«К собственному ужасу, устроил научную революцию»

На русском языке издана книга Карла Циммера «Эволюция. Триумф идеи»

Елена Наймарк 03.02.2012, 15:06
ozone.ru

О книге известного популяризатора науки Карла Циммера «Эволюция. Триумф идеи», впервые изданной на русском языке, рассказывает доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН Елена Наймарк.

В беседе с одной учительницей младших классов о недопустимости преподавания в школе различных эзотерических и маргинальных учений пришлось услышать примечательную фразу: «Это вы, ученые, все знаете, а мы простые учителя — мы в бога верим». В этой фразе сосредоточилась вся философия невежества: пусть кто-то, кому положено, напрягается и книжки читает, а остальным можно и не напрягать мозг понапрасну.

Елена Наймарк

Доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН. Автор 70 статей и монографий, научные интересы – палеонтология древнейших форм жизни и скелетных организмов, моделирование эволюции, биогеография, геохимия древнейших биосфер. В настоящее время постоянный автор сайта «Элементы» и других популярных изданий.

От столь откровенного по форме и смыслу оправдания невежества возникло чувство возмущения и растерянности: и эти люди учат моих детей! А всего-то надо было, никак не реагируя, дать «простой учительнице» книгу Карла Циммера «Эволюция. Триумф идеи».

Почитайте, дорогие наши набожные учителя, эту простую книжку — тогда и поговорим.

Книга Карла Циммера написана относительно недавно, в начале непростых для учителей биологии нулевых, на волне судебных исков против преподавания в школах теории научной эволюции, когда стала стремительно набирать поклонников теория так называемого «разумного замысла», до этого без всяких перспектив прозябавшая на задворках псевдонаучного мракобесия.

Именно тогда в СМИ, в религиозных агитках, а затем и в школьных аудиториях стала активно обсуждаться тема эволюции, а школьные преподаватели были втянуты в скандальные выяснения отношений с разгневанными родителями, вчера прочитавшими в газете, что «естественный отбор — это ерунда».

Карл Циммер

Журналист и популяризатор науки, автор нескольких книг, посвященных биологии, эволюции и паразитам, в том числе «Паразиты. Тайный мир», также переведенной на русский. Часто пишет о науке в The New York Times, а также в National Geographic, Science и Discovery, где он, кроме того, состоит редактором. Лауреат многочисленных премий, в том числе награды за научную журналистику Американской ассоциации содействия развитию науки. New York Times Book Review называет Карла Циммера одним из лучших научных журналистов.

Риторика воинствующих антидарвинистов богатой аргументацией не отличалась: «теория эволюции не более чем одна из таких же многочисленных теорий высокомудрых ученых-фантазеров, мы и сами сколько хочешь таких нафантазируем»; «эволюция — миф, так как нет никаких промежуточных звеньев между группами животных или растений», «человек – высшее существо, оно не могло возникнуть от какой-то обезьяны». И далее по нисходящей: «Дарвин – масон», «естественный отбор — фашистская идея», и пр. и пр.

Поначалу доценты с кандидатами от расцветшего повсюду креационистского бреда дежурно (а некоторые и не без снобизма) отмахивались.

Казалось, как же так, за сто с лишим лет, прошедших после первого издания «Происхождения видов», столько всего сенсационного наоткрывали, столько накопали промежуточных и главных звеньев, столько методов изобрели, наглядно демонстрирующих, как вещество превращается в существо, — и после этого объяснять заново то, что было усвоено даже неспециалистами аж в начале прошлого столетия, если не раньше? И отсылали в лучшем случае к справочнику юного натуралиста, в худшем — к психиатрам.

Доценты с кандидатами, однако, жестоко ошибались.

Именно непонимание основ эволюции, незнание фактов, дефицит простого любопытства привели к тому, что эволюционная теория была объявлена зловредным учением, попирающим достоинство «венца творения». Популяризаторы и журналисты пропустили целую эпоху исследований в эволюционной тематике. Целое поколение выросло, довольствуясь несколькими сухими уроками биологии, когда учитель заставлял зубрить таблицу геологических эпох под дежурную сурдинку о «распрямлении человека» и «коацерватные капли».

Но природа не терпит пустоты, потому вакантное место научных фактов заполнилось мешаниной из религиозных, охранительных и просто недалеких лозунгов.

Карл Циммер, не углубляясь в бессмысленную полемику с креационизмом, просто возвращает читателей к правдивым истокам одной самых стройных научных концепций — теории эволюции.

Оказывается, вовсе не бородатый старец с хрестоматийного фотопортрета, а невысокий белокурый юноша с некоторым страхом поднимался на борт парусника «Бигль», откуда вскоре, дочитав последнюю страницу геологического труда Лайеля, он будет с нетерпением высматривать на горизонте острова Зеленого Мыса, чтобы убедиться в правоте автора: вся материя Земли — результат долгой эволюции. Вот он же, пораженный красотой геологического времени, как будто застывшего в неживой материи, пишет сестре, что видел окаменевшие деревья, покрытые слоями песчаника, — и мы заодно с ним созерцаем медленные, незаметные глазу движения земной поверхности: она то опускается в море на миллионы лет, то снова поднимается над водой…

Огненная Земля, коралловые рифы, атоллы и муравьиные львы, до которых «всевышнему» нет никакого дела... Наконец, Галапагосы, где неутомимый и еще мало кому известный пассажир «Бигля» приступит к кропотливому изучению никому пока не интересных птичек — вьюрков, которым вскоре, благодаря пытливому взгляду этого молодого англичанина, будет суждено прославиться.

«Этот человек не был по природе бунтарем и по собственной воле никогда бы не стал затевать скандал. Тем не менее всего через несколько месяцев после возвращения домой он, к собственному ужасу, устроит настоящую научную революцию»,

— пишет Циммер.

Что сделал этот тихий юноша с огромным багажом перемешанных фактов, как сложилась его жизнь, что позволило ему отстоять свою теорию — Циммер прослеживает все повороты этого непростого и тоже эволюционного маршрута, где также были и свои неудачи, и свои тупики.

Поражает сочетание научного упорства, целеустремленности и высочайших человеческих достоинств Дарвина. Его друзья и единомышленники, его недруги и оппоненты, правые и неправые — все предстают героями своей эпохи, участниками великой драмы — борьбы идей.

Сухие биографические сведения наполняется воздухом, пространством, людской энергией и волей.

Циммер ни на секунду не отпускает своего читателя, чуть ли не на каждой странице очерчивая дюжину дополнительных маршрутов, каждый из которых гарантирует замечательное, на грани авантюры, интеллектуальное приключение. Неленивый и любопытный человек, какого бы возраста и образования он ни был, с удовольствием прогуляется по ним и, будь он трижды прост или трижды резонер, вряд ли захочет возвращаться на предсказуемый, как старая покосившаяся карусель, аттракцион под вывеской «разумное творение».

Карл Циммер. «Эволюция. Триумф идеи». – М.: «Альпина нон-фикшн», 2012 (при поддержке фонда «Династия»)