Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Виттгенштейн и Перельман ставят ВАК под сомнение

О том, защитил бы Виттгенштейн свою диссертацию в ВАК, рассуждает директор Института развития образовательной политики МГУ Олег Губин

Олег Губин 23.05.2013, 21:25
Людвиг Витттгенштейн wikipedia.org
Людвиг Витттгенштейн

О ВАК, «липовых диссертациях» и реформе порядка защиты диссертаций в своей лекции на «Газете.Ru» рассказывает директор Института развития образовательной политики МГУ к.ф.н. Олег Губин.

Кембридж, 18 июля 1929 года. Два философских гения двадцатого века Бертран Расселл и Джон Мур, которых Кембриджский университет определил экзаменаторами, приходят к выводу, что «Логико-философский трактат» достоин присвоения его автору учёной степени Ph.D. Имя автора к тому времени уже известно научному миру — это Людвиг Виттгенштейн. Как проходила защита, приходиться только гадать, в силу приватности. Известно только заключение Мура о «Логико-философском трактате»: «Я лично считаю, что это работа гения; и даже если я ошибаюсь и это не так, то она превосходит требования, предъявляемые к Ph.D.». На основании заключения Мура и Рассела Виттгенштейн получает учёную степень Кембриджа.

Защита Виттгенштейна, по формальным кембриджским стандартам, нонсенс.

Базовое образование — инженерное. Очно-резидентурное обучение по специальности диссертации, обязательное для соискателя Ph.D, натянутое — всего два года, да и то без получения диплома. Стандартной диссертации — с её обзором литературы, гипотезой, доказательствами — не было. Вместо неё Виттгенштейн представил работу объёмом в 75 страниц, наполненных рассуждениями в стиле афоризмов Лихтенберга. А число публикаций выглядит просто смеховорно — всего две, включая сам трактат. И наконец: а была ли защита в кембриджской традиции? Не исключено, что Рассел и Мур просто встретились с Виттгенштейном за чашкой чая, поговорили — и Мур написал своё знаменитое заключение. Тем не менее в Кембридже никто не стал копаться — все согласились с мнением двух гениев. Копание началось в наше время. Появились суждения, что «Логико-философский трактат» не удовлетворяет как формальным, так и содержательным требованиям кембриджского Ph.D. Показательна в этом смысле статья Голдстейна «Экзамен Виттгенштейна на степень Ph.D.», в которой предпринята выдуманная, но небезосновательная попытка умозрительно представить экзаменовку Виттгенштейна Расселлом и Муром, которая завершается вымышленным отрицательным заключением Мура.

Утвердил бы ВАК заключение Мура и Рассела?

Ответ на этот вопрос неоднозначен. С одной стороны (и это может показаться подозрительным — особенно тем, кто привык уповать на западные стандарты), «Логико-философский трактат», с его лишь семьюдесятью пятью страницами текста и афоризмичными рассуждениями, вполне соответствует требованиям ВАК, предъявляемым даже не к кандидатской, а к докторской диссертации. Причина соответствия в открытости, демократичности, и гибкости ваковских требований: хочешь — пиши диссертацию, хочешь — защищайся по совокупности публикаций, а хочешь — выставляй на защиту монографию, изобретение. Далее, в ваковских требованиях делается упор не на формальную структуру представленной к защите работы и количество предзащитных публикаций, а на главное — её фундаментальность, новизну, оригинальность, гибкость формы и жанра, решение научной проблемы, открытие нового направления.

А Трактат Виттгенштейна всем вышеперечисленным ваковским требованиям удовлетворяет.

Из этого следует, что не так уж плохо иметь ВАК с такими гибкими требованиями. А если что-то и брать с Запада, то делать это путём конвергентного нивелирования, осторожно добавляя недостающие, но совместимые элементы.

