«Это не происки какого-нибудь мегажулика»

Для того чтобы ведущим институтам России попасть под руководство «Курчатника» и М. В. Ковальчука, достаточно «одного указа» президента

Николай Подорванюк, Владимир Покровский 01.08.2013, 15:50
На официальной странице реактора ПИК предлагается информация за 2002 год nrd.pnpi.spb.ru
На официальной странице реактора ПИК предлагается информация за 2002 год

Ученые, подписавшие «соглашение о партнерстве» с Курчатовским институтом, не видят в документе ничего крамольного, но их коллеги предупреждают, что один указ президента может нарушить спокойствие и стать вторым этапом реформы РАН. «Соглашение» связано с установками mega-science, поэтому отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает о том, как Владимир Путин заинтересовался подобными проектами.

В конце июля российская научная общественность узнала о существовании поручения президента России Владимира Путина от 29 июня 2013 года (№ Пр-1383). Документ адресован Дмитрию Медведеву, в нем говорится следующее: «Обеспечьте проработку вопроса о придании правового статуса объединению ведущих российских научных организаций на основании совместного обращения президента Российской академии наук и директора национального исследовательского центра «Курчатовский институт». По результатам работы представьте предложения в установленном порядке. Срок — до 1 сентября 2013 года». Поручение было дано спустя всего два дня после того, как на заседании правительства РФ впервые встал вопрос о реформе РАН, и на следующий день после того, как соответствующий законопроект был внесен в Госдуму. Поэтому ученые забили тревогу, усмотрев в поручении Путина от 29 июня второй, не менее серьезный наскок на РАН и основную часть ее физических институтов.

Отдел науки «Газеты.Ru» попытался разобраться в сложившейся ситуации.

Путин и mega-science

В июле 2011 года Путин, будучи премьер-министром, посетил Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне, посмотрел строящийся коллайдер NICA и заявил, что в России созданы все условия для начала реализации научных мегапроектов мирового уровня, сопоставимых с уже реализованными в нашей стране «космической» и «ядерной» программами. «Как говорят специалисты, исследовательских установок мегакласса», — пояснил тогда Путин, отметив, что, по его мнению, это должны быть установки «под стать знаменитому адронному коллайдеру». 30 апреля этого года Путин, проводя заседание Совета при президенте по науке и образованию, вернулся к этой теме,

заявив, что «вершиной научной инфраструктуры являются международные исследовательские комплексы, так называемые установки mega-science».

Участники того заседания отметили, что российские ученые «имеют доступ к исследованиям, проводимым в крупнейших зарубежных центрах на уникальных современных научных установках» (Европейская организация ядерных исследований, Брукхейвенская национальная лаборатория и Стэнфордский центр в США, немецкий электронный синхротрон DESY в Гамбурге и Национальная лаборатория физики высоких энергий в Японии) и «создают крупнейшие международные установки за рубежом» (Большой адронный коллайдер, строительство Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах, проект международного экспериментального термоядерного реактора и проект Европейского центра по исследованию ионов и антипротонов (так называемый проект FAIR). Говоря о создании mega-science-установок в России, работающий в ОИЯИ в Дубне и в «Курчатнике» бывший замминистра образования и науки Сергей Мазуренко сообщил:

«На основе проведенной экспертизы межведомственной рабочей группой было рассмотрено 28 предложений, в том числе проведена и международная экспертиза, и на основе экспертизы — была правительственная комиссия – выбраны три наиболее продвинутых мегапроекта, готовых к реализации на территории России.

Это комплекс ПИК, на котором мы сегодня находимся (заседание проходило в Гатчине, в Ленинградской области, в Петербургском институте ядерной физики. — «Газета.Ru»), это создание высокопоточного реактора нейтронов, это комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов NICA, это токамак «Игнитор» — совместно с итальянской стороной (по созданию нового компактного токамака)». Кроме того, в связи с mega-science-установками ректор МГУ Виктор Садовничий обратил внимание на отставание в области астрономии и предложил рассмотреть вопрос вступления России в Европейскую южную обсерваторию (ESO), а бывший на тот момент президентом РАН Юрий Осипов напомнил, что он уже не раз поднимал этот вопрос.

Ничего крамольного в этом соглашении нет

В 2012 году 15 физических институтов России подписали соглашение «о партнерстве в области создания, модернизации и использования уникальных исследовательских установок мегакласса». Цель этого соглашения — установление стратегического партнерства и развития долгосрочного эффективного сотрудничества. В число организаций, которые подписали соглашение, вошли НИЦ «Курчатовский институт», Новосибирский институт ядерной физики им. Г. И. Будкера, Специальная астрофизическая обсерватория (САО РАН), Институт ядерных исследований РАН, Объединенный институт ядерных исследований в Дубне и сильно пострадавший в последнее время ИТЭФ (Институт теоретической и экспериментальной физики) . В соглашении нет никаких обязательств, разве что мог насторожить пункт, позволяющий развивать партнерство, «в том числе путем создания новой организационно-правовой структуры».

