Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Деньги на Байкал, мусор и детей

Что географы делают на гранты Русского географического общества, возглавляемого Сергеем Шойгу

Николай Подорванюк 01.12.2012, 12:23
Мусор на берегу озера Байкал baikal.babr.ru
Мусор на берегу озера Байкал

Об исследовательской, просветительской и образовательной деятельности, выполненной на гранты возглавляемого Сергеем Шойгу Русского географического общества (РГО), в интервью «Газете.Ru» рассказал первый вице-президент РГО, декан географического факультета МГУ, академик РАН Николай Касимов.

— 30 ноября и 1 декабря 2012 года в Петербурге, в штаб-квартире РГО, проходит конференция «Итоги грантовой деятельности РГО в 2010–2011 гг.». По каким принципам выделяются гранты? О каких суммах идет речь?

— Грантовые программы 2010–2011 гг. были объявлены еще в ноябре 2009 года на съезде РГО председателем попечительского совета общества Владимиром Путиным. В 2010 году выделено 50 млн рублей, выдано 15–17 грантов. В 2011 году было выдано порядка 40 грантов на научно-исследовательскую, экспедиционную, образовательную, издательскую, медийную деятельность. Итоги этих работ и будут подведены в Санкт-Петербурге. Подобные встречи с подведением итогов грантовой деятельности планируем проводить раз в два года.

— Каков размер одного гранта?

— Размер грантов колеблется от 150 тысяч рублей до 10 миллионов (на крупные экспедиции и медийные проекты). К примеру, на издательскую деятельность выделяется в среднем по 500 тысяч рублей на грант: издаем книги, атласы. Экспедиционные гранты более крупные. Например, проведены археолого-географические исследования экспедиции «Кызыл--Курагино» (2011–2012, Тува), которые связаны со строительством железной дороги по этому маршруту. В прошлом году мы впервые занялись поддержкой школьных экспедиций в рамках мер популяризации географического образования. В результате около 20 школ по всей стране получили по 150–200 тыс. рублей на организацию региональных экспедиций. Надеюсь, в следующем году нам удастся увеличить число школьных грантов в несколько раз. Среди других значимых проектов комплексная экспедиция по оценке последствий природно-техногенной катастрофы в Японии (2011 год, Фукусима). Российские ученые, отправившиеся к японским берегам на исследовательском судне, в ходе этой поездки смогли установить, что уровень радиоактивного воздействия после событий марта прошлого года не представляет угрозы для территории нашей страны. Экспедиция «Новосибирские острова» (2011–2012) была посвящена изучению ландшафтных особенностей и природоохранной специфики островов Новосибирского архипелага — одной из самых малоизученных территорий нашей страны. Сейчас материалы, полученные в ходе экспедиции, обрабатываются; надеюсь, что в следующем году эти изыскания будут продолжены. Также хочу упомянуть комплексную экспедицию «Селенга--Байкал», которая работает уже два года: команда из МГУ ведет изучение трансграничного водного воздействия на территорию нашей страны.

Селенгинский бассейн расположен как на российской, так и на монгольской территории. Нам важно знать, какие вещества поступают в воды объекта мирового природного наследия – озера Байкал — и с российской, и с монгольской стороны.

— Возникают ли у получателей грантов РГО трудности с поступлением средств, наподобие задержек по грантам президента РФ или грантам РФФИ?

— Гранты президента — это государственные средства. Гранты РГО поддерживаются попечительском советом общества. Мы выдаем гранты именно в те сроки, которые изначально предусмотрены. Если в марте-апреле проходят заседания попечительского совета с присуждением грантов их обладателям, то сразу после этого начинается заключение договоров с теми лицами и организациями, которые получили гранты.

— Можете привести примеры проектов в области экологического картографирования, которые были выполнены в рамках грантов РГО?

— Второй год мы поддерживаем создание нового «Экологического атласа России», который будет содержать несколько сотен карт, создаваемых на географическом факультете МГУ, Институте географии РАН и в ряде других организаций. В завершающей стадии находится создание «Атласа и глобуса русских географических открытий и исследований Земли, начиная со средних веков» (проект ведется силами Института географии РАН). В Научно-производственном картографическом центре Московского государственного университета геодезии и картографии опубликован новейший фундаментальный атлас «Картографическая энциклопедия России» — он уже получил широкое признание. Идут работы по созданию целого ряда региональных атласов, например Саратовской области и некоторых других. Следует отметить и интересный труд наших оренбургских коллег «Урал как мегарегион Евразии» (по итогам грантов РГО 2010–2011 гг. подготовлены «Урал – граница Европы и Азии» и «Природное наследие Урала»).

— Активно развивается работа технологической платформы «Технологии экологического развития». В ноябре вы, являясь председателем руководящего комитета технологической платформы, подписали соглашение о сотрудничестве с администрацией Томской области. Что собой представляет технологическая платформа? Каковы перспективы ее работы?

— «Технологии экологического развития» — одна из 30 технологических платформ, развиваемых сегодня в России. Инициаторами ее создания стали Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Российский государственный гидрометеорологический университет (РГГУ) и Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», координирует проект Русское географическое общество. По своей сути эта технологическая платформа является уникальным и необходимым механизмом взаимодействия частного и государственного секторов для решения различных актуальных вопросов и проблем в области окружающей среды.

Особое внимание в рамках деятельности платформы уделяется четырем группам технологий: экологически чистые технологии производства; технологии, обеспечивающие экологически безопасное обращение с отходами, включая ликвидацию накопленного ранее экологического ущерба; системы мониторинга, оценки и прогнозирования состояния окружающей среды, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и негативных последствий изменения климата; технологии, обеспечивающие рациональное природопользование, экологическую безопасность и поддержание новых экологических стандартов жизни человека.

