Кого слушает президент

Много водки — много смертей

Алкоголь в России станет доступнее, но это приведет к смерти сотен тысяч россиян

Андрей Коротаев, Дарья Халтурина, Юлия Зинькина, Виктор Зыков 13.01.2015, 15:15
Александра Краснова/ТАСС

Россия достигла колоссальных успехов в снижении смертности за последние годы, но все это будет перечеркнуто снижением цены на водку и другими мерами, обеспечивающими резкий рост доступности алкоголя. Главное следствие этого — трагическая бессмысленная смерть сотен тысяч россиян уже в самые ближайшие годы, рассказывает группа социологов под руководством Андрея Коротаева в лекции в «Газете.Ru».

Борьба за жизнь — борьба с алкоголем

После 2005 года Россия достигла значительных успехов в снижении смертности. С 2005 по 2013 год она сократилась с 2 млн 304 тыс. до 1 млн 872 тыс. смертей в год — т.е. стала меньше на 432 тыс. смертей в год.

Особенно сильно сократилась смертность от алкогольных отравлений – с 36 тыс. в 2005-м до 9 тыс. 700 в 2013 году.

При этом общий коэффициент смертности упал с 16,1‰ (1‰ — 1 промилле: 1/10 процента, 1 тысячная доля чего-либо в целом) до 13,0‰ — т.е. на 3,1‰ — в последние годы это лучший показатель динамики не только среди всех стран Европы, но и среди всех высоко- и среднеразвитых стран всего мира в целом. Достигнуто это снижение было почти исключительно за счет роста ожидаемой продолжительности жизни россиян. В 2005–2012 годах она выросла на пять лет – с 65,5 до 70,5 года; это снова лучший результат среди всех стран Европы, Америки и Азии. При этом особенно сильно (почти на 6 лет) она выросла среди мужчин. Особенно же сильно (с 467 до 334 – т.е. почти на 30%) сократился стандартизированный коэффициент смертности среди мужчин трудоспособного возраста. И снова – это лучшая динамика среди всех высоко- и среднеразвитых стран мира.

Этих впечатляющих результатов России удалось добиться преимущественно за счет снижения именно алкогольной смертности. Дело в том, что в середине 2000-х годов — на момент начала снижения смертности в России, вызванного введением в 2006 году комплекса антиалкогольных мер, — алкогольная смертность вносила в нашей стране совершенно колоссальный вклад в общую смертность.

Подчеркнем, что лишь незначительная часть алкогольной смертности связана с летальными алкогольными отравлениями. Главный свой вклад алкоголь вносит в российскую сверхсмертность другими путями.

В России середины 2000-х годов с алкоголем были связаны 19% смертей от сердечно-сосудистых заболеваний (включая инфаркты и инсульты), 61% смертей от внешних причин, включая 67% убийств, 50% самоубийств, 68% смертей от циррозов печени и 60% от панкреатитов. С алкоголем также связана значительная часть смертей от пневмонии и туберкулеза, так как злоупотребляющие алкоголем чаще заболевают инфекционными заболеваниями и редко привержены лечению. В Ижевске в 1998–1999 годах среди умерших мужчин 20–55 лет повышенное содержание алкоголя в крови имели 62%. Масштабное исследование в Барнауле за 1990–2004 годы (о нем рассказывала «Газета.Ru») показало, что среди умерших повышенное содержание алкоголя в крови имели 68% мужчин и 61% женщин 15–34 лет, 60% мужчин и 53% женщин 35–69 лет.

Примечательно, что снижение смертности в России после 2005 года очень похоже по своей структуре на то снижение, которое наблюдалось в нашей стране во время горбачевской антиалкогольной кампании 1980-х.

В целом исследования показывают, что в России наблюдается чрезвычайно тесная связь между производством этилового спирта из пищевого сырья и смертностью. Значительный рост производства (и потребления) алкоголя в нашей стране ведет к немедленному значительному росту смертности – и наоборот (см. рис. 1 и 2):

Производство этилового спирта из пищевого сырья и число умерших в России Федеральная служба государственной статистики
Производство этилового спирта из пищевого сырья и число умерших в России

Корреляция между производством этилового спирта из пищевого сырья и числом умерших в России Андрей Коротаев
Корреляция между производством этилового спирта из пищевого сырья и числом умерших в России

Для последнего графика имеет смысл привести формальные статистические характеристики соответствующей зависимости. В качестве стандартной меры силы связи в такого рода случаях обычно используют коэффициент корреляции Пирсона ®. Так вот, его значение в данном случае превышает 0,9. Любой математически грамотный читатель сразу поймет, что речь здесь идет о чрезвычайно тесной зависимости. Для того чтобы понять, о насколько тесной зависимости идет речь, в такого рода случаях имеет смысл возвести 0,9 в квадрат. Получим 0,81 (или – другими словами – 81 на сто, т.е. 81%). Это так называемый коэффициент детерминации (R2).

