«Наука людям вообще по барабану...»

Каких выдающихся российских ученых-современников называют сами научные сотрудники

Николай Подорванюк, Александра Борисова 26.03.2011, 12:53
ИТАР-ТАСС

«Снижение интереса к науке продолжается», «наука плохо вписывается в законы рынка», «таково предназначение ученых» и «сотрудники ВЦИОМ поленились на этот раз по деревням поездить», — таковы мнения специалистов в разных областях науки, к которым «Газета.Ru» обратилась с просьбой прокомментировать тот факт, что 81% россиян не смог назвать ни одного российского ученого-современника.

В связи с тем, что 81% россиян не смог назвать ни одного российского ученого-современника, «Газета.Ru» провела свой опрос среди одиннадцати исследователей, активно работающих в разных областях науки. Каждому респонденту было задано два вопроса (с подробными ответами можно ознакомиться во врезе к данному тексту):
1). По данным ВЦИОМ, по сравнению с 2007 годом значительно больше стало тех, кто вообще не может назвать фамилии российских ученых-современников (с 67% до 81%). Как вы прокомментируете этот факт?
2). Назовите пять выдающихся, по вашему мнению, российских ученых-современников.

Отвечая на второй вопрос, многие отметили, что могут назвать выдающихся ученых лишь в своей области, являясь в остальных науках такими же профанами, как и 81% участников опроса ВЦИОМ. «В областях, не имеющих отношения к области моих научных занятий, я полный профан и знаю лишь тех ученых, чьи имена на слуху, потому что они или получили премию, или от нее отказались, или сами себе ее выдали, — сказал биолог Константин Северинов. – Собственно научное значение их работ мне, как неспециалисту, оценить трудно, и не будь ненаучного пиара, я бы про них мало что знал».

Из числа названных опрошенными имен только четыре повторились более одного раза.

Таковыми ожидаемо стали Григорий Перельман и Жорес Алферов.

Еще один — это Андрей Гейм, который стал известен широкой публике осенью 2010 года, получив Нобелевскую премию вместе с Константином Новоселовым. Правда Гейм, как известно, работает за рубежом и не имеет российского гражданства, так что вопрос, можно ли считать его российским ученым, довольно спорный. Четвертым же исследователем, которого отметили собеседники «Газеты.Ru», стал автор теории инфляции Вселенной Андрей Линде. В настоящее время он живет и работает в США, его периодически называют одним из главных кандидатов среди российских ученых на получение Нобелевской премии.

По мнению академика РАН Евгения Александрова, причина таких результатов опроса ВЦИОМ заключается в том, что «общественное сознание населения России развёрнуто в меркантильную сторону, а занятия наукой неприбыльны и утратили былой престиж».

«Прискорбное снижение интереса к науке и культуре в целом продолжается», — считает Александров.

Вторит ему и физик-ядерщик из CERN Александр Никитенко: «Я думаю, причина в том, что все меньше и меньше людей так или иначе вовлечено в научную работу»

Историк Игорь Алексеев обращает внимание на то, что «научная литература выходит даже не мизерными, а микроскопическими тиражами, популяризации науки как вида человеческой деятельности нет вообще, даже из высшего образования, массовость которого возрастает, фундаментальная научная составляющая стремительно исчезает, уступая место практическому освоению западных достижений».

Политолог Николай Борисов говорит о том, что «престиж научной профессии снижается, большинство крупных ученых работает за рубежом», в России «слабая интеграция науки и образования, интерес общества к науке падает», а «сами ученые слабо популяризируют свою деятельность».

«С одной стороны, это отражение упадка интереса к науке в обществе, — считатет доцент геофака МГУ Андрей Панин. — Но немаловажная причина такого упадка — падение уровня отечественных научных исследований, почти полное отсутствие в последние годы отечественных достижений действительно мирового уровня, которые получили бы признание международного научного сообщества (за редкими исключениями, как Перельман). Об этом наглядно свидетельствуют цифры».

Медик Игорь Ефимов думает, что граждане России не могут назвать пять выдающихся русских учёных-современников потому, что их просто нет в России.

«Ни один из названных учёных в опросе ВЦИОМ не является ныне действующим специалистом, некоторые уже давно умерли», — заявил Ефимов. С этим утверждением согласен и кристаллограф Артем Оганов, который считает, что в России сейчас очень мало ученых мирового уровня: «Наиболее известны имена «организаторов науки». Имена-то известны, а открытия — нет».

Оганов называет и другие причины: «Приоритеты сейчас другие: общество знает через СМИ имена олигархов, спортсменов, писателей, актеров, но не ученых, не художников. Вероятно, потому, что на науке трудно сделать деньги. По этим же причинам в Америке тоже практически не знают современных ученых. Может быть, таково предназначение ученых и художников — быть неизвестными при жизни, но признанными после смерти? Наука плохо вписывается в законы рынка». «Без интереса и соответствующего финансирования научной деятельности со стороны государства трудно ожидать другого результата», — считает биомедик Рауль Гайнетдинов.

А вот биолог Константин Северинов не видит в результатах опроса ВЦИОМ «ничего удивительного, а тем более страшного». «Ученый — это, если все нормально, непубличная профессия, и большинство научных результатов очень специализированно, требует существенного специального образования и знаний для их оценки и поэтому не может, да и не должно быть воспринято публикой.

На мой взгляд, средний человек с улицы и не должен знать имен, так как он/она не сможет реально оценить специализированное научное исследование, каким бы красивым оно не казалось специалисту», — размышляет Северинов.

«Если речь идет о прямо сейчас активно работающих ученых, то это нехорошо, но не страшно, — считает астрофизик Сергей Попов. — Это типично в мире, поскольку поток новостной информации слишком велик. Я думаю, что и профессиональные ученые в среднем не назовут с ходу пять фамилий достойных современников вне своей области (что хорошо подтверждается ответами ученых корреспондентам «Газеты.Ru»). Гораздо хуже, что есть проблемы с крупными фигурами последних ста лет (Гинзбург, Ландау, Арнольд, Сахаров, Фридман, Колмогоров, Капица), — продолжает Попов. – Это, во-первых, свидетельство отсутствия популяризации не на уровне свежих новостей, а на уровне книг и серьезных, но обязательно интересных научно-популярных фильмов на ТВ; а во-вторых, свидетельство того, что сильные активно работающие ученые не заинтересованы в серьезной популяризации».

Но самый оригинальный взгляд на результаты опроса ВЦИОМ высказал химик Алексей Бобровский. «Я очень скептически отношусь к подобного рода статистике. Мне кажется, цифры ВЦИОМ даже завышены и опросы проводились в крупных населенных пунктах. Думаю, ситуация еще хуже: где-нибудь в глубинке наука людям вообще по барабану, они не знают, что это такое (как, впрочем, и большинство наших чиновников).

Более того, обнаруженная тенденция, по-видимому, связана как раз с тем, что сотрудники ВЦИОМ поленились на этот раз по деревням поездить.

Понятие «выдающийся» соответствует очень высокому критерию значимости в науке (уровень Нобелевской премии или около того). Я могу хоть как-то судить и оценивать лишь роль ученых в областях науки, в которых сам занят (полимеры и жидкие кристаллы). Из ученых прошлого, безусловно, это Фредерикс, Цветков, Каргин. По-моему, в настоящий момент российских ученых, которых можно было бы отнести к выдающимся, нет», — заявил химик.