Кого слушает президент

«Приобретение земли с находящимися на ней крепостными»

В одном из сильнейших институтов России — ИТЭФ —- проходит реорганизация

Николай Подорванюк, Александра Борисова 13.01.2012, 10:46
ИТЭФ занимает часть бывшей усадьбы «Черёмушки-Знаменское» itep.ru
ИТЭФ занимает часть бывшей усадьбы «Черёмушки-Знаменское»

В одном из ведущих физических институтов России — Институте теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) — происходит реорганизация, в результате которой базовая ставка сотрудников оказалась равна прожиточному минимуму в Москве. О том, что происходит сейчас в институте, «Газете.Ru» рассказал завлабораторией теоретической физики ИТЭФ доктор физико-математических.наук Александр Горский.

— Вы являетесь одним из авторов открытого письма сотрудников ИТЭФ, посвященного ситуации в институте, которое было распространено в конце прошлого года. В письме говорится, что ИТЭФ «с 1 января фактически прекращает свое существование». Подтвердились ли эти опасения?

— Конечно, физически ИТЭФ существовать не перестал. Проблема в другом — в уничтожении ИТЭФ как всемирно известного и живого центра теоретической и математической физики, элитного научного образования и экспериментальной физики элементарных частиц. Эти направления вычеркнуты из программы деятельности ИТЭФ как непрофильные, хотя ими занято большинство научных сотрудников, и заменены на чисто прикладные направления — физику тяжелых ионов и ядерную медицину.

Например, мотивированное предложение теоретиков ИТЭФ и ПИЯФ (Петербургский институт ядерной физики им. Б. П. Константинова, который уже вошел в НИЦ «Курчатовский институт») о выделении теоретической и математической физики в отдельное направление деятельности руководством НИЦ было официально отклонено.

Конечно, в этих прикладных областях ИТЭФ тоже очень силен — единственный ионный ускоритель в постсоветской России запущен здесь, а количество больных, пролеченных на медицинском пучке ускорителя ИТЭФ, все еще одно из самых больших в стране. Но все это возможно только благодаря существованию в ИТЭФ чисто научного хребта, который теперь и задумано окончательно уничтожить.

— Как то, что происходит в институте, связано с преобразованием ИТЭФ из ФГУП (федеральное государственное унитарное предприятия) в ФГБУ (федеральное государственное бюджетное учреждение) и его грядущим объединением с НИЦ «Курчатовский институт?

— Причина в том, что слияние с НИЦ КИ происходит в формате «приобретение земли с находящимися на ней крепостными». Главной проблемой является то, что решения, принятые руководством, не требуют проработанного обоснования. Как мы писали в своем письме, даже в советские времена руководство прекрасно понимало, что

так нельзя руководить учеными: люди, привыкшие ходить строем, не в состоянии критически мыслить и порождать новые, неординарные научные идеи.

Сейчас не осталось и следа от этого понимания, точнее, работает новый и очень действенный принцип: если вы такие умные, то границы открыты, поезжайте. Так что дело не в том, что директор плохо объясняет про снижение зарплат — это просто иллюстрация стиля руководства «эффективных менеджеров», хорошо известная людям далеко за пределами ИТЭФ.

Согласно разосланному по подразделениям института проекту, новая базовая ставка у научных сотрудников около 6000 рублей, что приблизительно в два-три раза меньше нынешней, которая, в свою очередь, в десять раз меньше того, что могут получать на Западе или Востоке.

Сейчас Россия осталась единственной развитой страной, не интересующейся своей наукой и образованием, а Китай, Япония или Корея платят российским научным иммигрантам не сильно меньше, чем США.

Ученые мирового класса, работающие в России, делают это не за деньги, поэтому вопрос о повышении зарплат не ставится ими так остро, как следовало бы. Но уменьшение оплаты труда в разы в предельно хамской и унизительной манере выходит за все рамки. А, кроме того, есть еще и просто ученые — не столь пока известные за рубежом, но очень нужные отечественной науке, для которых базовая ставка является единственным гарантированным источником зарплаты.

Все остальные обещаемые сотрудникам выплаты носят временный характер и выделяются волей директора, уровень компетенции которого равен нулю, а его авторитет у сотрудников института еще ниже.

В этом году дирекция запретила тратить гранты, получаемые научными сотрудниками от РФФИ и Министерства науки и образования, в соответствии с планами исследований, под которые эти гранты были выделены, в том числе на зарплаты, закупку оборудования и научные командировки. В результате часть денег просто пропала, другая была использована не самым эффективным образом.

Основным аргументом при переводе ИТЭФ из государственной корпорации «Росатом» в НИЦ КИ явилось утверждение руководства «Росатома», что фундаментальная наука не является коммерческой и поэтому должна спонсироваться государством.

