БДСМ с психами не водятся

Ученые выяснили, что практикующие БДСМ люди психически благополучнее остальных

Павел Котляр 01.06.2013, 12:22
iStockPhoto

Ученые из Нидерландов, решив узнать, страдают ли психическими отклонениями любители БДСМ, выяснили, что использовать плетки и наручники может быть не только опасно, но и полезно.

Несмотря на то что сексуальные причуды любителей плеток, цепей и наручников отмечены в последней редакции американского Руководства по диагностике и статистике психических расстройств как парафилия (сексуальное отклонение), приверженцы БДСМ могут в целом быть более психологически устойчивыми и здоровыми, чем те, кто придерживается традиционных форм интимных отношений.

К таким неожиданным выводам пришли ученые под руководством Андреаса Висмайджера, психолога из Университета бизнеса Найенроде (Нидерланды). Используя данные опроса, авторы решили выяснить, в какую сторону отличается психологическая устойчивость и душевное благополучие тех, кто в интимных отношениях практикует связывание, господство, подчинение и элементы мазохизма – четыре составляющие так называемой субкультуры БДСМ (Bondage, Domination, Sadism, Masochism).

В пятом, последнем издании Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders – DSM-5) практики БДСМ, хотя и признаны отклонением, не считаются расстройством до тех пор, пока не причиняют вреда самим практикующим.

Изначально Висмайджер не планировал изучать психологическое состояние приверженцев «жесткой» любви: сфера его интересов лежит в психологии человеческих секретов и держания языка за зубами. «Вообще-то сфера моих интересов — то, как люди хранят секреты. И я подумал, что приверженцы БДСМ тоже хранят свои секреты», — рассказал ученый «Газете.Ru». Случайная встреча с основателем голландского БДСМ-форума натолкнула его на новое исследование. Участникам форума БДСМ под видом простого опроса было предложено заполнить онлайн-анкету с вопросами об их личности, чувствительности к пренебрежительному отношению со стороны других, привязанности в отношениях и общем благополучии.

В исследовании, результаты которого опубликованы в журнале Journal of Sexual Medicine, приняли участие 902 адепта БДСМ и 434 опрошенных из контрольной группы. Исследователи выбрали такую тему, поскольку предыдущие работы в этой области касались исключительно негативных проявлений БДСМ – психических расстройств или пережитого сексуального насилия в прошлом (такой связи установлено не было).

Анализ полученных данных показал, что практикующие БДСМ люди выглядят более благополучными, чем представители контрольной группы.

«Среди них меньше невротиков, больше экстравертов, больше тех, кто открыт к получению нового опыта, больше честных. Наконец, субъективное благополучие любителей БДСМ оказалось выше, чем в контрольной группе. Все вместе эти выводы указывают на то, что практикующие БДСМ характеризуются более крепким психическим здоровьем и автономностью», — приходят к выводам авторы работы.

Оказалось, что 33% из опрошенных практикующих БДСМ мужчин любят подчиняться (сабмиссивы), 48% — доминировать, 18% любят меняться ролями. Среди женщин подчинение предпочитают 75% и лишь 8% предпочитают роль «госпожи».

«До этого всегда считалось, что сабмиссивы внутри БДСМ-сообщества наиболее ранимы, однако нет ни одного доказательства того, что они в чем-то уступают другим людям», — уверен Висмайджер. «Мы не получили ни одного свидетельства того, что люди, практикующие БДСМ, имеют психологический профиль с отклонениями, признаки психопатологий или расстройства личности», — говорит автор.

Конечно, считают психологи, к результатам исследования надо относиться осторожно, ведь при заполнении опросников многие стеснялись и могли пытаться выставить себя с лучшей стороны. Однако аргументом в пользу достоверности полученных результатов служит то, что изначальные цели опроса были неизвестны участникам сообщества.

Как бы то ни было, но, по словам ученых, психологам стоит пересмотреть свои взгляды на практикующих БДСМ. «Я не уверен, что термин БДСМ должен оставаться в списке DSM-5», — уверен автор работы.