На Луну без сапог

В «Роскосмосе» объяснили, в чем выбор между Луной и сапогами

Павел Котляр 24.03.2015, 20:23
Ng Han Guan/AP

«Роскосмос» разъяснил, почему Россию обогнал Китай, зачем американцы цепляются за МКС и стоит ли российским женщинам менять сапоги на освоение Луны.

Будущее МКС, готовность существующих космических программ, в чем нас обогнал Китай, зачем России сверхтяжелая ракета-носитель, как достичь Луны в два прыжка и согласятся ли женщины лишиться сапог в пользу Луны — такие вопросы поднял во вторник бывший глава «Роскосмоса» Юрий Коптев по итогам прошедшего в марте Научно-технического совета. Каковы планы России в космосе на ближайшие годы — оставалось интригой в свете экономической ситуации в стране и недавнего объединения «Роскосмоса» и Объединенной ракетно-космической корпорации.

Объясняя текущее положение дел, опытный управленец не стал лукавить и заявил,

что сложившаяся ситуация в экономике заставит ужать расходы, ведь только на 2015 год финансирование уже урезано на 10%.

«А 4% инфляции, которые закладывались по методике Минэкономразвития, совершенно не соответствуют реалиям. Все это приводит к удорожанию каждого проекта в среднем на 27%», — заявил Коптев. По его словам, «Роскосмос» в сложившейся ситуации главным приоритетом считает развитие орбитальной группировки спутников, обеспечивающих решение задач социально-экономического развития, науки и обороны. Насколько в этих жизненно важных программах мы отстаем, Коптев показал в цифрах. Так, степень достижения к 2025 году Многофункциональной космической системы ретрансляции сейчас, в 2016 году, составит 22%, персональной спутниковой связи — 2,7%, полнота космических данных, предоставляемых спутниками дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), — меньше 25%. «Особенности ситуации таковы, что эйфория от того, что нам все купят или подарят, не подтверждается», — подчеркнул Коптев.

Он пояснил, что, приняв на себя обязательство по поддержанию пилотируемой космонавтики, которая часто превышает 50% выделяемых средств, «все остальное финансируется по остаточному принципу». «А мы удивляемся, почему у нас нет группировки ДЗЗ, метеорологическая группировка не соответствует требованиям, почему орбитальная группировка Китая уже больше, чем российская», — добавил чиновник.

МКС — главный проект российской космонавтики — согласно действующим обязательствам будет функционировать минимум до 2020 года. Однако в свете дальнейшей неопределенности ее судьбы сейчас поступают предложения к 2020 году дооснастить станцию тремя модулями, которые в дальнейшем могут стать основой для новой российской или международной станции. Однако в ближайшие годы основное внимание будет уделено научно-техническим экспериментам на борту МКС. «Будем удовлетворять любопытство отдельных ученых за государственный счет. Чтобы мы понимали, где будет использоваться результат, каков экономический и технический эффект», — пояснил Коптев.

Еще один вопрос, который стоит перед руководством «Роскосмоса»: нужна ли нам сверхтяжелая ракета и какой ей быть? Обсудив несколько проектов, руководство остановилось на идее, предложенной «ГКНПЦ им М.В. Хруничева», — создании тяжелой ракеты «Ангара-А5В» на основе «Ангары-5». Выбор определялся тем, что загружать полностью создаваемую заново сверхтяжелую ракету в ближайшем будущем просто нечем, ведь она будет слишком «узкоспециализированной» — для полетов на Луну или Марс.

Добавление третьей кислородно-водородной ступени к ракете «Ангара-5» позволит увеличить полезную нагрузку, выводимую на опорную орбиту с 24 до 27 тонн, а на геопереходную орбиту с помощью такой ракеты Россия сможет выводить до 12 тонн полезной нагрузки. А значит, Россия сможет конкурировать с американскими и европейскими тяжелыми ракетами. По оценкам, разработка такой ракеты обойдется в 37 млрд руб., а переход на нее в космических запусках неизбежен, поскольку сегодня успешная, но «ядовитая» ракета «Протон» стала заложницей наших отношений с Казахстаном.

Прелесть этой ракеты в том, что она будет состоять из транспортабельных блоков, перевозимых по железной дороге, в том числе через тоннели, что избавит от необходимости строить на космодроме заводы по заправке ступеней.

С этой же ракетой ученые связывают надежды на полеты к Луне. «ОРКК проработала этот вопрос и показала, что при парном запуске «Ангары-5В» можно обеспечить при помощи стыковки на орбите создание космического комплекса, который сможет лететь к Луне, осуществлять посадку и пребывание на Луне двух космонавтов», — пояснил Коптев.

Представитель «Роскосмоса» напомнил, что вопрос полетов к Луне и создания сверхтяжелых ракет не стоит переоценивать, особенно научным журналистам. Он напомнил, сколько сил и средств заняла у СССР лунная программа, на которую было потрачено 35% космических ресурсов, и программа «Буран», которая дала 600 новых технологий, но окончилась двумя запусками и выброшенными деньгами. «Самое печальное, когда взгляд замылен одной-единственной проблемой. Нельзя заниматься одним направлением, если это означает, что все остальное мы потеряем», — считает Коптев.

По словам Коптева, участвовавшего еще в советских лунных миссиях, вопрос об освоении Россией Луны можно увязать с вопросом —

а готовы ли российские женщины менять сапоги раз в три года ради Луны?

Посетовал Коптев и на место России в мире в плане запусков чисто научных космических миссий. «Недавно директор ИКИ РАН академик Лев Зеленый буквально рыдал: ведь у нас остался лишь один космический комплекс, который решает научные задачи (проект «Радиоастрон»)», — сказал Коптев.

Как ранее писала «Газета.Ru», российские ученые и их европейские коллеги до сих пор недоумевают по поводу сроков запуска рентгеновской обсерватории «Спектр-РГ», который по бумагам должен состояться через год, однако в «Роскосмосе» вдруг начали говорить о его переносе.

«Когда же полетит «Спектр-РГ» и будут ли перенесены миссии «Луна-Глоб», «Спектр-УФ», «Миллиметрон» и другие?» — поинтересовался корреспондент «Газеты.Ru».

«В рамках новой программы эти ближайшие проекты максимально сохранены и с точки зрения сроков. Но есть вопрос, связанный с готовностью полезной нагрузки. Уже сегодня есть ряд вопросов, связанных с санкциями, по англичанам, по поставкам микросхем. Но по фундаментальным исследованиям к 2020 году мы должны выполнить девять миссий. По этой теме у нас идет превышение лимитов на 11 млрд, поэтому сегодня идет усушка и утруска, поставлена задача максимально идти на уменьшение объемов финансирования. Пока «Спектр-РГ» стоит в расписании на 2017 год, сможет ли он полететь в 2016 году, не знаю, зависит от того, какое решение будет принято по ракете «Зенит», — пояснил чиновник.