Однако переход в НИЦ КИ никак этому не способствует: директор ИТЭФ Ю. Ф. Козлов предлагает ученым, занятыми фундаментальными исследованиями, «предпринять усилия по заключению дополнительных договоров с коммерческими организациями». Согласно плану вхождения ИТЭФ в НИЦ КИ в 2012 году, институт оказывается практически без бюджетного финансирования на неопределенный срок.

Согласно разъяснению «по вопросам оплаты труда сотрудников, которые будут меняться в связи с преобразованием ФГУП ГНЦ РФ ИТЭФ в ФГБУ», опубликованному на сайте нашего института, новые тарифные ставки — это «калька» со спорной системы оплаты, принятой в Курчатовском институте в последние годы. В момент ее введения были многочисленные протесты, которые не возымели действия. Кроме того, что ПИЯФ в Гатчине уже вошел в НИЦ, но там прежняя академическая тарифная сетка была сохранена (базовый оклад в. н. с. — 18 000 плюс надбавки за степень), и такая система кажется сотрудникам ИТЭФ наиболее приемлемой в настоящий момент.

Но еще раз хочу подчеркнуть, что финансовые вопросы — не главное содержание нашего письма.

К сожалению, наиболее реалистичный сценарий развития событий — нам сделают уступку в финансовом вопросе, а наиболее важные вопросы существования института останутся без ответа.

— В письме говорится о полном запрете на посещение территории ИТЭФ иностранными физиками и математиками. Как давно он действует?
— В советское время ИТЭФ был режимным учреждением, что не мешало ему принимать сотни иностранных ученых. Запреты появились около десяти лет назад, когда ИТЭФом стали руководить люди, одержимые страстью к секретности: ограничения стали совершенно искусственными и ничем не мотивированными. Практически полный запрет на посещение основной территории ИТЭФ действует в течение последнего года.

Впервые за 13 лет вручения премии имени академика И. Я. Померанчука территориальное управление ФБС фактически запретило лауреату посетить церемонию вручения.

Только вмешательство в самый последний момент российских чиновников самого высокого ранга позволило замечательному швейцарскому теоретику Генриху Лейтвилеру попасть в конференц-зал ИТЭФ.

Приведенная причина запрета, как и в описанной в письме историей со Стеэнли Бродским (его не пустили на территорию ИТЭФ, чтобы прочитать лекцию, а в качестве «компенсации» предложили провести несколько часов в помещении бывшей проходной, запретив пользоваться интернетом), — «отсутствие производственной необходимости». Ситуация отдает чистым абсурдом, а для людей просто оскорбительна.

— Один из сотрудников ИТЭФ в разговоре со мной высказал мнение, что ИТЭФ давно развален изнутри, так как средняя зарплата в институте за 2010 год была выше 30 тыс. рублей в месяц, причем активно работающие ученые, доктора наук и ведущие научные сотрудники имеют зарплату в два раза ниже, а администрация и некоторые «приближенные» получают больше 150 тысяч рублей в месяц. Так ли это?

— Приведенные вами цифры, насколько мы можем судить, соответствуют действительности, и слова про административный развал имеют право на существование. ИТЭФ драматически недофинансирован уже два десятилетия. После многих лет неразберихи переход на четкие и понятные правила финансового обеспечения научной деятельности можно было бы только приветствовать, но происходящее сейчас только усугубляет финансовые проблемы института.

Ситуация отличается от того, что происходит в РАН, где в последние годы имеется определенная положительная динамика.

Но организации типа ИТЭФ держатся в значительной степени не на деньгах, а на людях. О научном развале говорить не приходится: все эти годы ИТЭФ работал, и работал на высшем уровне. Совсем недавно ИТЭФ, согласно международной экспертизе, был признан одним из всего двух (!) российских институтов, выполняющих исследования на уровне выше среднемирового. Секрет в том, что в ИТЭФ с момента его создания очень развита неформальная научная среда, институт является центром притяжения научной молодежи из многих других мест, имеет большую образовательную программу. Именно исторически сложившаяся большая свобода научного творчества, контактов между разными яркими людьми, разными научными направлениями, между людьми разных возрастов, разных педагогических и научных взглядов сделала ИТЭФ тем, чем он был и остается, несмотря на свою вопиющую бедность, зачастую граничащую с нищетой. К сожалению, власти решили не закреплять подрастающих в питательной среде ИТЭФ молодых специалистов, предоставляя им — сразу или через несколько лет иностранной стажировки — реальную возможность работать в России, а уничтожить саму среду.

— Как сотрудники института намерены попытаться изменить ситуацию? Я знаю, что создан сайт в интернете. Будет ли сделано обращение в адрес президента или премьер-министра?

— Варианты коллективного обращения сотрудников института, занятых фундаментальными исследованиями, сейчас активно обсуждаются. Видимо, в какой-то форме оно будет. Сайт действительно существует, но в нынешнее время он, к сожалению, неизбежно превращается (по крайней мере частично) в поле для полемики политической, а не научно-организационной. Очень трудно довести работающих физиков до обращения к руководству страны. Однако, «эффективным менеджерам» это, похоже, удается.