Собственно говоря, его значение заставляет предполагать, что в последние годы динамика смертности в России была в высокой степени обусловлена именно алкогольным фактором.

Таким образом, имеются основания утверждать, что наблюдавшееся после 2005 года рекордное снижение смертности в нашей стране было более чем на 80% обусловлено снижением потребления алкоголя, т.е. серьезными мерами по ограничению доступности алкоголя, примененными в нашей стране.


Относительная динамика смертности, производства этилового спирта из пищевого сырья и продаж крепких... Андрей Коротаев
Относительная динамика смертности, производства этилового спирта из пищевого сырья и продаж крепких алкогольных напитков в России после 2005 года (100 = уровень 2005 года)

Смертей будет больше

Успех государственной политики борьбы с вредным потреблением алкоголя связан с реализацией всего комплекса антиалкогольных мер, рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения на основе исследований международной практики, включая повышение цен и акцизов на алкогольную продукцию, ограничение территориальной и временной доступности алкоголя. Кроме того, значительных успехов удалось добиться в сфере снижения объемов потребления незарегистрированного алкоголя, судя по резкому снижению летальных и нелетальных алкогольных отравлений.

Но в ближайшее время Россия может потерять эти достижения, если не будет предпринято серьезнейших шагов против надвигающейся катастрофической угрозы, созданной последними «выдающимися» успехами алкогольного лобби, грозящими нашей стране сотнями тысяч ничем не оправданных смертей (и при этом особенно среди мужчин трудоспособного возраста).

Приходится с сожалением отмечать, что в недавней истории России уже неоднократно бывали случаи, когда после некоторого роста показатели рождаемости обваливались до уровня даже более низкого, чем наблюдался в годы, предшествовавшие подъему, а за значительным снижением смертности следовали волны ее катастрофического роста (см. рис. 4):

Динамика количества рожденных детей на одну женщину и ожидаемой продолжительности жизни... ФСГС, World Bank, UNICEF
Динамика количества рожденных детей на одну женщину и ожидаемой продолжительности жизни. «Алкогольные ямы» начала 1990-х и начала 2000-х гг.

С сожалением приходится констатировать, что в самые ближайшие месяцы мы (если не предпримем решительных мер) рискуем столкнуться с новым повторением демографических трагедий начала и конца 1990-х, с новой волной катастрофического роста смертности и снижения рождаемости. Приходится констатировать, что трагическая история пока повторяется в удивительно точных деталях. Снова мы имеем дело с острым финансово-экономическим кризисом, снова правительство занято сверхсрочными вопросами типа курса доллара и оттока капитала, снова не до демографии. И на этом фоне планируется резко увеличить доступность алкоголя. Это очень напоминает события конца 1990-х.

Как мы все помним, в 1998 году в России произошел острый финансово-экономический кризис, который сопровождался скачком инфляции. Однако акциз на крепкие алкогольные напитки не был увеличен в соответствии с уровнем инфляции.

Если уровень инфляции в 1998 году составил 84%, то акцизы на водку были повышены только на 20%. В результате за один год реальная величина акциза снизилась на треть. В 2000 году акциз был увеличен несколько выше уровня инфляции, однако это не компенсировало падения предыдущего года. В последующие годы падение реальной величины акциза (с учетом инфляции) не было компенсировано, и акцизы на водку вновь увеличивались зачастую несколько ниже инфляции.

Именно этим падением акциза на водку (при последующем росте доходов и покупательной способности населения) и был обусловлен колоссальный рост смертности в 1998–2005 годах, стоивший России более миллиона человеческих жизней.

А вот кризис 2008–2009 годов, прошедший на фоне сильных мер антиалкогольной политики и сопровождавшийся уменьшением доступности алкоголя, не привел ни к какому росту смертности. Отметим также, что и в начале 1990-х острейший финансово-экономический кризис в странах бывшего Советского Союза привел к катастрофическому росту смертности (а также всевозможных негативных социальных явлений – убийств, самоубийств, разводов, оставленных родителями детей) только там, где он сопровождался резким ростом потребления алкоголя (в связи с резким ростом его доступности) – в тех же странах, где финансово-экономический кризис заметным ростом потребления алкоголя не сопровождался, не наблюдалось никакого катастрофического роста смертности (а также числа убийств, самоубийств, разводов, оставленных родителями детей и т.п.) (см. приложение 2).

