтиллион — это 10 в 18-й степени). Среди потенциальных лауреатов также были названы Дебора Джин (ей награда может достаться за исследование одноатомных газов при сверхнизких температурах и получение первого фермионного конденсата — шестого состояния вещества после твердого, жидкого, газообразного, плазмы и конденсата Бозе-Эйнштейна) и Чжун Линь Ван, который изобрел пьезотронные и пьезофототронные наногенераторы — системы, позволяющие превращать механическую энергию в электричество. На практике изобретение может применяться для создания одежды из ткани, которая при движении человека преобразовывает механическое движение в электричество.

Экономика

Первое место в списке вероятных лауреатов на Нобелевскую премию по экономике занимает сэр Ричард Бланделл. По мнению Thomson Reuters, награду он заслуживает за

«блестяще проделанный эмпирический микроэконометрический анализ, углубивший понимание того, как политические решения влияют на рынок труда и покупательный спрос, и, в частности, как неблагоприятные экономические условия влияют на домохозяйства».

Два других кандидата — Джон Лист, изучавший, действует ли человек — находясь в естественных условиях повседневной жизни — в соответствии с экономическими теориями, а также Чарльз Мански, который исследовал, как именно люди делают выбор между двумя альтернативными вариантами, если последствия выбора известны им лишь для одной опции. В качестве иллюстрации можно привести следующий пример: человек знает, что, если согласится на испытанное годами лечение какого-либо заболевания, его ждет известный результат, но не может предположить, что будет, если он согласится на новое экспериментальное лечение.

Прогноз — не гарантия премии

Начиная с 2002 года в списках Thomson Reuters были верно указаны имена 35 обладателей Нобелевской премии. После такой череды успехов попадание ученого в подобный список стало для многих едва ли не гарантией того, что рано или поздно он премию получит. Впрочем, с 2013 года (тогда Thomson Reuters угадала только Питера Хиггса и Франсуа Энглера) ситуация изменилась: все остальные успешно предсказанные лауреаты были названы компанией в списках за предыдущие годы. Прежде подобные осечки происходили лишь в 1993 и 1996 годах, а составляются эти рейтинги с 1989 года.

В прошлом году компания и вовсе не угадала ни одного кандидата (впрочем, имена двух ученых — Суджи Накамура и Жана Тироля — были названы в 2002 и 2007 годах).

«Осечки» случаются потому, что цитируемость все же не является основополагающим фактором, влияющим на решение Нобелевского комитета. Как в прошлом году заявил «Газете.Ru» Ричард Робертс, получивший в 1993 году медицинского «Нобеля» «за открытие прерывистой структуры гена», «никто не знает, какими принципами руководствуются члены Нобелевского комитета, определяя лауреата. Никто не знает, на что они обращают внимание, как проходит обсуждение. Какие-то подробности раскрываются через 50 лет, но этого все равно недостаточно, чтобы делать успешные предсказания». Посмотреть, сколько прогнозов Thomson Reuters все же сбылось, можно здесь — звездочкой отмечены имена тех, кто все-таки получил Нобелевскую премию.