Подписанты заявили, что никакого «подминания» под «Курчатник» и никакого ухода из РАН соглашение не подразумевает, и этот документ — просто отработка одной из форм финансирования одного из занятий института, связанного с обещанием властей поддерживать группу проектов mega-science.

Так, Леонид Кравчук, заместитель директора по науке Института ядерных исследований РАН, заявил, что считает такое партнерство благом, а весь ажиотаж, поднятый вокруг связи с этим партнерством Михаила Ковальчука, объявляет не имеющим под собой оснований, поскольку организационно-правовая форма и подведомственность входящих в объединение институтов, не изменяется. «Я, может быть, оптимист, и, может быть, мои коллеги меня осудят, но это хорошее соглашение. В нем большое количество плюсов, — заявил Кравчук. — В частности, это касается институтов РАН. Например, много раз говорилось о необходимости усиления экспертной функции институтов Академии — именно к этому соглашение и ведет. И самое главное — дефицит финансирования Академии не дает ей возможности не только создавать новые или модернизировать имеющиеся исследовательские установки, но даже и поддерживать их она не в состоянии. Я очень надеюсь, что у академии в результате появятся новые источники финансирования. Не считаю, что соглашение — это происки какого-нибудь мега-жулика. В соглашении, которое я подписывал, все достаточно четко оговорено».

«Соглашение о партнерстве предполагает поиск путей финансирования крупных институтов, включая и РАНовские, имеющих на плечах гигантские установки, — пояснил «Газете.Ru» директор САО РАН Юрий Балега. — Ничего крамольного в этом соглашении нет, хотя при определенном сценарии развития событий с реформой РАН такое соглашение может стать катализатором выхода из РАН главных институтов и объединения в рамках некой организации типа Общества Гельмгольца в ФРГ. Но сейчас об этом речь не идет, и о выходе из РАН ни один из РАНовских институтов не заявляет. Наоборот, все говорят о том, что поиски путей содержания научных установок надо искать под крылом РАН. Таким же образом комментирует этот вопрос и президент РАН Владимир Фортов. Кто-кто, а он-то хорошо знает, что означает содержать и оснащать существующие мега-установки или создавать новые при тех мизерных средствах, которые направляются институтам».

Научно-популярная эклектика

Незадолго до своего ухода с поста президента РАН академик Юрий Осипов вместе с директором Курчатовского института Михаилом Ковальчуком обратился к Владимиру Путину с письмом, в котором просил президента придать структуре вышеупомянутого партнерства четкий правовой статус. Путин быстро отреагировал и отдал распоряжение правительству осуществить этот статус до 1 сентября.

Здесь ученые забили тревогу.

Их обеспокоило то, что распоряжение президента России практически совпало по времени с атакой на РАН, то, что такой важный вопрос, как придание непонятного правового статуса, то есть создание новой юридически оформленной организации из невинной на первый взгляд межинститутской договоренности, велено проводить быстро и в тот момент, когда большинство заинтересованных в этом лиц находится в летних отпусках, а главное, что к этому приложена рука такой неоднозначно воспринимаемой в научном сообществе личности, как директор НИЦ «Курчатовский институт» член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук.

Так, одним из первых указов, подписанных президентом Курчатовского института Евгением Велиховым после вступления Михаила Ковальчука на директорский пост, было распоряжение о надбавке сотрудникам аппарата, в 20 раз превышающей среднюю зарплату по институту. На заседании Отделения общей физики и астрономии РАН, где недавно обсуждалась эта ситуация, было заявлено, что такая тенденция существует и сегодня, разница в зарплатах исследователей и офисных работников института стала уже в сто крат выше, чем зарплаты исследователей. Доктора наук в Курчатовском институте получают по 6,5 тысяч рублей в месяц, тогда как зарплата секретарей замдиректоров — то есть низшего звена аппарата — достигает 60 тысяч рублей. Исследованиям мешает и гигантски разросшаяся бюрократия. По словам члена-корреспондента РАН Леонида Пономарева, выступавшего на этом заседании и рассказавшего о том, что происходит в Институте, оформление покупки простого компьютера на грантовые деньги может отнять у исследователя до девяти месяцев. Ученые называют это грабежом, а клерки объясняют финансовой нерасторопностью ученых. Всех несогласных Михаил Ковальчук немедленно изгоняет: были изгнаны вице-президент Института академик Николай Пономарев-Степной, академик Валентин Смирнов и другие, сейчас дошла очередь до Пономарева — его вынуждают уволиться из Курчатовского института за то, что он позволил себе публично критиковать своего директора.

На базе Курчатовского института, основным делом которого до тех пор была ядерная физика, Михаил Ковальчук инициировал мегапроект НБИКС, который объявлен новым научным направлением по конвергенции нано-био-инфо-когнитивных и социогуманитарных наук и технологий.