Подробнее принятые или намеченные государственные меры, которые приведут к резкому росту доступности алкоголя и к трагической бессмысленной смерти сотен тысяч наших соотечественников уже в самые ближайшие годы, перечислены во врезе.

Динамика акцизов на крепкие напитки, доходов бюджета и смертности в 2011–2013 гг. Андрей Коротаев
Динамика акцизов на крепкие напитки, доходов бюджета и смертности в 2011–2013 гг.

Оценка последствий ослабления алкогольной политики государства

Предлагаемые изменения способны привести к росту потребления алкогольной продукции, росту связанных с алкоголем смертности, заболеваемости и социальных проблем и воспрепятствовать выполнению указа президента Российской Федерации №606 от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации», предусматривающего обеспечение увеличения к 2018 году ожидаемой продолжительности жизни в Российской Федерации до 74 лет.

Расчеты, проведенные группой экспертов Института научно-общественной экспертизы (ИНОЭ), Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) и Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), показали, что системная отмена всего комплекса антиалкогольных мер государственной политики может привести в период до 2030 года к ничем не оправданной смерти пяти с половиной миллионов наших соотечественников (см. рис. 5 и табл. 1):

Алкогольно-пессимистический и инерционный прогнозы численности населения РФ, млн чел... Андрей Коротаев
Алкогольно-пессимистический и инерционный прогнозы численности населения РФ, млн чел., 2014–2050 гг.

Алкогольно-пессимистический сценарий в сопоставлении с инерционным прогнозом численности населения... Андрей Коротаев
Алкогольно-пессимистический сценарий в сопоставлении с инерционным прогнозом численности населения РФ, млн чел., 2014–2030 гг. («цена вопроса» в человеческих жизнях)

Прогнозируемая динамика численности мужчин трудоспособного возраста РФ по двум сценариям, миллионы... Андрей Коротаев
Прогнозируемая динамика численности мужчин трудоспособного возраста РФ по двум сценариям, миллионы человек, 2014–2030 гг.

В послании Федеральному собранию 2014 года президент России Владимир Путин снова подчеркнул необходимость решения задачи «в ближайшей перспективе увеличить среднюю продолжительность жизни до 74 лет». Однако если здоровым силам не удастся отбить крайне успешно разворачивающееся в последние месяцы наступление алкогольного лобби, то вопрос нужно скорее ставить о том, как бы нам удержать ожидаемую продолжительность жизни россиян от падения к 2018 году до уровня в 66–67 лет (что совершенно уверенно прогнозируется экспертами в случае принятия описанных проалкогольных инициатив). Да, предлагаемое Путиным объявление 2015 года «Национальным годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями» может и несколько притормозить этот процесс. Да, в случае материализации этой инициативы (на фоне заливания страны дешевым доступным алкоголем) мы можем получить и не 66–67, а 68 лет, но о всяких там мечтах о 74 годах к 2018 году мы должны будем забыть совершенно определенно.

Путин не без оснований порадовался попаданию в этом году России в разряд «благополучных стран» в «глобальном рейтинге здравоохранения».

Но если не удастся остановить предпринимаемые попытки залить страну дешевым алкоголем, то уже в следующем году Россия вылетит из этого разряда.

Что делать?

Необходимо иметь в виду, что простая отмена перечисленных выше законодательных инициатив поможет нам лишь удержать ожидаемую продолжительность на текущем уровне порядка 71 года. Отметим, что в текущей критической ситуации для реализации идеи о повышении ожидаемой продолжительности жизни россиян до 74 лет необходимо не просто вернуть статус-кво, установить мораторий на отмену антиалкогольных мер, но и сделать новые серьезные шаги по ограничению доступности алкоголя во времени, в пространстве и экономически. Думается, что уже недостаточно просто вернуться к прежде действовавшему (и пущенному водочным лобби под откос) закону, предполагавшему повышение 1 января 2015 года акцизов на крепкие алкогольные напитки с 500 до 600 рублей из расчета на один литр безводного этилового спирта. С учетом резко подскочившей со времени принятия этой версии закона инфляции речь уже должна идти о повышении с начала года акцизов не до 600, а где-то до 650 рублей.