Проблемы, скорее всего, возникли бы (как у Рассела, так и у Мура, не говоря уж о Виттгенштейне) с заполнением недавно опубликованной ВАК анкеты «Заключение диссертационного совета». На первый взгляд, всё в ней логично, включая разделы соискателем «разработаны», «доказаны», «введены», «раскрыты», «проведена модернизация» и т. п. Однако, когда завершаешь чтение анкеты, невольно ощущаешь дух замшелого бюрократизма и иррационального формализма как худших советских времён, так и некоторых формальных кембриджских требований к диссертациям Ph.D. ВАК полезно обратить внимание, что в ведущих американских университетах подобных анкет нет. Там полагаются, подчеркну особо, на мнение членов диссертационного комитета, следуя принципу — минимум формализма, максимум экспертизы. Если ВАК с новоиспечённой диссертационной анкетой стремится быть впереди планеты всей, то почему бы председателю ВАК, министру образования и науки и его заместителям по науке и по образованию не заполнить эту анкету самим по своим диссертациям и выставить её в качестве образца-примера на сайте ВАК и Минобрнауки?

Потребовал бы ВАК семь публикаций от Виттгенштейна?

В российском академическом сообществе ходит мнение, что для защиты докторской требуется семь, а то и все 13, и даже 15 ваковских публикаций. У Виттгенштейна их было две, включая сам трактат. В письме ВАК от 15 января 2008 года читаем: «Президиум ВАК Минобрнауки рекомендует, что до защиты докторской диссертации основные результаты исследования должны быть опубликованы в не менее чем семи работах, изданных в журналах, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных изданий и журналов, рекомендованных ВАК Минобрнауки России». Ключевое слово здесь даже «не семь публикаций», а «рекомендует». И ещё «основные результаты должны быть опубликованы». Итак, ВАК словом «рекомендует» достаточно гибко подходит к количеству преддиссертационных публикаций. И это логично! Ведь может же быть выдающееся изобретение или яркая монография, и даже статья, решающая сложную задачу. Примером последней может служить решение Григорием Перельманом первоначальной гипотезы Пуанкаре. Строго говоря, Перельман даже не публиковал свое решение в ваковском журнале. Но кто сомневается в математическом мире, что он достоин звания доктора наук? Трактат Виттгенштейна также попадает под категорию выдающейся монографии.

В советско-российской науке бывало, что защита кандидатской перерастала в защиту докторской диссертации в силу решения научной задачи чрезвычайной важности.

В этих случаях никто — ни диссертационный совет, ни ВАК — не обращали внимания на число статей.

Репутация научного руководителя, экзаменаторов и лейбла Кембриджа

Невозможно проверить все диссертации. Но возможно пойти от противного и определить, какие диссертации не проверять вообще, а доверить решение в последней инстанции диссертационным советам. Идя от противного, прежде всего следует обратить внимание, особенно при защите докторских диссертаций, на научного руководителя диссертации, его репутацию, индекс Хирша, цитируемость в Web of Science и Scopus. Можно также посмотреть на предыдущие защиты учеников руководителя диссертации, а также на оппонентов и экзаменаторов, лейбл ведущей организации, предоставляющей отзыв. В научных кругах Кембриджа и за его пределами авторитет Рассела и Мура был безупречен, как, собственно, и авторитет Кембриджа. В российской науке есть немало учёных, репутация которых, как и репутация Рассела и Мура, не подлежит сомнению. Как правило, они работают в МГУ, СПбГУ, Новосибирском университете, МИФИ, Физтехе, МГТУ им. Баумана и РАН. Взять, к примеру, МГУ. Очевидно, что диссертации, защищенные в диссертационных советах, руководимых учёными калибра Антипова, Белецкой, Донцовой, Карпова, Миронова, Пущаровского, Скулачёва, Хохлова, должны автоматически вести к присвоению учёной степени. Ведь лучше их нет экспертов в России!

При этом ВАК может сохранить за собой право периодической проверки, скажем, одной из десяти таких диссертаций.

Более того, в рамках вариативно-дифференцированного подхода, пришло время — как это предлагает ректор МГУ академик В. А. Садовничий — добавлять к званию кандидата и доктора наук имя университета или института, где была защищена диссертация. А вот последнее предложение нового руководителя ВАК о замене учёной степени кандидата наук на доктора дисциплины малопродуктивно, выглядит подделкой под американскую Ph.D. и неудачно нивелирует значение российской учёной степени доктора наук.

