Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Как Хрущев уходил в отставку

50 лет назад в отставку был отправлен Никита Хрущев

Тимур Мухаматулин 14.10.2014, 08:15
50 лет назад в отставку был отправлен Никита Хрущев Владимир Савостьянов и Николай Ситников/Репродукция Фото ИТАР-ТАСС/ТАСС
50 лет назад в отставку был отправлен Никита Хрущев

14 октября 1964 года после пленума ЦК КПСС в отставку отправился Никита Хрущев. Его правление было временем реформ, не все из которых стали удачными. Хрущев пал жертвой аппаратного заговора, но не был казнен или арестован. Во многом право бывшего главы государства на спокойную жизнь «после власти» в России стало его заслугой.

Осенью 1964 года Никита Хрущев пребывал у власти 12-й год. Его правление не было очень стабильным, скорее его можно назвать образцом нестабильности. С одной стороны, при нем в 1956 году на ХХ съезде Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) потрясенные делегаты на закрытом докладе услышали про репрессии сталинских времен, а значительная часть политзаключенных оказались реабилитированы; с другой — при нем выступления недовольных плохими условиями жизни и труда рабочих казахского города Темиртау (там строился металлургический комбинат) и российского Новочеркасска (там забастовали рабочие электровозостроительного завода) подавлялись силой.

При нем осваивались целинные земли Северного Казахстана и насаждалась кукуруза, началось строительство массового жилья, налаживались отношения с Америкой и размещались советские ракеты на Кубе, что едва не привело мир к ядерному апокалипсису.

Сам Хрущев, ставший во главе партии после смерти Иосифа Сталина в марте 1953 года, как минимум в 1957 году оказался на волоске от отставки. На июньском пленуме президиума ЦК Вячеслав Молотов и Георгий Маленков поставили вопрос о смещении Хрущева. Его главным образом обвиняли в экономическом волюнтаризме (как раз тогда шла реформа, заменявшая централизованные министерства на территориальные органы управления — Советы народного хозяйства, или Совнархозы). Президиум в итоге вынес решение об отставке Хрущева с поста первого секретаря ЦК КПСС, однако сам вождь не подчинился решению и потребовал созыва пленума ЦК. Большинство членов пленума поддержали Хрущева, заговор против него провалился.

Позже появились сообщения об «антипартийной группе» Молотова, Маленкова, Лазаря Кагановича и «примкнувшего к ним Шепилова». Хотя все оппоненты первого секретаря были отправлены на понижение вне Москвы, никого из них из партии не исключили. Сам Хрущев, выступая в 1961 году на XXII cъезде партии, рассказывал о звонке Кагановича.

«Товарищ Хрущев... Прошу не допустить того, чтобы со мной поступили так, как расправлялись с людьми при Сталине», — якобы сказал экс-главный железнодорожник страны.

Хрущев на это ответил так: «Мы твердо соблюдаем и будем придерживаться ленинских принципов».

Но к 1964 году ситуация в высшем политическом руководстве страны резко изменилась. Экономическое положение Союза не стало лучше, напротив, в 1962–1963 годах над страной нависла угроза карточной системы, СССР стал закупать зерно у Канады и США. Миллионы рублей были потрачены впустую в ходе реформ, а также при реализации проектов вроде высаживания кукурузы там, где это возможно.

Разговоры о замене Хрущева, как считает автор его политической биографии Рой Медведев, велись еще с начала 1964 года. По мнению сына вождя Сергея Хрущева, оппозиция в секретариате сформировалась в январе–марте того года, в нее вошли Леонид Брежнев, будущий председатель президиума Верховного совета (формальный глава государства) Николай Подгорный и Александр Шелепин. Хрущев-младший в своих воспоминаниях выводит Брежнева главным идеологом заговора:

по его мнению, тот планировал физическое устранение Хрущева через отравление или катастрофу.

Проверить реальность этих обвинений сложно, но ясно, что к тому моменту председатель КГБ Владимир Семичастный уже целиком находился на стороне заговорщиков.

Многое изменило лето 1964 года, тогда представители высших слоев номенклатуры отправились в отпуска в санатории Крыма и Кавказа. Там заговорщики в спокойной обстановке смогли оценить ситуацию еще лучше, провести множество бесед с секретарями обкомов, работниками Совнархозов и т.д.

Сергей Хрущев вспоминал и об утечках информации о заговоре: так, если верить его мемуарам, к нему с подобной информацией обратился начальник охраны председателя президиума Верховного совета РСФСР Николая Игнатова Василий Галюков. Он назвал имена активных заговорщиков — Шелепина, Подгорного, Семичастного. Проверить суждения Хрущева-младшего очень сложно: его мемуары апологетичны по отношению к отцу. Но очевидно, что к осени 1964 года Хрущеву не на кого было опереться: ни армия, ни спецслужбы, ни «второй эшелон» номенклатуры больше не поддерживали лидера.

Да и сам 70-летний Хрущев уже не был готов зубами цепляться за власть, как он это делал летом 1957 года.