В Евросоюзе, например, существуют 35 технологических платформ. Но среди них нет платформы, которая занималась бы именно проблемами состояния окружающей среды, так как практически все представители науки и производства в Евросоюзе в своей деятельности учитывают «зеленую» проблематику.

В то же время для России было важно сформировать самостоятельное поле деятельности, направленной на решение экологических проблем.

Основное инновационное значение платформы «Технологии экологического развития» заключается именно в регулировании и развитии взаимодействия по этим вопросам. Ведь сегодня многие проекты рождаются на стыках различных направлений деятельности и дисциплин, поэтому первостепенное значение имеет эффективное взаимодействие заинтересованных коллективов и организаций.

Стать участниками технологической платформы могут все желающие организации. Безусловно, существует определенный регламент, критерии отбора. На данный момент платформа объединяет более 200 организаций: вузы, научно-исследовательские институты, проектные, консалтинговые, инжиниринговые компании, производственные предприятия, институты развития и фонды, органы государственной власти.

Две недели назад состоялось расширенное заседание руководящего комитета технологической платформы, в котором приняли участие представители МГУ, РГГУ, Высшей школы экономики, Министерства экономического развития, Министерства образования и науки, ОАО «Газпром», ЗАО «Институт экономики высоких технологий», ОООР Союз машиностроителей России, ОАО «Алроса», ОАО «Роснефть», ОАО «Оборонсервис», ОАО «Русгидро», ФГУП «Росморпорт», ОАО «Роснано» и др.

На заседании в ноябре были обсуждены вопросы взаимодействия технологической платформы с компаниями с государственным участием при реализации ими программ инновационного развития, рассмотрены приоритетные направления стратегической программы исследований технологической платформы.

Мы придаем большое значение работе с регионами. Недавно мы подписали первое региональное соглашение о сотрудничестве с губернатором Томской области Сергеем Жвачкиным. Томск выбран как эффективно действующий инновационный центр, где сосредоточены промышленность, наука и образование. В планах подписание соглашений с другими субъектами России.

— Почти вся Европа использует раздельный сбор мусора. Платформа предполагает переход к такому в России?

— Эта передовая технология — ее важно внедрять в России. Но необходимо желание населения и содействие органов власти. В Москве проводили эксперимент по раздельному сбору мусора. Раздельный сбор мусора приводит к необходимости решения других технологических проблем, связанных с переработкой отходов. Данные вопросы — предмет деятельности соответствующих организаций, которые также являются участниками технологической платформы. Работа платформы направлена на поиск эффективных путей взаимодействия между наукой и производством, создание условий для развития и внедрения новых технологий.

— Будучи деканом одного из факультетов МГУ, в чем вы видите причину того, что Московский университет находится так низко в международных рейтингах? Как, на ваш взгляд, можно поправить ситуацию?

— Проблема рейтинга двухчастна. По многим параметрам Московский университет находится в выдающемся положении, например по числу преподавателей на одного студента. Но есть ряд показателей, по которым в силу объективных причин университет отстает от западных вузов. К ним можно отнести индекс цитирования, количество иностранных учащихся, Нобелевских лауреатов из числа выпускников. Наши журналы имеют меньшие индексы цитирования, чем западные. Сама система больше соответствует западному миру. Иностранные студенты, учась в МГУ, получают образование на русском языке, на котором говорит далеко не весь мир. Количество Нобелевских премий, которые получали СССР и Россия, также несопоставимо с тем, что получают США и страны Западной Европы.

На мой взгляд, нельзя говорить, что в России плохие университеты, исходя из их позиций в международных рейтингах.

Некорректно ранжировать вузы нашей страны по тем критериям, на основе которых эти рейтинги составляются.

Что касается индекса цитирования, безусловно, важно печататься в зарубежных журналах. Но языковой барьер остается актуальным для многих российских ученых и исследователей. Мы, к примеру, в поисках решения данной проблемы приступили к изданию нового международного журнала Geography, Environment, Sustainability — «География, окружающая среда, устойчивое развитие», — который выходит четыре раза в год и содержит оригинальные статьи на английском и французском языках. Журнал издается географическим факультетом МГУ и Институтом географии РАН при поддержке РГО. Аналогов нашему изданию, связывающему географию и экологию с вопросами устойчивого развития, за рубежом пока нет. Мы стараемся публиковать результаты совместных международных проектов, при формировании выпуска исходим из того, чтобы количество статей российских авторов в издании не превышало 40%. Подчеркну, что это не дайджест, а серьезный научный международный журнал; вскоре будет определен его импакт-фактор.

Дальнейшая его судьба будет зависеть от авторского коллектива: если будут публиковаться качественные статьи и на журнал будет идти все больше ссылок, то имидж его, а одновременно и имидж всей российской географии будет постоянно расти.

— Таким образом расширяется и международная деятельность РГО?

— Безусловно. В области международной деятельности явно наметился прогресс: зарубежные коллеги начинают понимать, что возможности РГО увеличились, — все чаще нам поступают различные предложения о совместных экспедициях. Конечно, в основном они связаны с русским севером: все хотят побывать на Северном полюсе, на Земле Франца-Иосифа и т. д. Американское географическое общество и National Geographic все активнее стали обращать взор в сторону РГО, выходят на контакт, участвуют в наших встречах. Кроме того, появилась возможность расширить наше присутствие на международных конгрессах, для чего также выделяются небольшие гранты, в особенности молодым российским специалистам. Например, благодаря поддержке РГО, на недавнем Международном географическом конгрессе, который состоялся в августе в Кельне, российская делегация стала второй по численности (после немецкой) – 35 человек. Несомненно, за прошедшие три года возрос интерес СМИ к вопросам географии и экологии: в отечественном эфире стало появляться все больше фильмов природного звучания, что является очень важным достижением.