Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

РАН получила три года от президента

Поправки в законопроект о реформе РАН внесли депутаты, академики, простые ученые и даже Владимир Путин

Павел Котляр 04.07.2013, 21:53
Владимир Путин на встрече с президентом РАСХН Геннадием Романенко пресс-служба президента России
Владимир Путин на встрече с президентом РАСХН Геннадием Романенко

Реформа академий наук произойдет в течение трех лет, а не полугода: данное предложение внес лично Владимир Путин. Ученым непонятно, как за эти три года будет происходить функционирование институтов, и они все равно готовятся к акциям протеста. За тем, как велось и чем закончилось согласование всех поправок накануне второго чтения, из Госдумы наблюдал корреспондент «Газеты.Ru».

С утра в Государственной думе специальная рабочая группа начала трудиться под поправками к законопроекту реформы РАН и системы государственных академий наук, которые поступили в комитет от депутатов, академиков и других ученых, а также различных общественных и научных организаций. В состав группы вошли не только представители комитета Думы по науке и наукоемким технологиям, но и представители других комитетов, а также академики РАН, в частности, вице-президент РАН Сергей Алдошин Существенная часть поправок предполагала сохранение РАН и отмену ее ликвидации. Например, с подобным призывом выступил утром в четверг совет по науке при Минобрнауки, который также предложил принять особый порядок рассмотрения этого закона (рассмотрение в четырех чтениях). Группа депутатов от КПРФ внесла целый ряд поправок, который кардинально меняет концепцию проекта закона о реформе РАН, также предполагая сохранение действующей системы. ЛДПР предложила сохранить двухступенчатую систему членства в Российской академии наук.

Даже «Единая Россия» предложила целых 52 поправки. Об этом, выйдя в середине заседания рабочей группы, сообщил Вячеслав Никонов, глава комитета Госдумы по образованию.

«Будут внесены поправки, которые всем понравятся, — радостно заявил депутат. — Академикам понравится отсутствие ликвидации РАН и организационно-правовая форма академии. То, что их не будут исключать, им тоже понравится. Эти поправки снимут все озабоченности, которые существовали».

От профсоюза РАН получен целый ряд предложений, среди которых сохранение статуса РАН и ее независимости, отмена создания агентства по управлению имуществом РАН, исключение из пояснительной записки «заведомо ложных и спорных заявлений по части неэффективности и неуправляемости РАН».

Также указывается на арифметическую ошибку: в экономическом обосновании говорится о выделении на проведение реформы 514 млн руб., хотя, если сложить все приведенные цифры, получится сумма 590 млн руб. (эту сумму предлагается направить в госакадемии на дополнительные ставки для молодежи).

В качестве представителей правительства России в Госдуме при рассмотрении закона вместо Ольги Голодец и Дмитрия Ливанова профсоюз предлагал назначить вице-премьера Дмитрия Рогозина и министра обороны Сергея Шойгу.

Встретившись накануне с и. о. президента РАН Владимиром Фортовым, бывшим президентом РАН Юрием Осиповым, главой РАМН Иваном Дедовым и ректором МГУ Виктором Садовничим, а в четверг с главой РАСХН Геннадием Романенко, свои поправки к законопроекту предложил и президент России Владимир Путин.

Правда, сделано это было позже установленного срока — 15.00 четверга. До шести вечера о том, в чем состояла суть президентских поправок, можно было только догадываться.

Об этом не знал ни президент РАН Владимир Фортов (кстати, стало точно известно, что вчера Владимир Путин не избавил его от приставки «и. о.»), ни члены рабочей группы, ни даже представители администрации президента, находившиеся в Думе.

Впрочем, Фортов осторожно предположил, что президентские поправки — это «возможность выхода из конфликта». «Сейчас я не хочу говорить об их (поправок) сути, боюсь ошибиться, так как еще не видел документа. Речь идет об очень серьезном компромиссе, но я боюсь сглазить», — заявил глава РАН, отправляясь в старое здание Госдумы на встречу со спикером нижней палаты парламента Сергеем Нарышкиным. Через час с небольшим Владимир Фортов радостно заявил, что «Российская академия наук с ее старой заслуженной историей не ликвидируется, управление остается то же самое». Он также заявил об исключении нормы о разделении «клуба ученых» и «исследовательских институтах», а также о том, что «руководство институтами останется за академией наук».

Вернувшись в новое здание, участники рабочей группы в таком же расширенном составе начали заседание комитета по науке и наукоемким технологиям.

В начале мероприятия глава комитета Валерий Черешнев заявил, что «в течение трех лет ничего меняться не будет».