Административно-чиновничьи и суперскоростные диссертации

В особую группу следует выделить диссертантов, (а) специальность диссертации которых расходится с базовым образованием и (б) которые резидентно не преподают и не ведут научно-исследовательскую работу, а (в) занимают государственную или административно-чиновничью должность или (г) активно занимались бизнесом в момент защиты диссертации. Когда я писал эту статью, то обратил внимание на назначение в один из высших органов власти страны. Имя и фамилия были знакомыми. Вышел на губернаторский сайт назначенца и обнаружил примерно следующее: «Иванов Иван Иванович в энном году закончил энный сельскохозяйственный институт по специальности «инженер сельскохозяйственных машин». Кандидат социологических наук»... При этом никаких упоминаний об учёбе по специальности «социология». В особую группу следует также выделить суперскоростные диссертации.

Притчей во языцех стал взлет ваковского чиновника от выпускника третьестепенного вуза к кандидатской через год после его окончания, а потом к докторской диссертации через три года после кандидатской и, наконец, до член-корреспондента РАН и главы ВАКа.

Чем не российский Виттгенштейн!?. Но в это трудно верится. Очевидно, что для административно-чиновничьих диссертаций и суперскоростных диссертаций следует в первую очередь отменить трехгодичный срок давности и направить их на дополнительное рецензирование и перепроверку. Такая перепроверка — это сложная и финансово-затратная работа. Она под силу только государству и ВАКу. Принципиально важной становится проверка аутентичности стиля и манеры изложения материала в диссертации. В этой связи следует проверять совместимость стиля публикаций и диссертации со стилем изложения, написанного рукой соискателя.

Очная учеба и диплом по специальности

В американских университетах невозможно получить Ph.D. без очно-резидентурного обучения в аспирантуре. В России же наряду с очно-резидентурным есть возможность заочного обучения в аспирантуре и соискательства для защиты диссертации кандидата наук. Думается, будет правильным такое решение: соискательство без учёбы в аспирантуре отменить, а заочное обучение оставить только для тех, кто преподает и ведёт научную работу по специальности базового образования или в близко смежной с ним области. Для всех остальных, особенно тех, кто базовое образование получил по одной, а учёную степень стремится получить по другой специальности, сделать обязательным очно-резидентурное обучение как минимум в магистратуре и аспирантуре по специальности диссертации. Тот же Виттгенштейн, получив инженерное образование, два года отдал посещению семинаров и лекций по философии и логике в Кембридже. И наконец, докторская диссертация должна соответствовать либо специальности кандидатской либо, в редких случаях, принадлежать к близлежащей области науки.

Экзамены в аспирантуру

Надо ли внедрять российские аналоги американских GMAT, GRE, LSAT для поступления в аспирантуру? Виттгенштейн подобного рода экзамен не сдавал. Но тогда не было и такого огромного потока желающих заполучить учёную степень. Мир изменился. Он становится наукоемким, основанным на знаниях высшей категории сложности. Индикатором таких знаний выступают учёные степени. Один из способов сократить неоправданно большой поток желающих получить их — это ввести единый федеральный аспирантский экзамен по аналогии с вышеупомянутыми американскими тестами. Очевидно, что такой экзамен под силу провести только государству — следовательно, ВАКу. При этом следует учесть проблемы, всплывшие при внедрении ЕГЭ. Конечно, при приёме в аспирантуру помимо результатов единого федерального экзамена следует также учитывать результаты внутривузовского аспирантского экзамена и средний балл аттестата о первичном высшем образовании.

Дополнительный экзамен для гуманитариев

В американских университетах существует нечто подобное нашим кандидатским экзаменам. Для Ph.D. соискателей по обществоведческим и некоторым гуманитарным дисциплинам обязательным является экзамен по статистике высшей категории сложности. Причем все экзамены, как правило, включают в себя письменные ответы, которые идут в досье диссертанта (это к вопросу, как проверять аутентичность стиля диссертации). Отметим, что большинство американских Ph.D. диссертаций по обществоведческим специальностям написаны в рамках так называемой многомерной парадигмы, что предполагает наличие первичной базы данных и сложный статистический анализ. В России же доминирующими в области обществоведческих наук (а именно в этой области, как правило, защищаются административно-чиновничьи диссертации) являются диссертации так называемого эссеистского и теоретико-методологического типа, а также диссертации с примитивно-упрощённым статистическим анализом, если не просто обзором данных. Отметим, что без существенного увеличения числа публикаций с многомерным анализом российским журналам по экономике, политологии, социологии, государственному управлению, глобальным процессам, образованию, психологии, антропологии, организации и менеджменту и т. п. будет трудно войти в Web of Science и Scopus.