Ученые, которые знакомились с этим проектом, называют его «научно-популярной эклектикой».

Под нанотехнологии, а потом и под непрерывно разрастающийся НБИКС Михаил Ковальчук добился многомиллиардных инвестиций, став, по всеобщему признанию, «главным финансовым магнатом российской науки». Он создал научно-исследовательский центр «Курчатовский институт», поглотивший ИТЭФ. Цель была фактически та же, что заявлена в упомянутом соглашении пятнадцати физических институтов — устранение параллелизма в исследованиях, модернизация имеющихся и создание новых мега-установок. Поначалу всеми эта идея была воспринята с энтузиазмом, который быстро увял. К примеру, о проблемах ИТЭФ «Газета.Ru» писала уже не один раз. «Я не слежу за финансами своих коллег, но, действительно, заметил, что зарплата научных сотрудников несколько снизилась, а у администрации наоборот, в среднем стала повышаться. Заметно также и усиление бюрократизации. Мои коллеги буквально стонут от обилия бумаг, которые им приходится писать. Все это очень мешает исследованиям», — заявил главный научный сотрудник ИТЭФ член-корреспондент РАН Борис Иоффе, человек, стоявший у истоков российского атомного проекта, отметив, что для науки всегда плохо, когда ею управляют чиновники, а не ученые.

Что касается установок «мега-класса», то в сентябре 2010 года Михаил Ковальчук так ответил на вопрос, как протекает строительство нейтронного реактора ПИК, которое началось еще в советское время: «С ПИК все нормально, все двигается. Это сложный новый традиционно опасный объект, необходимо оформление целой серии документов. В первой половине 2011 года мы планируем осуществить его запуск».

На деле был осуществлен физический запуск, его энергетический пуск намечен на 2014 год, а научные исследования на выведенных пучках начнутся лишь в 2018-2019 гг. На официальной странице реактора ПИК нет актуальной информации, а подробности предлагается смотреть в сборнике «Реактор ПИК. Проекты научных исследований, экспериментальных установок и оборудования», вышедшем в 2002 году.

При этом Андрей Белоусов на уже упоминавшемся заседании президентского совета по науке, которое состоялось 30 апреля (тогда Белоусов возглавлял Минэкономразвития), предложил увеличить финансирование ПИК (на строительство лабораторно-исследовательского комплекса выделено 1,276 миллиарда рублей, а нужно около 5 миллиардов) — редкая ситуация, когда инициатива выделения дополнительных средств на науку исходит из самого правительства.

«Достаточно одного указа»

В ходе онлайн-интервью «Газете.Ru» президент РАН Владимир Фортов отрицательно ответил на вопрос, является ли «соглашение о партнерстве» и распоряжение президента «О придании правового статуса объединению ведущих научных организаций Российской академии наук и НИЦ «Курчатовский институт» официальным переходом успешных институтов РАН в подчинение Михаилу Ковальчуку.

«Есть некая бумага, которая пришла в Академию наук: она сделана на основании некоего документа, который подписали директор Курчатовского института Михаил Валентинович Ковальчук и президент Российской академии наук Юрий Сергеевич Осипов, еще раньше, о том, что по мегапроектам нужно осуществлять сотрудничество и осуществлять некое взаимодействие. Там кроме академических институтов еще и другие институты есть — 15 институтов. Из них, по-моему, шесть наших. Но там не написано ничего, ничего не сказано насчет того, что они там меняют форму, переходят, допустим, из Академии куда-то.

Как я понимаю ситуацию сегодня, я возражаю против такого перехода. Во всяком случае, ни в коем случае этого нельзя делать без их согласия.

В свое время было подписано соглашение между Академией наук и Курчатовским институтом о взаимодействии в этой области, где были все эти шесть институтов перечислены. И речь шла о том, что такой проект мы реализуем вместе. То есть координируем все работы в рамках нашего такого двустороннего соглашения. Вот есть такое соглашение».

Ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН, главный редактор газеты «Троицкий вариант - Наука» Борис Штерн с огорчением признает, что часть директоров вовлеченных институтов спокойно относятся к инициативе Осипова и Ковальчука, считая, что можно создать ассоциацию независимых институтов с делегированным консультационным советом во главе и забыть о формальном и совершенно непонятном на сей момент будущем правовом статусе их институтов.

«Они не понимают, что теперь достаточно одного указа, и все их надежды рухнут.

Единственный для них способ сейчас – как можно быстрее выйти из соглашения», — считает Штерн.

Уже в срок до 15 августа 2013 года главы Минобрнауки, Минэкономразвития и Минфина должны обеспечить с участием Российской академии наук и национального исследовательского центра «Курчатовский институт» выполнение поручения Президента Российской Федерации от 29 июня 2013 г. № Пр-1383 и доложить в правительство с проектом доклада президенту. Об этом говорится в распоряжении заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Козака. Путин же должен получить этот проект до 1 сентября.

«Газета.Ru» будет следить за развитием событий.