«Нет шансов, что Путин наложит вето»

Законопроект о реформе РАН поддержан профильным комитетом СФ РФ, против высказался один член комитета — членкор РАН Арнольд Тулохонов

Николай Подорванюк 23.09.2013, 17:21
Закон о реформе РАН поддержали все члены комитета по науке СФ, кроме Арнольда Тулохонова Марк Агнор/РИА «Новости»
Закон о реформе РАН поддержали все члены комитета по науке СФ, кроме Арнольда Тулохонова

Закон о реформе РАН рекомендован к одобрению Советом Федерации профильным комитетом. Член-корреспондент РАН Арнольд Тулохонов, единственный член комитета, не поддержавший рекомендации, рассказал «Газете.Ru» о том, как прошло заседание, и сделал пессимистичный прогноз: закон будет принят в нынешнем «сыром» виде.

— Арнольд Кириллович, расскажите, как прошло заседание комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике, где рассматривался законопроект о реформе РАН?

— Этот законопроект поддержали все члены комитета, кроме меня.

— Была ли какая-то дискуссия на заседании?

— Нет. Я просто выступил и рассказал свою точку зрения. Я написал анализ этого законопроекта на пяти страницах, где раскритиковал документ. В нем остается неясным один из главных вопросов — как можно развивать науку в России, если у нее нет собственности?. В равной степени в законопроекте нет ни одной статьи, которая действительно утверждала приоритет российской науки, необходимость ее развития как главное условие модернизации экономики и выхода нашей страны в мировые лидеры.

Законопроект очень «сырой». Моя честь и совесть не позволяют его поддержать.

Я попросил коллег по комитету по науке, образованию, культуре и информационным технологиям вернуть данный законопроект на доработку в согласительную комиссию, где я готов был принять самое активное участие.

— В законопроекте есть масса противоречий, например принадлежность институтов региональных отделений.

— Да там масса противоречий в этом законопроекте.

Местами там отсутствует логика изложения, присутствуют многочисленные повторы и неточность употребления русского языка.

— Что сенаторы думают по поводу противоречий? Или этот вопрос даже не обсуждался?

— Нет, конечно. Все дружно проголосовали.

— То есть вышел первый заместитель председателя комитета Виктор Семенович Косоуров, зачитал представление закона, и все радостно согласились его поддержать?

— Ну не то чтобы радостно.

Они ведь тоже понимают, что я прав…

— Ваш прогноз на заседание в среду, где будет рассмотрен этот законопроект?

— Он пройдет.

— Есть ли шанс, что Путин наложит вето?

— Думаю, нет никаких шансов на это.

— Что, на ваш взгляд, должно делать научное сообщество, если закон будет принят в нынешнем виде? Выходить на митинги? Протестовать?

— Наверное, эмигрировать…

В официальном сообщении на сайте Совета Федерации о заседании комитета про выступление Арнольда Тулохонова в связи с рассмотрением реформы РАН не говорилось ни слова. В новости сообщается, что председатель комитета Зинаида Драгункина отметила серьезные изменения, которые закон претерпел при прохождении в Государственной думе: «Шла большая работа. Дума уходила из третьего чтения во второе, вносились поправки, документ был существенно доработан».

По словам представлявшего законопроект Виктора Косоурова, окончательная редакция закона после проделанной работы в основном отвечает интересам научного сообщества.

Подводя итоги обсуждения, Зинаида Драгункина подчеркнула, что в результате тщательной работы над законом в течение последних месяцев были исправлены серьезные ошибки: «Реформа РАН назрела давно. Ее необходимо проводить, но делать это так, как сказал наш президент, — не разрушать, а созидать».

Согласно документу, определяющему статус и полномочия Совета Федерации, федеральный закон считается одобренным Советом Федерации, если за него проголосовало более половины от общего числа членов палаты, а федеральный конституционный закон считается принятым, если он одобрен большинством не менее трех четвертей голосов. В случае отклонения федерального закона Советом Федерации палаты могут создать согласительную комиссию для преодоления возникших разногласий, после чего федеральный закон подлежит повторному рассмотрению Государственной думой и Советом Федерации. То есть сам по себе Совет Федерации не может изменять текст законопроекта.