Уровень современной науки таков, что статистическая, математическая и логическая составляющие постепенно становятся неотъемлемой частью квалификации учёного и преподавателя вуза, безотносительно его специализации.

В связи с этим напрашивается необходимость квантативного кандидатского экзамена, тестирующего знания многомерного анализа и логики, для аспирантов по обществоведческим и гуманитарным специальностям.

Международный антиплагиат

Российские математики справедливо утверждают, что американцы часто их не цитируют. С другой стороны, российские обществоведы и гуманитарии, работающие или стажирующиеся в американских и европейских университетах, всё чаще приватно утверждают то же самое по отношению к российским публикациям и диссертациям по гуманитарным, социально-политическим и поведенческим дисциплинам. Что из вышеизложенного следует? Первое: плагиат выходит за рамки языка диссертации и приобретает глобальный характер, что, в свою очередь, несёт в себе международные репутационные риски. Достаточно вспомнить отставку президента Венгрии Пал Шмитта, в диссертации которого обнаружили переведённые выдержки из работ, опубликованных на французском и немецком языках. Очевидно, что российскую систему «антиплагиат» надо расширять и проверять диссертации не только на внутренний, но и на международный плагиат. Второе: ВАК в ходе рассмотрения диссертаций по социально-политическим, поведенческим и гуманитарным наукам следует дифференцировать их на диссертации, в которых присутствует первичная база данных и многомерный анализ, и диссертации теоретико-методологического жанра, в которых, вероятнее всего, и возможен плагиат, включая международный плагиат.

Индикаторы качества преддиссертационных публикаций

Появление таких оригинальных преддиссертационных публикаций, как «Логико-философский трактат», маловероятна. Но тогда (особенно при защите докторских диссертаций) следует обращать внимание не просто на ваковские журналы, а на топовые ваковские журналы по специальности, авторитетно (подчеркнём это особо) рецензируемые узко специализированные научные сборники и журналы по тематике диссертации, наличие публикаций в изданиях, индексируемых в Web of Science и Scopus. Для обществоведов и гуманитариев делом профессиональной чести должно стать вхождение их преддиссертационных публикаций в Social Science Citation Index и Arts and Humanities Citation Index.

Если у докторанта нет такого рода преддиссертационных публикаций, то следует присмотреться внимательнее к самой диссертации и направить её на экспертизу тем, у кого такие публикации есть.

Красный флажок также должен подниматься, если преддиссертационные публикации сконцентрированы в журналах, аффилированных с вузом, где соискатель работал в момент их написания. Не совсем приемлемыми являются диссертации, большая часть публикаций которых приходится на зарубежные журналы, хотя такого рода публикации, как правило, отличаются высоким качеством. Стремишься получить учёную степень в России — будь добр основное содержание диссертации отразить в публикациях на русском языке. В отдельную категорию следует также выделить и диссертации, защищённые по месту работы соискателя.

Сократить состав диссертационного совета

В американских и британских университетах нет постоянно действующих диссертационных советов российского типа. Диссертационные советы, а вернее, комитеты создаются департаментами университета под конкретную диссертацию и редко состоят из более чем пяти человек. Здесь уместно напомнить, что диссертационный комитет Виттгенштейна был сформирован специально под него и его диссертацию и состоял всего из двух человек. В американских университетах диссертанты активно участвуют в формировании диссертационного комитета, который утверждается департаментом.

Хотя и не следует слепо копировать американский опыт, полностью отбрасывать его нельзя.