Необходимо подумать и об увеличении временнóго запрета на продажу с 23.00 – 8.00 до 20.00 – 11.00 (запрет на продажу алкоголя утром до 11.00 прекрасно показал себя в северных странах, так как он блокирует настроения северян «опохмелиться» перед началом рабочего дня, что слишком часто ведет к началу самых настоящих запоев).

Целесообразно также как можно скорее запретить продажу алкогольной продукции с содержанием этанола более 15% в отделах магазинов, не изолированных от других отделов и не имеющих отдельного входа с улицы – дело в том, что если, «зайдя в магазин, чтобы купить хлеб, человек видит на прилавках и спиртное, это нередко провоцирует его на приобретение алкогольных напитков».

Стоит также начать обсуждение возврата к государственной монополии на розничную торговлю крепкими напитками в России. Ответом на тяжелую эпидемию пьянства в североевропейских странах стала именно государственная монополия на розничную продажу алкоголя.

Эта мера зарекомендовала себя как эффективное средство снижения алкогольных проблем и смертности в Швеции, Исландии, Норвегии, Финляндии, Канаде и т.д.

Например, в США в 19 штатах, имеющих ту или иную форму монополии на продажу алкоголя, по сравнению со штатами без монополии потребление алкоголя лицами 14–18 лет ниже на 14,5%, частота злоупотребления этой группой лиц алкоголем (более 70 г этанола за один прием) ниже на 16,7%, а смертность на дорогах по вине пьяного водителя ниже на 9,3%. В скандинавских странах такая монополия подразумевает продажу алкогольных напитков (как правило, крепче 4,7−5%) только в государственных магазинах, не считая обслуживания в барах. Цены в госмонопольных магазинах высоки, особенно на крепкие напитки, рабочий день ограничивается дневным временем суток, количество таких точек ограничено. Кроме того, госмонополия способствует пополнению государственного бюджета. Несмотря на высокие монопольные цены (а значит, и пониженное потребление крепких напитков), в странах с госмонополией совокупные поступления в бюджет от продажи спиртных напитков, как правило, выше, чем в странах того же уровня экономического развития без монополии.

Преимущество государственной монополии на розничную продажу алкогольных напитков в том, что она позволяет минимизировать частный интерес, который в данной сфере нередко противоречит интересам общества. Сотруднику государственного магазина нет никакого интереса продавать алкоголь несовершеннолетним (ведь его зарплата при социально направленной госмонополии не зависит от выручки), в то время как для владельца частного киоска за этим стоит конкретный материальный выигрыш.

Наконец, практика показывает, что регулирование алкогольной политики государства необходимо отдать в руки социальному, а не экономическому блоку правительства (как это сделано в скандинавских странах) с лидирующей ролью Минздрава и Роспотребнадзора. Росалкогольрегулирование должно выполнять функцию борьбы с теневым алкоголем, которую оно успешно выполняло эти годы. Однако, как показывают последние месяцы, ведомству сложно противостоять атакам алкогольных лоббистов на население – у него нет полномочий по вопросам профилактики связанных с потреблением алкоголя смертности и заболеваний, нет соответствующего отдела и специалистов. К тому же у Росалкогольрегулирования имеется конфликт интересов между функциями по выработке государственной политики и контролю ее исполнения. В такой ситуации ведомство нередко должно выбирать между защитой рынка и защитой здоровья граждан.

В результате мы видим массированные нарушения Концепции государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года, принятой правительством в 2009 году.

Надеемся, что такая ситуация будет преломлена и нам удастся сохранить население в наступившие, тяжелые для экономики страны времена.

С приложениями, рассказывающими о методике сценарного прогнозирования и возможности алкополитики в снижении остроты социальных последствий финансово-экономического кризиса в современной России, можно ознакомиться по ссылке.

Авторы лекции: А.В. Коротаев, Д.А. Халтурина, Ю.В. Зинькина, В.А. Зыков (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», РОО «Совет по общественному здоровью и проблемам демографии»)

Подробное описание методики расчета см. в: Божевольнов Ю.В., Коротаев А.В. Сценарии демографического будущего России // Моделирование и прогнозирование глобального, регионального и национального развития / Отв. ред. А.А. Акаев, А.В. Коротаев, Г.Г. Малинецкий, С.Ю. Малков. М.: Либроком/URSS, 2012. С. 436–461.