«Структура академии наук останется неизменной. Но ближайшие три года — это переходный период. На протяжении него будет происходить слияние РАН с РАМН и с РАСХН, а также членкоры будут переведены в академики, вероятно, в результате выборов», — заявил депутат, сам являющийся академиком РАН и РАМН.

Черешнев также уточнил, что в течение трех лет все же будет создано специальное агентство, которое будет управлять имуществом академий наук, и это агентство возглавит президент РАН.

Чуть позже о новых поправках рассказал депутат от «Единой России» Николай Булаев. На вопрос корреспондента «Газеты.Ru» о том, кто будет заниматься вопросами аренды помещений в институтах, он ответил: «То самое специальное агентство. Оно же будет управлять всем имуществом, институтами». Булаев сообщил, что глав институтов по представлению академии наук будет утверждать президентский совет по науке. «Это будет сделано для того, чтобы избежать семейственности в руководстве институтов в тех случаях, когда она вредит», — уточнил депутат.

В середине дня появилась информация о том, что в пятницу на Госдуму будет оказано давление и законопроект будет принят сразу во втором и в третьем чтениях. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что этого не произойдет. На вопрос о третьем чтении Николай Булаев тяжело вздохнул и сказал: «Мы, наверное, будем не в состоянии завтра провести третье чтение…»

Заседание комитета закончилось поздно вечером, когда усталые и взмокшие от сидения в душном комитете депутаты стали расходиться по домам.

По его завершению вице-президент РАН Сергей Алдошин рассказал о варианте законопроекта, который с учетом президентских поправок поступит в пятницу на обсуждение Госдумы.

«Первое, и самое главное, то, что РАН не будет ликвидироваться, она останется в той же организационно-правовой форме, в которой есть сейчас.

То есть федеральное бюджетное учреждение науки. Не на три года, а всегда. Агентство или тот орган, который будет создан, будет заниматься только имуществом и не будет вмешиваться в науку. Институты будут переданы в этот орган, они, как и прежде, будут получать деньги, бюджетные, внебюджетные, будут закупать материалы, оборудование. То важное, о чем мы договорились, это то, что академия, как мы договорились, не будет сведена на уровень клуба, который будет заниматься дискуссиями, консультациями, непонятной экспертизой – это будет структура, которая будет разрабатывать программы фундаментальных научных исследований, в соответствии с которыми будут финансироваться институты.

Важно то, что за академией наук остается функция научных исследований, подготовка предложений для правительства о приоритетных направлениях, то есть роль Академии в управлении наукой не принижается. Исчезло много одиозных пунктов, которые вызвали яростный протест научной общественности. Сейчас осталось несогласованными несколько пунктов, но они довольно принципиальные. Первый – региональные отделения. Сейчас они являются отдельными юрлицами и бюджетополучателями. Мы настаиваем на том, чтобы региональные отделения сохранили право отдельного юрлица. Этот вопрос мы должны будем решить в третьем чтении. Эта поправка будет в пятницу внесена отдельными депутатами «с голоса». Второй вопрос – с институтом членов-корреспондентов. Мы считаем, что рано отказываться от членкоров и переходить к академикам. Они будут избираться и некоторые из них могут быть неизбранными. Отказываться от этого звания нет смысла, и пока мы решили оставить этот вопрос», — рассказал академик.

Отвечая на вопрос корреспондента «Газеты.Ru», с чем, на его взгляд, связан столь резкий и внезапный поход против Академии, Алдошин заявил:
«На мой взгляд, если бы разработчики закона начали с дискуссий, они бы не выдержали, так же как они не смогли посчитать, сколько надо платить членкорам, чтобы платить им как академикам».

«Процедура выборов директоров институтов будет близка к выборам в вузах, — сказал академик. — Ученые советы, коллективы, будут предлагать 2-3 кандидатуры, а президиум РАН будет рассматривать и предлагать кандидатуры на специальную комиссию из академиков при совете президента по науке. Фактически сейчас рассматривается другой закон – не тот, который был внесен за спиной а РАН».

По словам главы комитета по науке академика Валерия Черешнева, аппарат РАН в новом варианте законопроекта изъят. На вопрос о том, не придется ли отныне директорам, чтобы купить пробирки обращаться в создаваемое агентство, депутат заявил, что закупки оборудования вряд ли усложнятся. «Первое чтение предполагало форму существования РАН, подходящую для ДоСААФ, теперь прописано надежное обеспечение, какое-то будущее, и поддержка государства. Во всем мире государства финансируют фундаментальные исследования. С другой стороны институтам разрешается участвовать в грантах, договорах. Это разрешает бюджетная форма финансирования этих бюджетных учреждений».

