Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Фундаментальный детектив

РФФИ может прекратить свое существование в нынешнем виде

Евгений Онищенко 13.05.2011, 14:50
Thinkstock/Fotobank.ru

Судьба самого авторитетного научного фонда страны — Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) — в ближайшее время может решиться самым неблагоприятным для российской науки образом. О детективной ситуации, грозящей оставить без финансирования коллективы, работающие в области астрономии и космологии, чистой математики и зоологии, геологии и физики, «Газете.Ru» рассказал научный сотрудник Физического института РАН Евгений Онищенко.

Основная часть научных результатов получается небольшими научными группами. Как показывает мировая практика, оптимальной формой финансирования исследований, проводящихся небольшими группами, являются массовые конкурсы по областям науки. Исследователи подают на конкурс свои проекты, в которых предлагают свои исследовательские программы и обосновывают их важность. Лучшие проекты отбираются для финансирования на основании оценки квалифицированными специалистами, работающими учеными, которых привлекают для проведения экспертизы специализированные организации — научные фонды.

В начале девяностых такой фонд — РФФИ — был создан и в России.

Несмотря на сравнительно небольшой объем средств, выделяемых ему, — 6% от финансирования гражданских исследований и разработок — именно РФФИ в значительной степени помог выжить российской фундаментальной науке: в самые тяжелые времена он был основным источником средств на проведение исследований научными группами.

По мнению многих ученых, несмотря даже на мизерный размер грантов, РФФИ является наиболее эффективным инструментом конкурсного финансирования и сейчас. Там работает наиболее совершенная в России система научной экспертизы, и оценка проектов идет сугубо по научным критериям, а не по непригодным для науки правилам закона о госзакупках (доминирование при оценке цены контракта, невозможность подать более одной заявки от организации, бюрократизированная и неудобная процедура подачи заявок), которые действуют в рамках федеральных целевых программ. Такое мнение подтверждается объективными наукометрическими данными. Но, прежде чем переходить к ним, рассмотрим вопрос, насколько необходима поддержка фундаментальных исследований.

Нужна ли России фундаментальная наука?

Существует точка зрения, что России следует сосредоточиться на исследованиях сугубо практической ориентации, направленных на конкретные разработки, а фундаментальная наука, видимым результатом работы которой являются публикации в научных журналах, не особо нужна. Эта точка зрения основана на недопонимании роли науки в современном мире. Польза от фундаментальной науки не сводится лишь к тому, чтобы быть начальным этапом в разработке новых технологий.

Получение новых знаний является ключевым фактором для функционирования и развития современного государства и его стратегической безопасности.

Только постоянное проведение научных исследований на высоком уровне позволяют поддерживать систему воспроизводства квалифицированных кадров во всех отраслях научно-технологической деятельности, включая ориентированные на самые передовые технологические разработки. Многие страны, не имевшие сильной фундаментальной науки, по мере развития промышленности столкнулись с необходимостью развивать её ускоренными темпами: так было в Японии, Финляндии, Южной Корее, так теперь происходит в Китае и Бразилии.

Только преподаватели, имеющие серьезный опыт исследовательской работы, способны подготовить по-настоящему квалифицированных специалистов. Высокий уровень научных исследований непосредственно влияет на качество специалистов, которые завтра будут разрабатывать ядерные реакторы и самолеты, проектировать гидроэлектростанции и мосты, создавать новые лекарства и выводить новые сорта растений.

Квалифицированные ученые, занимающиеся фундаментальной наукой, — это и экспертное сообщество, которое необходимо как для оценки перспективности конкретных проектов, так и для понимания тенденций научно-технологического развития. Государство, получающее научную информацию из вторых рук, обречено на экономическую отсталость. В науке недальновидно делать упор на непосредственную практическую пользу или выделять жесткие приоритеты: области науки, которые кажутся очень далекими от практических нужд, иногда быстро становятся критическими для самого существования страны.

Наиболее яркий пример — ядерная физика, которая в 1930-е годы критиковалась в СССР за «отрыв от практических нужд народного хозяйства», но уже в 1940-х годах обеспечила успех атомного проекта, важнейшего для страны в те годы.