В октябре Никита Хрущев отправился в отпуск в Абхазию. Пока он отдыхал в Пицунде, началось расширенное заседание президиума ЦК, где с требованием смещения Хрущева выступили Михаил Суслов (при Брежневе он будет курировать идеологию) и Шелепин.

Как сообщает Медведев, на заседании присутствовали 22 человека — не только члены Президиума, но и некоторые секретари обкомов, министр обороны СССР Родион Малиновский и министр иностранных дел Андрей Громыко.

Отдыхающий глава партии был вызван в Москву спецсамолетом. На президиуме Хрущева обвиняли в ошибках, в его поддержку высказался лишь Анастас Микоян. Однако «добровольно» уйти в отставку Никита Сергеевич отказался. 14 октября в Москве открылся пленум, заседание которого открыл Леонид Брежнев. С докладом на нем выступил Михаил Суслов, который обвинил Хрущева в развитии культа личности, в ошибках в управлении экономикой, в плохом поведении по отношению к товарищам по партии.

Согласно официальной формулировке, Хрущев уходил «в связи с преклонным возрастом и состоянием здоровья».

Новым первым секретарем КПСС был избран Леонид Брежнев, который предложил специально не обсуждать вопрос о Хрущеве на партийных собраниях, а для беспартийных придерживаться официальной версии.

Никаких массовых выступлений в поддержку Хрущева замечено не было. Напротив, в его правление происходили выступления просталинского толка: в 1956 году под такими лозунгами произошли волнения в Тбилиси, Сухуми и Гори (Грузия), а в 1963 году — в Сумгаите (Азербайджан).

Там на праздничной демонстрации стали отбирать портреты Сталина, что привело к массовой драке, во время которой собравшиеся скандировали здравицы Сталину и забросали камнями портрет Хрущева.

Советские газеты отреагировали на отставку Хрущева в соответствии с позицией Брежнева. 14 октября официальная газета КПСС на первую страницу поместила новости о полете пилотируемого космического корабля «Восток» с экипажем из Владимира Комарова, Константина Феоктистова и Бориса Егорова — выступление ЦК партии, президиума Верховного совета и Совета министров СССР по этому поводу и их поздравительную телеграмму космонавтам. На первой странице в крохотном сообщении говорилось и о «дружественной беседе» между Хрущевым и госминистром Франции по делам научных исследований, по атомным и космическим вопросам Гастоном Палевским. Также в «Правде» за тот день приводилось поздравление с днем рождения монарха Афганистана, подписанное Хрущевым и Микояном.

15 октября шумиха вокруг полета продолжались.

Лишь 16 октября с первой страницы «Правды» на советских людей посмотрели новые первые лица страны — первый секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и новый глава Совета министров Алексей Косыгин.

Там же были опубликованы лаконичные официальные сообщения об отставке Хрущева. Никаких других статей о переменах в высшем руководстве страны в «Правде» не напечатали, там снова воспевали героев советского космоса и праздновали 150-летие со дня рождения Михаила Лермонтова.

Завуалированная критика Хрущева прозвучала, правда, 17 октября в передовице «Незыблемая ленинская генеральная линия КПСС», где говорилось: «...Ленинская партия — враг субъективизма и самотека на коммунистическом строительстве. Ей чужды прожектерство, скороспелые выводы и поспешные, оторванные от реальности решения и действия, хвастовство и пустозвонство, увлечение администрированием...» Однако никаких имен в редакционной статье названо не было.

Хрущев остался пенсионером «союзного значения». Он сохранил за собой дачу в Петрове-Дальнем и дом на Ленинских (ныне Воробьевы) горах. В конце 1960-х годов начал диктовать мемуары. Его образ жизни описал в стихотворении «Сласть власти» Борис Слуцкий:
«И охраняемая дача, / В энциклопедии столбцы, / И можно, о судьбе судача, / Выращивать хоть огурцы».

В связи с сообщениями о публикации мемуаров за рубежом в 1970 году бывшего вождя вызвали в Комитет партийного контроля. Однако сам Хрущев отверг все обвинения: «Никогда никому никаких воспоминаний не передавал и никогда бы этого не позволил. А то, что я диктовал, — я считаю, это право каждого гражданина и члена партии».

По легенде, вернувшись домой вечером 14 октября 1964 года, Никита Хрущев сказал: «Может быть, самое главное из того, что я сделал, заключается в том, что они могли меня снять простым голосованием».

Вероятно, эта формулировка лучше всего передает изменения, происшедшие за время его правления в политической практике в СССР, к которым он не мог не быть причастен.

При подготовке публикации использовались следующие материалы:
Козлов Н.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе (1956–1982 гг.). Новосибирск: Сибирский хронограф, 2009. Медведев Р. Хрущев: Политическая биография. М.: Книга, 1990. Хрущев Н.С. Время, люди, власть. Воспоминания. В 4-х тт. М.: Московские новости, 1999. Хрущев С.Н. Хрущев. М.: Вагриус, 2001.