На вопрос «Газеты.Ru» каковы перспективы третьего чтения в пятницу, вице-спикер Госдумы от «Справедливой России» Николай Левичев ответил: «Ни в коем случае! Потому что депутаты могли что-то не предусмотреть, что-то не дотанцевать. Полтора-два месяца будет отдано на консультации с учеными, а осенью обязательно вернут на второе чтение».

Пока законопроект в официальном виде еще не подготовлен, и те поправки, о которых уже известно, вызывают много вопросов и, в частности, оставляют впечатление, что для рядового научного сотрудника принципиально ничего не изменилось, разве что реформа будет проведена не за полгода, а в течение трех лет.

«А те членкоры, которых не выберут в академики, они пойдут просить милостыню? Что будет происходить эти три года? Сделают, скажем, ликбез для академиков сельскохозяйственных наук, чтобы они в кирзовых сапогах не ходили, или что? — задается вопросами Михаил Гельфанд, замдиректора Института проблем передачи информации РАН, член общественного совета при Минобрнауки. — Есть две вещи. Первая: отсрочка в этом деле полезна, потому что ясно, что за полгода можно только создать колоссальный бардак. Второе: меня вообще не интересует, кто с кем будет сливаться. Я считаю, что это не есть тот предмет, который следует обсуждать. А вот как будет устроена система функционирования науки? Не членкоров Академии сельскохозяйственных наук, а науки как науки. Это есть предмет серьезного обсуждения. И хочется надеяться, что эти три года будут потрачены на создание разумной системы, а не на пересаживание академиков с одного стула на другой. Мне кажется, что точка приложения усилий в данном месте неадекватна.

Научное сообщество не волнует, что будет с академиками, особенно сельскохозяйственными.

Я лично выясню, в чем состоят все эти самые пресловутые поправки, и если они сводятся к тому, что академикам дадут три года на то, чтобы переселиться из одного президиума в другой, то я буду продолжать высказываться. То есть я буду продолжать высказываться в любом случае. Но если в результате этой бодяги будет предложен какой-нибудь разумный план реформы, то тогда можно будет обсуждать содержательно план реформы».

«Мне сложно оценивать с ходу, ведь нужно смотреть, как это все сформулировано в поправках, — заявил «Газете.Ru» Евгений Онищенко, научный сотрудник ФИАН, член совета Общества научных работников. — Во-первых, научному сообществу необходимо будет изучать принятый во втором чтении законопроект и вырабатывать свое отношение. Во-вторых, в любом случае — независимо от того, что там будет улучшено, не будет улучшено, будет ли мораторий в три года — необходимо сказать всем общественным организациям и подавляющему большинству ученых, что совершенно недопустима была сама организация попытки «реформирования», ликвидации, разгрома — можно употребить разные слова — с нарушением правовых норм, постановлений правительства, указов президента. Не было никаких общественных обсуждений. Все попытались протащить за неделю. Это в принципе не допускает возможности нормального обсуждения. Эта последовательность действия, она совершенно недопустима, и она убийственна для любых реформ.

Власть теряет доверие и научного сообщества, и просто граждан. Ученые люди с этим мириться не будут.

Завтра люди придут к стенам Госдумы с цветами, с траурным количеством... По результатам оценки законопроекта, принятого во втором чтении, общественные организации будут принимать решение о том, как действовать дальше, какие акции протеста проводить. Но я думаю, что определенная напряженность останется в любом случае. Возможность проведения предупредительных протестных акций тоже остается. Митингов, например, в конце июля. Завтрашняя протестная акция в любом случае будет».

Глава профсоюза РАН Виктор Калинушкин подтвердил, что акция возложения цветов к Госдуме утром в пятницу состоится, и обратил внимание на то, что не совсем понятно, как будет функционировать система научных исследований в РАН.

«А вот эти два блока вопросов — про слияние и академиков — меня вообще практически не волнуют. Меня волнует судьба институтов, судьба сотрудников. Эти два вопроса к этому имеют самое минимальное отношение, поэтому мы ждем завтрашнего дня, и мы посмотрим, какие поправки там будут внесены, — заявил Калинушкин. — Позиция профсоюза изложена в нашем заявлении к депутатам Государственной думы. В законопроект должны быть внесены серьезные поправки, качественно изменяющие ситуацию в отношении институтов сотрудников, и наша реакция будет соответствующей. Если дело ограничится рассмотрение проблемы член-корреспондентов и академиков, то реакция будет острой. Бог с ними — с член-корреспондентами и академиками. Разберутся они сами».