Кого слушает президент

«Все кандидаты движимы переживанием за науку»

В Москве началось общее собрание РАН: о том, каков расклад сил перед выборами президента РАН, рассказывает Вячеслав Вдовин

Николай Подорванюк 28.05.2013, 14:48
Manu Perez/Flickr

В Москве началось общее собрание РАН. В среду на нем состоятся выборы нового президента академии. О раскладе сил перед выборами и вопросах, которые придется решать новому президенту, в интервью «Газете.Ru» рассказывает один из руководителей профсоюза РАН, вице-президент Всемирной федерации научных работников Вячеслав Вдовин.

— Как на ваш взгляд: за три года, что прошли с вашего интервью «Газете.Ru», изменилось ли материальное обеспечение научных работников России? Произошел ли качественный скачок в зарплатах ученых? Как были распределены квартиры для молодых ученых?
— Спасибо за напоминание! Всегда полезно оглянуться назад. И хотя время прошло, проблемы остались.

Конечно, академия пошла не по худшему сценарию, но опасения по части бюджета оправдались.

Финансирование, конечно, увеличивалось, но лишь в инфляционной компоненте в рамках общей бюджетной программы, немного увеличили и средства на коммуналку. Так что тут все практически без перемен. Пожалуй, самое приятное, что удалось добиться исполнения поручения президента страны по ставкам и жилью, для молодежи. Тысяча молодых людей появилось в РАН, и, наконец, снята острота жилищной проблемы для молодых ученых, имеющих пятилетний стаж в академии.

Теперь остро стоит проблема более молодых, пришедших в РАН менее 5 лет назад, и зрелых кадров, причем не только научных, но и вспомогательных.

— Как по вашему мнению, какие задачи стоят перед новым президентом РАН?
— Задач стоит много. Собственно, они стояли и стоят перед руководством РАН и в прежние годы, и сегодня. Смена руководства — просто хороший повод еще раз поговорить о них, причем не только внутри себя, в академии, но и с внешним миром.

Все очень надеются, что новое руководство даст свежий импульс в решение этих задач.

Ну и если взглянуть на задачи по-крупному, то они сводятся к двум направлениям. Внутреннему — РАН сама должна решить ряд своих внутренних проблем, и государство должно лишь помочь (главным образом ресурсами и политической волей), но главное на сегодня — это задачи внешние: необходим конструктивный диалог академии с властью и ее поддержка РАН в адекватных масштабах.

Необходима не декларативная, а реальная востребованность науки обществом и государством.

— Расскажите подробнее о каждом из кандидатов и его предвыборной программе. Начнем с Владимира Фортова, которого поддержал президиум. Какие вы видите достоинства и недостатки в его взглядах на будущее РАН?
— Общее собрание встанет перед непростым выбором: нужно проголосовать за лучшего из троих достойных. Все трое, несомненно, движимы в первую очередь переживанием за науку — личные амбиции у всех уже вполне весомо подкреплены.

Каждый выборщик сделает свой выбор. Детализировать программы кандидатов не стану. Они изложены, доступны и уже довольно широко прокомментированы. Программы хорошие, вопрос только в одном: насколько удастся их реализовать? Ни внешний мир в лице властных структур, ни некоторые структуры и порядки в РАН, подлежащие реформированию, не склонны изменяться быстро и легко.

Оптимальным вариантом для академии представляется при любом исходе голосования включение всех троих в руководство РАН: победителя — президентом, не выигравших (термин «проигравших» кажется тут неуместным) — вице-президентами.

Мой прогноз — победить должен Владимир Фортов. Сделать это в первом же туре, полагаю, ему не удастся. Очень уж сильны конкуренты! И это будет достойный выбор академии. Он знает устройство власти, знает и проблемы академии, он бесспорно выдающийся ученый, причем как раз в типичных для президентов академии естественных науках. Но нельзя объять необъятное, поэтому самой важной задачей для него уже на ближайшую неделю станет проблема собрать команду из людей, которые сумеют органично дополнить его по всем направлениям предстоящей работы, кому он доверяет и к кому будет прислушиваться. Причем важно, что последним качеством, то есть умением прислушиваться, он, безусловно, обладает. На основе предвыборных встреч, вопросов и предложений он совершенствует и конкретизирует свою программу.

Поэтому для академии существен не только предстоящий выбор президента, о котором говорится много, но и выборы в отделениях РАН, выборы президиума и вице-президентов, также проходящие на этой неделе.

— Что можете сказать про Александра Некипелова — фигура, которая, кажется, не очень популярна в научных кругах? Действительно ли он скорее бизнесмен, нежели ученый? В целом для РАН это неплохо, так как сейчас ее президентом должен быть эффективный менеджер, а не выдающийся ученый, но так ли сильно Некипелов переживает за отечественную науку?
— На мой лично взгляд,

программа Александра Некипелова глубже и детальнее программ конкурентов: он лучше вник в проблемы РАН.