Поэтому если при финансировании прикладных исследований и разработок разумно концентрировать усилия на приоритетных направлениях, фокусироваться на технологическом развитии некоторых отраслей промышленности, то в области научных исследований полная концентрация на критических и приоритетных направлениях нецелесообразна и даже опасна для крупной страны. Такая страна должна поддерживать проведение поисковых исследованиях в различных областях науки хотя бы для того, чтобы всегда иметь некоторое количество экспертов-специалистов в «неприоритетных» направлениях, научные группы, создающие задел в этих областях. Это дает возможность оперативно отслеживать смену научно-технологических приоритетов и быстро реагировать на нее, поскольку уже существует задел и страна в состоянии форсировать выпуск профильных специалистов высокой квалификации. Кроме того, сосредоточившись только на финансировании приоритетных направлений, страна лишается возможности открывать новые перспективные направления, обрекает себя на догоняющее развитие.

Россия и окружающий мир

Перейдем от общих слов к цифрам. Как можно оценить выход научной продукции? Важнейшими наукометрическими показателями являются число публикаций в научных журналах и их цитируемость. Грубо говоря, число статей является показателем валового объема получаемых исследователями научных результатов, а их цитируемость отражает значимость полученных результатов, интерес к ним со стороны научного сообщества. Для опубликованной статьи цитируемость накапливается годами, поэтому для анализа происходящего в последние годы правильнее смотреть число статей. Для анализа автор использовал наиболее авторитетную международную базу данных по научным публикациям Web of Science корпорации Thomson Reuters. Она включает информацию о публикациях более чем в 10 тысячах наиболее авторитетных научных журналах мира (в т. ч. российских) по естественным, техническим, гуманитарным и общественным наукам. С подробным анализом можно ознакомиться в специальном врезе. Из анализа следует, что без резкого увеличения финансирования, в частности, фундаментальной науки Россия обречена не только на отставание от наиболее развитых стран — она будет уступать в области науки и все большему числу развивающихся стран, и следствием этого будет окончательная потеря конкурентоспособности в научно-технологической сфере со всеми вытекающими последствиями.

РФФИ и конкурсное финансирование науки в России

Но действительно ли РФФИ является ключевой организацией в области конкурсного финансирования науки в России? РФФИ не единственная организация, финансирующая проведение исследований небольшими научными группами в России. Средства на выполнение таких работ на конкурсной основе выделяются Российской академией наук (РАН), Минобрнауки и рядом других министерств через федеральные и ведомственные целевые программы, а также иностранными организациями. Обычно финансирующая организация рекомендует указывать при публикации статьи по итогам работ, что данная работа выполнена при ее поддержке. Опираясь на подобные ссылки, можно попытаться установить, сколь важна деятельность той или иной финансирующей организации для науки. С этим анализом можно ознакомиться в специальном врезе. Анализ говорит о том, что РФФИ является наиболее результативной и эффективной из всех государственных российских организаций, ведущих конкурсное финансирование научных исследований.

Миллиарды в Курчатовском институте

В 2008 г. председателем совета РФФИ, т. е. руководителем фонда, был назначен представитель Курчатовского института Владислав Панченко, а в состав бюро совета РФФИ вошел директор Курчатовского института Михаил Ковальчук. Почему эта команда может стать могильщиками фонда в том виде, в котором мы его знаем, покажем ниже.

В силу того, сколь большую роль играет в настоящее время руководство Курчатовского института в выработке научной политике вообще и в РФФИ в частности, стоит немного сказать, сколь знатных результатов добиваются эти люди в своей вотчине. По данным Web of Science, в 2010 г. Курчатовским институтом, в котором работает около 5 тысяч сотрудников, было опубликовано 376 статей. Для сравнения: два крупнейших (и также разнопрофильных) физических института Российской академии наук — Физический институт РАН и Физико-технический институт РАН — опубликовали в 2010 г. 526 и 755 статей соответственно. Причем в каждом из этих институтов работает в три раза меньше сотрудников, а их финансирование в расчете на одного сотрудника гораздо меньше, чем в Курчатовском институте.

