Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Независимо от радиации жизнь очень рискованное дело»

Радиация — это не более чем еще один фактор риска в ряду других факторов

Сергей Сережников 27.04.2011, 16:43
ИТАР-ТАСС

За прошедшие с момента Чернобыля двадцать пять лет осведомленность населения в вопросах ядерной безопасности заметно не повысилась. Между тем радиация — это не более чем еще один фактор риска в ряду других факторов, считает кандидат физико-математических наук Сергей Сережников, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Об авторе

Сергей Сережников, кандидат физико-математических наук, до 1998 года — заведующий лабораторией Института ядерных исследований (ИЯИ РАН). Участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. В настоящее время директор компании «НТФ Трисофт».

25 лет прошло после аварии на Чернобыльской АЭС. И вот новая беда — авария на японской атомной электростанции «Фукусима-1». И опять, как и 25 лет назад, волна беспокойства, страхов, истерик прокатывается по миру. Между тем один из выводов, сделанный в российском национальном докладе «20 лет Чернобыльской катастрофы», формулируется так: «Социально-психологические последствия аварии по своему охвату и общественному значению многократно превосходят ее радиологические и, возможно, экономические последствия».

Проще говоря, наибольший ущерб людям, попавшим в группу риска, нанесен их же собственными страхами и переживаниями, неадекватными той ситуации, в которую они попали.

О причинах этого в докладе тоже говорится: «Масштаб социально-психологических последствий лишь отчасти объясняется тяжестью произошедшей аварии. В значительной степени это стало реакцией общества на те необоснованные управленческие решения, которые обусловили вовлечение в послеаварийную ситуацию миллионов людей».

Я бы добавил, что в не менее значительной степени это явилось следствием крайне слабой осведомленности общества о действительных угрозах здоровью и жизни людей в складывающихся после аварии обстоятельствах. И, к сожалению, осведомленность населения в этих вопросах за прошедшие двадцать пять лет заметно не повысилась.

Мы и сейчас по-прежнему хотим получить простые ответы на вопрос: опасна авария на АЭС для нас или нет? Да или нет?!

И СМИ пестрят многочисленными заявлениями экспертов и чиновников, идущих на поводу у этого нашего желания. Одни утверждают, что абсолютно никакой опасности для нас нет, другие предсказывают атомный апокалипсис. И кому из них верить?

Я считаю, что нам самим пора хотя бы в первом приближении разобраться в этой проблеме и понять, что вопрос «опасно или не опасно» — неправильный вопрос. На него невозможно ответить корректно. На какие же вопросы нужно искать ответы в подобной ситуации? Что нужно знать, чтобы адекватно себя вести в мире, где строятся и взрываются атомные станции? В понимании этих вопросов мы с вами сегодня попробуем сделать первый шаг.

Формат газетной заметки заставляет опустить много деталей и сильно упростить обсуждаемый предмет, но надеюсь, в чем-то мы разберемся. В первую очередь познакомимся с основными закономерностями воздействия радиации на человека. Как мы уже все знаем из СМИ, степень облучения человека ионизирующим излучением (радиацией) характеризуется дозой, которая измеряется в зивертах. Важно также знать, что существует два основных механизма воздействия излучения на человека. Первый из них преобладает при больших дозах (больших, чем 0,5 Зв). Излучение в этом случае разрушает относительно большое количество клеток, повреждает ткани органов, что вскоре приводит к различным видам заболеваний и/или гибели организма. Зависимость доза-эффект здесь довольно проста: чем больше доза, тем больше вред здоровью.

Но нас этот механизм не должен сильно интересовать, поскольку обычному человеку практически невозможно попасть в ситуацию, при которой он может облучиться такими большими дозами.

Конечно, если не рассматривать случай атомной войны. Для иллюстрации этого тезиса скажу: в результате Чернобыльской аварии лишь 134 человека получили большие дозы облучения, практически все они — работники аварийных бригад.

Поскольку мы не планируем непосредственно ликвидировать аварию, нас больше интересует вопрос, как влияют на организм человека дозы поменьше. А при малых дозах (меньших, чем 0,5 Зв) преобладает другой механизм, и характерен он следующим:
— Поражение человека при малых дозах облучения носит вероятностный характер.
С ростом дозы облучения растет вероятность причинения вреда здоровью облученного человека.
Степень вреда здоровью не зависит от дозы облучения. Последствия облучения в малых дозах — онкологические заболевания и генетические повреждения, которые, как правило, возникают спустя многие годы после события облучения.

Это значит, что в результате облучения любой малой дозой человек может пострадать и даже умереть.

Но вероятность этого тем меньше, чем меньше доза.

Вероятность смерти от всех видов рака при облучении малыми дозами можно оценить, умножая дозу облучения человека в зивертах на коэффициент 0,01 1/Зв [1]. Какие характерные величины этих вероятностей? И с чем их сравнить, чтобы понять, насколько велики риски пострадать от радиации?

Как видно из этой таблицы, риск преждевременной смерти даже у критической группы населения и ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС сравним с риском погибнуть в аварии на транспорте и на порядок меньше, чем риск, которому себя подвергает курящий человек.

Таким образом, можно заключить, что радиация — это не более чем еще один фактор риска в ряду других факторов (попасть под машину, отравиться некачественными продуктами, нарваться на хулигана и т. д.)

Наша жизнь (независимо от радиации) — очень рискованное дело. Мы часто не властны над событиями, происходящими вокруг нас, и можем лишь оценивать различные риски, каждый раз решая, приемлемы они для нас или нет.

Список литературы:

1). Радиационная защита. Рекомендации МКРЗ. Публикация №26. Москва, Атомиздат, 1978;
2).Э.Дж.Холл. Радиация и жизнь. Москва, «Медицина», 1989
3). 20 лет Чернобыльской катастрофы. Итоги и проблемы преодоления ее последствий в России. 1986-2006. Российский национальный доклад. Москва, 2006
4). Радиация. Дозы, эффекты, риск. United Nations Environment Programme. Москва, «Мир», 1988

Например, решать, курить или не курить, зная при этом, что из каждой сотни курящих пять человек умирают преждевременно. Жить в большом городе и пользоваться его благами, зная, что из каждой тысячи жителей пятеро погибают в транспортных авариях. Или жить в деревне и ходить пешком, но подвергать себя риску быть загрызенным волком или медведем. Соглашаться со строительством атомной станции возле населенного пункта, в котором мы проживаем, зная при этом, что если случится авария масштаба чернобыльской, то из каждой тысячи проживающих поблизости от станции семь человек спустя какое-то время умрут от рака (какова вероятность такой аварии — отдельный вопрос).

Рассмотрение вопросов безопасности на атомных станциях в терминах «вероятность», «риск» позволит нам задавать чиновникам и экспертам правильные вопросы, не добиваясь ответа вроде: «Эта станция абсолютно безопасна во всех отношениях».

Cпросить:
— Какова вероятность аварии на этой станции?
— Какие уровни облучения населения можно ожидать в случае, если авария произойдет?

И, получив ответы на эти вопросы, самим оценить риски ущерба нашему здоровью. Если эти риски покажутся нам приемлемыми, то можно и поторговаться на предмет различных бонусов в обмен на наше согласие.

(Данный текст опубликован в «Газете.Ru» в рамках информационного партнерства с газетой «Троицкий вариант - Наука»)