Именно к нему все прошлые годы шли представители различных институтов решать наиболее каверзные вопросы, и именно он имел полномочия и решал многочисленные проблемы. Все же такой площадки его сегодняшние конкуренты не имели. В дополнение к этому объективному факту есть и определенный субъективный, сформированный уже из более чем десятилетнего общения с Некипеловым. Он ни разу не подвел, ни разу не дал невыполнимых или невыполненных обещаний, поэтому у меня к нему остался лишь один вопрос. А именно: имеет ли он достаточный ресурс во властных структурах, причем ресурс, реально понимающий масштаб его предложений?

По обсуждению в кулуарах и пока еще не запрещенных курилках, Некипелов стремительно набирает сторонников и симпатизирующих, так что ваше предположение о его непопулярности не совсем оправдано. Да и тезис насчет «бизнесмена» тоже сомнителен.

И среди академиков-физиков, и академиков-химиков, поверьте, немало совершенно замечательных бизнесменов.

Существует лишь «системный» дефект Некипелова — он экономист, это и может помешать ему стать президентом РАН. Хотя я бы не стал списывать его со счетов до конца. Отмечу, что, по сути, на голосовании президиума РАН (мягком, рейтинговом, но достаточно репрезентативном) он проиграл по голосам фавориту, то есть Владимиру Фортову, лишь 20 пунктов (42% против 62% за Фортова), по голосам против он проиграл ему еще меньше — лишь 12,5 пункта (38,2% и 50,9% соответственно). При этом, имея равные показатели с Жоресом Алферовым по первому показателю, Некипелов обошел нобелевского лауреата по второму.

— С какими установками на выборы идет третий кандидат — нобелевский лауреат Жорес Алферов? В чем его интерес участия в выборах, ведь это человек, у которого все есть: институт, выдающаяся работа с Нобелевской премией, почет, слава, уважение и даже хороший пост в «Сколково».
— Говоря про Жореса Алферова, можно употреблять бесконечно превосходные степени, и возраст никоим образом не влияет на его нынешнюю активность, остроту и точность суждений.

Конечно,

он самый яркий трибун из всей тройки претендентов, нельзя не согласиться с соображением, что при его президентстве академию точно не закроют.

Мало этого или достаточно для избрания? Каждый голосующий решит для себя сам. На мой взгляд, он прекрасно ответил на многие каверзные вопросы в Доме ученых на встрече с претендентами 13 мая. Что же изменилось за 10 лет, прошедших с тех пор, как он сделал свой выбор и не пошел конкурировать с Юрием Осиповым? Мотив Алферова — ситуация с академией зашла сегодня столь в тяжелое состояние, что надо бросить все и спасать ее, — вполне убедителен. Жаль, что при этом он попытался дезавуировать свой отказ десятилетней давности. Многие его помнят и сожалели об отказе тогда еще неединственного живущего в России нобелевского лауреата от претензии на пост президента РАН.

— Какое у вас мнение о деятельности Минобрнауки под началом Дмитрия Ливанова? Есть ли противостояние между Минобрнауки и РАН?
— Тема деятельности Минобрнауки — отдельная тема, возможно, в контексте основной доминанты — интервью о выборах в РАН,

стоит лишь отметить острейшую необходимость для нового президента налаживать конструктивное взаимодействие с руководством профильного министерства.

Причем если противоположная сторона не пойдет навстречу, то пойти на публичный конфликт с жестким заявлением — вплоть до «партбилета на стол» — в адрес руководства страны.

— Как сейчас функционирует профсоюз РАН? Проводит ли он акции протеста или это осталось в прошлом?
— Тут много нового и интересного. Профсоюз работает и по-прежнему митингует, если требуется. Но опять же по доминанте выборы — профсоюз внимательно прислушивается к кандидатам, задает вопросы (в том числе и каверзные), а также доводит ответы до коллективов. Разумеется, в профсоюзе, равно как и в коллективах, есть полный спектр мнений о наиболее подходящем претенденте. Поэтому руководство профсоюза не занималось формированием коллективной точки зрения по этой проблеме. Высказанное выше мнение — мое персональное, ну а выбор за каждым из голосующих выборщиков.

— Расскажите про Всемирную федерацию научных работников, вице-президентом которой вы являетесь.
— Разговор о федерации должен быть отдельной темой. Хотя, поверьте, и

там с большим интересом следят за выборами в РАН, регулярно задают мне вопросы, как обстоят дела и каковы перспективы. Интерес нешуточный. Россия пригласила очередную генеральную ассамблею Всемирной федерации научных работников, и она пройдет в сентябре у нас при помощи и участии руководства РАН.

И у меня нет сомнения, что любой из тройки претендентов, так же как делает и ныне действующий президент Юрий Осипов, с энтузиазмом поддержит это мероприятие. У всех в программе расширение международных связей РАН и повышение ее международного авторитета.