Следует обратить внимание на французский опыт, в котором есть как черты американских диссертационных комитетов, так и российских диссертационных советов. Что здесь имеется в виду? ВАК следует задуматься об уменьшении численного состава диссертационного совета до 7–9 экспертов. В совете стоит иметь постоянно действующее ядро в составе 3–5 человек, которое бы дополнялось приглашёнными внешними экспертами по теме диссертации. При приглашении иностранных экспертов следует учесть практику того же Кембриджа, когда иностранец приглашается только при отсутствии эксперта внутри Великобритании. Логично вводить в диссертационный совет внешних оппонентов, включая представителя ведущей рецензирующей организации. Другими словами, в советах не должно быть статистов. Каждый совет должен быть, что называется, подогнан под диссертацию, под её ответственную квалификационную экзаменовку. Эта ответственность увеличивается при защите по месту работы диссертанта. Вряд ли следует запрещать такие защиты, а вот иметь в диссертационном совете достаточное количество внешних оппонентов и экзаменаторов, превышающее число «местных» членов совета, разумно. Следует также подумать о возможности временной замены председателя совета на «постороннего» в случае, если соискатель защищается по месту работы.

Государственный статус диссертационного совета

В России за последние двадцать лет расплодилось чрезмерно много диссертационных советов. В этом Россия стала уподобляться США, где любой мало-мальски значимый на местном уровне университет плодит магистерские и даже Ph.D. комитеты. Очевидно, что число диссертационных советов надо сократить в разы. ВАК этот процесс уже начал. Следующий шаг – повысить их статус до государственного диссертационного совета. Ключевая фигура – председатель диссертационного совета. Это должен быть учёный безупречной и международной репутации. Не исключено, что председатели диссертационных советов должны выбираться ВАК на конкурсной основе и приниматься указом председателя правительства на государственную службу, со всеми привилегиями госслужащего, включая присвоение звания действительного государственного советника Российской Федерации. Возможно, председатель совета должен отказаться от всех административных постов, оставив за собой лишь преподавание или научную деятельность.

Защита и квалификационные экзаменовки

Защита диссертации — это квалификационная экзаменовка, обозначение новаторских выводов и сравнение содержания диссертации с публикациями по её тематике не только в России, но и за рубежом. При этом защита кандидатской диссертации не должна дублировать первичную экзаменовку, которую соискатель уже проходил во время кандидатских экзаменов, а стать завершающей экзаменовкой диссертанта именно по теме диссертации. Правда в этом есть свои «но». В защите Виттгенштейна не фигурируют кандидатские экзамены ни американского, ни российского типа. В ней как бы соединено то, что мы назвали первичной и завершающей экзаменовкой. Но это не значит, что соединение лучше разъединения.

Возможно, в этом отношении защита Виттгенштейна не может быть образцом для подражания.

Правда, существует и другая точка зрения — в пользу соединения. Однако если довести до конца эту идею, то возникнут такие вопросы: к чему тогда кандидатские экзамены и не будет ли перегружена защита несомненно квалификационными вопросами, но не относящимися напрямую к диссертации?

Гласность и отмена срока давности для перепроверки диссертации

Доступность на сайте ВАКа как самой диссертации, так и реферата за три месяца до защиты — правильная идея. Высказываются также мысли об онлайн-трансляции защиты диссертаций. Однако нельзя забывать, что защита диссертации – мероприятие не для популистов; это сложный дискурс, диалог профессионалов. А вот что очевидно, так это отмена срока давности для перепроверки диссертации.

Если бы срок давности существовал в Германии, то бывшие два министра — один обороны, другой образования — скандально уличённые в плагиате, сохранили бы свои посты и нанесли ещё более серьёзный репутационный ущерб стране.

И наконец, все диссертации вместе с авторефератами, за исключением закрытых тематик, защищённые с момента независимости Российской Федерации, надо сделать доступными для общественности. Возможно, для этого придётся провести дорогостоящее сканирование большого числа диссертаций. Финансирование такого проекта под силу только государству и ВАК.

Вместо заключения

Представляется, что эти и другие нововведения, если они получат поддержку, надо сначала апробировать, скажем, в МГУ, СПбГУ и других ведущих университетах страны. Такое апробирование ознаменовало бы расширение самостоятельности и зоны ответственности ведущих университетов страны, а ВАК позволило бы сосредоточиться на проблемных советах и диссертациях.