Безусловно, организации не идентичны по специфике, поэтому более показательным является изменение число публикаций со временем. Михаил Ковальчук стал директором Курчатовского института в 2005 г., после чего туда пошли миллиарды. В 2005 г. сотрудники института опубликовали 434 статьи, в 2000 г. — 458, а в 2010 г. — напомню, 375.

Отсутствие роста числа публикаций, более того, его снижение при резко увеличившемся финансировании — это, несомненно, впечатляющее «достижение», яркий показатель организационной дееспособности нынешнего руководства института.

Происходящее не удивляет, если смотреть на кадровую политику руководства Курчатовского института. Только один пример. «Жемчужиной» института, предметом особой гордости Михаила Ковальчука, является НБИК-центр (Курчатовский центр конвергентных нано-, био-, инфо-, когнитивных наук и технологий). В конце апреля 2011 г. его директором назначен Дмитрий Милованцев. Выпускник Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Дмитрий Милованцев не имеет ни ученой степени, ни научных публикаций, зато у него есть богатый опыт руководства работы с бюджетными средствами — до 2008 г. он был заместителем министра связи и информационных технологий. С уходом своего патрона Леонида Рейнмана ушел из министерства и Милованцев. После этого он сменил несколько мест работы, побывав в правлении ОАО «Армада» и поруководив советом директоров ООО «Группа «Ангстрем»…

Дальше идти уже некуда — разве что назначить директором НБИК-центра Анну Чапман или Ксению Собчак.

«Эффективный менеджмент» в РФФИ

Одним из первых начинаний Владислава Панченко на посту руководителя РФФИ была организация конкурса ориентированных фундаментальных исследований по актуальным междисциплинарным темам (ОФИМ) с повышенным финансированием грантов. Особенностью этого конкурса является формулировка организаторами конкурса достаточно узкой тематики, в рамках которой должны отбираться заявки. Глядя на формулировки этих тем, специалисты часто заранее могли сказать, под кого конкретно сформулирована данная тематика, т. е. кто «назначен» быть победителем.

Примечательно то, что списки победителей, насколько известно автору, до сих пор так и не опубликованы.

В этом году конкурс ОФИМ проводится вновь. Знакомясь с аннотациями некоторых тем, можно только развести руками: люди с подкупающей откровенностью пишут о том, куда собираются направить деньги. Вот тема 20 — «Фундаментальные основы конвергентных технологий». Читаем: «Российская Федерация сегодня занимает передовые позиции в этой сфере. В составе национального исследовательского центра «Курчатовский институт» создан первый в мире крупномасштабный центр конвергентных наук и технологий — Курчатовский НБИК-центр, являющийся прообразом научно-производственного предприятия будущего». Что будет с заявками по этой теме — понять несложно: всем прекрасно известно, что главным пропагандистом конвергентных наук и технологий в России является Михаил Ковальчук.

Конечно, приятный во всех отношениях конкурс ОФИМ — не единственное достижение Панченко. В актив ему следует записать и крайнюю пассивность в решении вопроса с обеспечением нормального финансирования фонда.

Бюджет РФФИ в абсолютном выражении в этом году меньше, чем в 2008 и 2009 гг., а доля РФФИ в расходах на гражданские исследования и разработки за время председательства Панченко упала с 6% до 2,6%!

Еще одним «успехом» нынешнего руководства РФФИ является отсутствие прогресса в вопросе с урегулированием некоторых правовых аспектов работы РФФИ — эта история тянется аж с 2007 г.

День Ч — 17 мая

До сих пор все можно было списать на бездарность нынешнего руководства РФФИ, но совсем недавно история приобрела иной, практически детективный оборот.

Несколько дней назад стало известно, что в обстановке секретности подготовлен проект нового устава РФФИ, который планируется рассмотреть 17 мая на внеочередном заседании совета РФФИ.

Принятие этого проекта, который получил распространение в интернете, может привести к уничтожению фонда в том виде, в котором он создавался. С поддержки фундаментальных научных исследований вообще фонд предлагается переориентировать исключительно на поддержку исследований по приоритетным направлениям развития науки и технологий, а также «критических технологий стратегической модернизации экономики», будто для этого недостаточно ряда ФЦП с общим финансированием несколько десятков миллиардов рублей в год! Иногда изменение законов влечет за собой необходимость изменения устава РФФИ, но финансирования по только приоритетным направлениям никакой закон не требует.

Выше мы уже говорили, почему важно конкурсное финансирование не только приоритетов, но и свободного поиска, обусловленного только высоким уровнем научной работы, но нынешнему руководству фонда такие резоны, видать, недоступны. Если новый устав РФФИ будет принят, это почти наверняка будет означать конец поддержки научных групп, работающих по многим направлениям науки — в области астрономии и космологии, чистой математики и зоологии, геологии и физики. Возможно, нынешние руководители РФФИ считают, что российская наука понесла недостаточные потери за последние десятилетия и можно много еще чего «слить», прекратив финансирование.

Среди других планируемых изменений — снятие ограничений на число сроков занятия руководящих должностей и возможность финансировать наряду с фундаментальными научными «и иные проекты».

Непрозрачность операции по изменению устава наводит на мысль, что происходящее может иметь определенную логику.

В этом году средний размер гранта РФФИ — 370 тысяч рублей в год, что гораздо меньше размера не только выпиливаемых под конкретные коллективы многомиллионных лотов, но и контрактов «для простых людей» в ФЦП «Кадры», и даже президентских грантов для молодых кандидатов наук (600 тысяч в год).

В таких условиях руководство фонда вполне могло счесть, что исследователи не слишком остро будут реагировать на происходящее со столь скудным источником финансирования — есть много более серьезных. Известно, что Михаил Ковальчук с пренебрежением относится к «размазыванию средств» через массовые гранты. А после изменения устава вполне реально сломать существующую систему экспертизы и под соусом перестройки на поддержку приоритетных направлений и критических технологий резко увеличить финансирование проектов (приоритеты же!) и направить денежные потоки в нужное русло. В этот момент очень удобным будет вспомнить про выступления научной общественности в защиту РФФИ и увеличить его финансирование. В этом случае фонд превратится в еще одну структуру по распределению серьезных средств среди «правильных» людей, и после этого в России не останется организаций, на разумных принципах финансирующих науку на конкурсной основе вне зависимости от ведомственной принадлежности.

Что делать?

Для того чтобы фонд смог нормально работать, необходимы следующие шаги:
— устранение команды Панченко и Ковальчука от руководства фондом;
— увеличение доли РФФИ в финансировании гражданских исследований и разработок хотя бы до 6% уже в ближайшие годы (необходимо вкладывать деньги в наиболее эффективные механизмы!);
— повышение прозрачности работы фонда для предотвращения возможных злоупотреблений.

Последнее подразумевает, в частности, публикацию на сайте фонда не только списка победивших проектов и их руководителей, но и информации об объемах их финансирования, а также кратких отчетов со списком публикаций за каждый год выполнения проекта. Нужно, пусть и не в единый момент, проведя сначала эксперименты на примере отдельных экспертных советов, переходить к практике знакомства заявителей с анонимными отзывами экспертов.

В принципе, нет ничего плохого и в том, чтобы часть средств фонда тратить на поддержку исследований действительно высшего мирового уровня и с этой целью выдавать гранты с повышенным объемом финансирования. По всем ли областям или по какой-то тематике (главное, чтобы она не была сформулирована слишком узко — под конкретных исполнителей). Но только организованы такие конкурсы должны быть не по принципу раздачи в своей песочнице, а с настоящей международной экспертизой (мировой уровень — так мировой уровень), максимальной прозрачностью и персональной ответственностью организаторов тематических программ за уровень поддержанных проектов и полученных в их рамках результатов.

Если к осени не будет обнадеживающих известий о значительном увеличении бюджета фонда и попытки переформатировать РФФИ не прекратятся, то у тех представителей научной общественности, которые хотят заниматься наукой именно в России, останется только один путь действий — массовые акции протеста.